Crossed Hearts

Объявление

Новости
11.05 ♥ Майские теплые новости // Немного о рекламах на нужных, на касты и о сюрпризах на будущее!

28.03 ♥ Мартовские новости // О фанбазе, топах и денежной реформе!

01.03 ♥ Свежий выпуск новостей // О новых подарках, карточках, переписи персонажей и многом другом!

27.01 ♥ Плашки в подарок // В честь нового дизайна спешим порадовать участников возможностью обновить профиль!

26.01 ♥ Новости Харта // О новом дизайне, упрощенной регистрации для всех желающих, новых внеигровых разделах для развлечения, а также о наших новых модераторах и предстоящих дополнениях!

11.01 ♥ Свежая сводка новостей // Изменения в теме разбитых сердец и топов, а так же иные правила получения коллекционных карт.

01.01 ♥ Первые новости года // Небольшой поздравительно-вступительный выпуск, полный свежей информации.

30.12 ♥ Украшаем елочку! // Игрушки ждут, когда ими нарядят нашу прекрасную ель. Не забудьте оставить свои пожелания!

25.12 ♥ Новогодний маскарад // Вечеринка новогодних костюмов объявляется открытой!

08.12 ♥ Почтовый ящик Санта Клауса // Новогодние письма принимаются. Порадуйте любимок!

01.12 ♥ Спасение Нового Года началось // Участники распределены по командам. Вперед, к победе!

01.12 ♥ Новогодняя лотерея // Раздача подарков объявляется открытой!

пост от Katastrophe Открыв глаза в иной временной петле начинаешь задумываться и смотреть со стороны за происходящим. Тяжело видеть своего двойника и понимать какие ошибки будут дальше совершенны. Но странно осознавать, что она готова дать этим ошибкам ход. После того как с радаров Знамогде пропала чуть менее древняя версия Валери, было решено продолжить приключения. Девушке удалось познакомится с Космо, собрать свой первый самодельный корабль (наверно правильнее назвать это Плот) совместно с знакомыми мастерами Знамогде, и наконец-то отчалить навстречу приключениям.

пост от Ether Он смотрел на их отражения в зеркале и не смог сдержать счастливой улыбки. Оживший мираж, пустынная сказка, что стала реальностью. Бог смерти прекрасно понимал, что одной настойчивости в достижении цели заполучить себе эту женщину было недостаточно. Если бы в душе у Нюйвы не зародились ответные чувства, если бы она не видела в нем хотя бы отголосок будущего избранника, то Анубис мог бы еще тысячу лет пытаться добиться ее, вплоть до момента, пока богиня бы просто не пожаловалась на его излишнее внимание тому же Гору.

пост от Day Алый «мазерати» летел по извилистой узкой дороге с такой скоростью, что, казалось, колеса машины едва касаются раскаленного солнцем асфальта. Ветер, беспрепятственно гуляющий по открытому салону, трепал волосы, оставляя на губах едва ощутимый привкус соли; море, хоть и невидимое отсюда, скрытое от взгляда горной грядой, было совсем неподалеку. Аполлон почти до упора вдавливал педаль газа в пол, словно задавшись целью выжать из машинного двигателя все, на что он был способен, заставляя автомобиль лететь по трассе на пределе возможного.

эпизод недели
навигация по форуму
очень ждем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossed Hearts » Основы основ » мы умрем не приходя в себя // world of watches


мы умрем не приходя в себя // world of watches

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[indent]  [indent] на огонь ночника слетится беспечная мошкара
[indent]  [indent] и останутся рожки да ножки ножи рожки
[html] <span style="display: block; text-align: center"><p> <img src="https://i.imgur.com/Lm9wfB6.jpg" width="300" height="424"> <img src="https://i.imgur.com/vy9uDdA.png" width="300" height="424"> </p></span>
<span style="display: block; text-align: center">всё уйдёт как молния в землю
<strong><span style="font-size: 14px">кончится как игра</span></strong>
<span style="font-size: 14px">///</span>
<span style="font-size: 8px">завулон х алиса;</span></span>[/html]

[nick]Zabulon[/nick][status]многие знания — многие печали[/status][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001b/04/ca/393-1627073698.png[/icon][lz]<lz1>завулон</lz1><lz2>world of watches</lz2><lz>есть слово «весело» – есть слово «надо», ночь так нежна, но есть слово «<a href="/profile.php?id=27"><b>должна</b></a>»;</lz>[/lz]

+2

2

(пост перенесен, автор)
Иногда возвращается в Москву лето - знойное, предвещающее беду, в котором происходят трагедии - маленькие пташки надвигающегося катаклизма. Они вьются у окон, а Завулон их подкармливает с руки, насвистывая свою мелодию под нос. В застраивающемся помещении под новый офис с утра еще тихо и, несмотря на всю суету мегаполиса, даже благодатно - такую Москву, сонную, а местами еще и спящую, видят лишь немногие. Агонизирующую Москву - еще меньше.
Обстоятельства для переезда, мягко говоря, неподходящие, старый друг тоже ему об этом не преминул сообщить. Завулон лишь дергает плечами. Зачем же отказывать себе в последнем желании, особенно когда хорошее настроение в последнее время не покидало его?
- Как тебе здесь? Открытые пространства - сейчас это модно, - он взмахивает рукой, точно стряхивает ее, в пустоту, разворачивается лицом к Алисе, - естественно, тут будет мой кабинет. Где-нибудь у стены поставлю камин, а то моим старым костям будет холодно по ночам. Ковры, думаешь, не надо?
Но куда важнее было намерение заложить камень для его новой инициативы. Тайный Дозор, как было решено это обозвать, точно так же нуждался в своих помещениях, как и прочие отделы Дневного Дозора; еще лучше - подальше от любопытных глаз сотрудников, которым не стоит вынимать носа дальше обыденной офисной работы, особенно если касалось это наемных рабочих из числа людей. Кто-то мог бы и оспорить разумность такой идеи, но люди оказались весьма полезны - по крайней мере, были ничуть не хуже бездельничающих оборотней на вахте. В основном они занимались теневыми предприятиями под крылом Дневного Дозора, но Завулон уже решил, что его секретаршей будет девочка из числа людей. Лучше умная, чем красивая - может, и ему повезет найти какую-нибудь Катю Пушкареву. Что-то ему подсказывало, что Алиса вряд ли оценит такое сравнение, так что он благоразумно и не озвучил его.
- А рядом со мной будет располагаться Тайный Дозор. Ты уже придумала, кого хочешь привлечь к делу?
Он бы мог представить реакцию Анны - или всех тех, кто служил на благо Дневного Дозора дольше и преданнее, но и не получал ничего столь значимого в качестве награды за выслугу прошлых лет. Их обиду Завулон бы прекрасно понял, но из блага предпочитал не заводить лишнюю суету, пока еще считал, что был в состоянии решить это своими силами. Главное, чтобы Палач был последним, кого Сумрак решит послать, чтобы исправить устоявшийся дисбаланс.
Завулон еще помнит, как... как...
- Если у тебя будут предложения, то оставь их у меня на столе в кабинете. Придумаем что-нибудь. Чуется мне, что переедем мы все равно не раньше следующего года, пока все вопросы улаживаем.

Когда он усаживает Алису в машину, то его вдруг осенило, что ему даже нравится заниматься этими вопросами. Так и выглядит старость? Интересоваться вопросами интерьера и думать, как стоит располагать диван для гостей, будет ли это по фэншую или нет - по этому вопросу, наверное, надо спросить Гесера, но он так погряз в образе советского чинуша, что не смыслит в этом теперь что-нибудь.
Но вряд ли Тайному Дозору нужны отдельные кабинеты, чтобы начать функционировать - часть плана Алиса уже начала исправно исполнять. Арина рано или поздно осознает надобность сотрудничества сама, за Ночным Дозором бегать далеко тоже не придется. Много в чем были единодушны оба Дозора, но по-настоящему взаимодействовать друг с другом придется только сейчас. Тяжкие времена. Адское лето, выворачивающее наизнанку...
Когда в салоне оказывается уже Завулон, Шагрон поворачивается сразу как по команде. Он стягивает наушники, и по его лицу моментально становится видно, что он явно не знал, с чего начать. Напряжение выдает Шагрона с головой - никогда Завулон его таким прежде не видел. Спустя секунду с водительского сидения напряженный голос докладывает то, чего никак нельзя было ожидать:
- Шеф, тут я только что услышал... нам... нам передают, что на офис Дневного Дозора прямо сейчас совершается нападение.
- Это проверенная информация? - лишний вопрос, поскольку Шагрон никогда бы не стал так шутить при всем своем чувстве юмора. Завулон рявкает, чтобы водитель не медлил, но и это было лишнее - заминка будет с лихвой компенсирована руками боевого мага, сидевшего сейчас за рулем.
Это точно был не Ночной Дозор. Это могли быть только люди - такое тоже случалось, но редко. Если разрушения минимальны, то можно почистить весь район, больших энергозатрат тут не потребуется. Но если это спланированный штурм...
Плохо. Завулон взглянул на город с его изнанки, и по приближению к офису он не заметил ничего - ни всплесков ауры любопытствующих, ни самих любопытствующих. Если бросить взгляд на Тверскую, то никаких видимых повреждений найти было невозможно. Окна на этажах нетронуты, зато в дежурке сидит напрочь перепуганный, побитый вампир. Он держится за голосу и все силится встать, но не может. Завулон успевает, прежде чем вылететь на улицу, обронить команды по мелочи, уверенный, что Шагрон все услышит и поймет.
- Присматривай за ней, - он был один из немногих, кому Завулон пусть в деталях, но рассказал, что происходит. И он знает, что делать - это при первой же возможности увезти Алису как можно дальше.
А еще лучше - к нему домой.
Вампир - кажется, Владимир, как звали предыдущего охранника, это оказывается очень удобно - отмахивается и просто показывает Завулону, куда идти. У стола дежурки царит полнейшая анархия - пятна крови точно каплями краски застывают на разорванных плакатах, на которых все равно угадывается фраза.
Мы знаем, кто вы есть.
Точно люди. Никак иначе.
Однако в лицо нападавшие оказываются бывшими сотрудниками Дозора. Едва они замечают Завулона, они кидаются к нему, и в лице у них то бешенство, с каким идут совершать самосуд. Они кричат, машут руками, плачут. Спрашивают: за что? Они в гневе, они хотят мстить. Они хотят рассказать, что видели.
И таких много. Больше, чем пришло.
- Это все ты! - ревет одна из ведьм. Ольга, кажется. Она и сейчас стоит, худая как щепка, тощая даже, и кожа облегает чуть ли не скелет. Она умерла от истощения во время того задания, что стало началом целой операции, сгубившей куда больше ведьм, чем планировалось... каково ей было смотреть, как та ворожея, которую она спасла ценой своей жизни, сейчас жалась к принтеру в первобытном испуге? Отнять жизнь легко - на эту тему одни только ведьмы придумали сотни проклятий и зелий. А вот вернуться?
Каково ей смотреть на Завулона?
Он прижимает ее прессом, едва она делает первый шаг - несильным, но достаточным, чтобы уронить на пол. Держит еще нескольких в цепкой хватке, и те немногие оставшиеся, которыми Завулон не успел заняться, замирают - как раз вовремя, чтобы их скрутили ведьмаки парализующими заклинаниями.
- Всем сохранять спокойствие.

[nick]Zabulon[/nick][status]многие знания — многие печали[/status][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001b/04/ca/393-1627073698.png[/icon][lz]<lz1>завулон</lz1><lz2>world of watches</lz2><lz>есть слово «весело» – есть слово «надо», ночь так нежна, но есть слово «<a href="/profile.php?id=27"><b>должна</b></a>»;</lz>[/lz]

+2

3

[nick]Alisa Donnikova[/nick][status]где твои крылья[/status][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001b/04/ca/397-1627073162.png[/icon][lz]<lz1>алиса донникова</lz1><lz2>world of watches</lz2><lz>а мой парень — татарин, в любви — авторитарен. у него пуля в пушке, ты <a href=https://crosshearts.rusff.me/profile.php?id=26>у него</a> на мушке;</lz>[/lz]*пост перенесен
– Как много пространства.
В голосе Алисы нет подобострастного восхищения или льстивого желания угодить, и, хотя воздух прогрет ровно настолько, чтобы было комфортно даже самым теплолюбивым людям – и это в такую-то рань, у половины города рабочий день не начинался, – она дергает плечами, как будто замерзла и стремится теперь эту изморозь стряхнуть: с кончиков волос, с ресниц и кожи, из-под ногтей убрать. Осматривается вдумчиво, замеряет шагами пустые помещения из бетона и стекла, заглядывает в несколько дверных проемов, на Завулона не оглядывается. Аура сопровождающего их прораба мягко, деликатно переливается бледно-голубым цветом. Он нервничает, интуитивно чувствует, что все решения – за Завулоном, а следит все равно за немногословной Донниковой. Как-то по-мальчишечьи скованно, украдкой, точно подглядывает в замочную скважину, и это при том, что мужику четвертый десяток идет. Алиса в благожелательной улыбке ему тоже отказывает, не в меру строгая и критичная, выдает себя только когда проходит тенью за спиной главы Дневного Дозора и шепчет Завулону просьбу на ухо, почти прижавшись грудью к спине – могло выйти даже интимно (объятия на людях всегда лишние, но улучить момент, когда прораб отвернулся, сумела):
– А можно такой кабинет, где ты не будешь меня видеть? Не прозрачную коробку.
Нельзя, само собой. Видеть будет столько, сколько пожелает. Она знает ответ, но все равно щекочет дыханием кожу, дает прочувствовать игривую тональность настроения, пока не возвращается к прежнему облику, становясь – не по годам – суровой, точно сам Завулон и вышколил.
– На первый взгляд и не скажешь, что здесь много места, если смотреть снаружи, – не в пример прошлым офисам: монументальный и безобразный комплекс Москва-Сити наоборот внушал ощущение настоящего дворца из стекла, на поверку оказавшись безыскусной имитацией с претензией на свободу, – но мне нравится. Просторно. И, кажется, тихо.
Голос прораба – как мало надо человеку для счастья, мужчина расцветает на глазах от незатейливой, непрямой даже похвалы – для Алисы сливается с белым шумом. Она не вникает в технические моменты и метраж, рассеянно кивает в ответ на вопрос про Тайный Дозор: не те обстоятельства, чтобы пускаться в долгие – а иными им не быть – обсуждения. То, что новое подразделение будет располагаться непосредственно рядом с Завулоном, конечно же, радует. О чем и сообщает в лифте, подавая Всетемнейшему солнцезащитные очки:
– Если между нами, я совсем не против, чтобы ты следил за моей работой.
Новый статус должен отдавать горечью, но почему-то пока абсолютно все перспективы Алисе Донниковой нравятся. Все приходит в нужное время, так говорят?
Раньше для них не было верного момента. А ведь… если подумать, в бытовых мелочах нет ничего плохого.
То, что Завулон берет ее с собой, с важностью хозяина показывает свои новые владения, даже не воспринимается поощрением. Такие порядки теперь заведены, Алиса для надежности читает не вероятности, а по губам.

– Может, проложим обратный маршрут через Чистые? – зверский ведь проснулся аппетит после полутора часов на стройке. Время пролетает незаметно, и это Донникова подмечает с удивлением, когда сверяется с циферблатом наручных часов.
Как раз успеют на завтрак.

– Что ска…

Голос Шагрона непривычно тихий – а это заведомо убедительнее крика.

Нападение на Дневной Дозор. Обычно, оповещая о таком, драли глотки, надсадно вопили во все горло и хрипели на последнем запале, когда воздух заканчивался. Шагрон, несмотря на третий уровень, давно и преданно служит во благо Дозора, повидал многое, но эту растерянность Алиса замечает на его лице впервые. И ее передергивает: не то от отвращения, не то от страха.
Неужели Палач? Тогда почему ошибся адресом, почему не за…

– Кто может сделать это так тихо? – Алиса роняет вопрос зло и почти стыдливо, потому что не может найти ответ сама; если раньше ей нравилось донимать Завулона уточнениями мелких деталей, которые могли казаться незначительными, то теперь чувствует только, что пытается наверстать слишком много за раз, хоть и не может остановиться, – не Сумрак же?

Потому что тогда он бы пришел за ней. Вот так просто и без обиняков. Нагнать ведьму, не самую талантливую к тому же, пусть и скрытую временно Великим Темным, не так сложно, как атаковать целое подразделение, полное оперативников, боевых магов и ведьм, оборотней и вампиров. Иные – за единичными исключениями – для Сумрака закуска на зуб, но ведь придется потратить драгоценные минуты. А время одинаково дорого, что на первом слое, что на седьмом.
Не он это. Кто-то или что-то другое.

«Не уходи один», Алиса немощно клацает челюстями вслед Завулону, который почти что выпрыгивает из машины, будто расплачивается за каждую секунду промедления.
Да не чем-то, а своей кровью расписывается в договоре, условия которого не прочел до конца.

– Завулон не хочет, чтобы ты шла за ним, – Шагрон выглядит уже куда более спокойным, и без резких движений он блокирует двери, смеряет Алису взглядом через зеркало заднего вида, – и мне даны вполне себе четкие указания. Извини, Алиса.
Раскаяния в нем нет и не было никогда, дежурное извинение не повышает градус температуры отношений, чтобы стало теплее, доверительнее. К этому Донникова привыкла: дружбу в Дозоре водить, во всяком случае, в Дневном – себя не уважать, а все же не огрызнуться на Шагрона не может:
– А ты так и будешь сидеть, да? Пока в офисе царит хаос, устроенный неизвестными?
– Уверен, что все не так плохо, – он замолкает буквально на долю секунды, наверняка погружается в Сумрак и так же быстро выныривает назад, – и шеф сейчас вернется.
– И как тебе только не противно сидеть со мной нянькой вместо того, чтобы выполнять свою непосредственную работу.
– Ослушавшись Завулона? Алиска, спятила, что ли, – Шагрон не смеется, закуривает сигарету, не открыв окно, и у Алисы от густого дыма в таком маленьком пространстве слезятся глаза, – он с меня шкуру спустит потом. А я не хочу…

«туда, где была ты»
повисает между ними признанием страхов, присущих практически каждому Иному.

– Я же все равно выйду. С твоей помощью или нет.
Уровень-то один, а опыта у Шагрона неизмеримо больше. У Донниковой разве что амулеты, потрескивающие в Сумраке от силы, которой забиты под завязку, преимуществом могут выступить.
Да и нет ничего такого, с чем справятся двое Иных третьего уровня, но не Завулон. А вот слабые места как на ладони. Для Алисы – Всетемнейший, для Шагрона пытке подобно в стороне держаться, когда прямо под носом рушится система привычного мира.

– Я не призываю тебя нарушать слово. Присмотришь. Только не здесь.

В Сумраке так тихо, как не было никогда. Даже там, на берегу Черного моря, и то шумели волны, кричали вдали опостылевшие чайки…

И лучше бы дальше царила мертвая тишина, чем слышать дикие, полные боли и страха вопли. Человеческие и нет одновременно. Алиса узнает их безошибочно: она кричала также. В Праге и месяцы, годы спустя после Инквизиции.

Так молят о покое те, кто не сумел его обрести.

– Виталька? – севшим голосом зовет она оборотня, которого узнает со спины. Бывший охранник, по возрасту в отцы годился, а все равно, когда пребывала в хорошем расположении духа, имя растягивала, как будто ровесники.
Виталий озирается через плечо потерянно, маловыразительным взглядом скользит по Алисе и дольше задерживается на Шагроне. Донникова делает осторожный, маленький шаг вперед, предупредительно спрятав руку с амулетом.

Нерастраченная энергия больно жжет кончики пальцев.

– Как ты здесь оказался? Стой! Поговори, – вторую ладонь Алиса выставляет перед собой, негласно выказывая, что не враг она, – со мной.
Она тоже возвращалась. И видела все воочию. Даже то, чему не желала быть свидетелем никогда.
– Чего ты хочешь?
Если он, конечно, один. Ответ Алисе известен, и от него погано щиплет в уголках глаз.

Поговори со мной.

Пока не началась настоящая война. Часы судного дня близки к полуночи как никогда.

+1

4

— Вы даже не понимаете, о чем говорите, — гаркнули, дëрнувшись изломом пульса на стене, живые. В отличии от мертвых, их храбрость напускная, а лёд — лишь крошево на зубах, и кровь бледнела от одного взгляда на тех, кого хоронили. Сами они жались тенями к углам, не могли никак уместить картину мира в голове, в которой перемена мест слагаемых даёт совершенно другую сумму, — реальный мир остался на слое, отражавшем седьмой как отражение на воде, а седьмой вывернул содержимое своего вспоротого желудка на первый. А на первом слое неизменно существовали только паразиты, изобилие которых не оправдывал никакой симбиоз. Выход один — истребление. Вопрос тоже только один: кого.
Ответов будет два — и что-то в этой ситуации Завулона даже восхищало. На Ольгу он посмотрел с прагматичным, лишенным сочувствия интересом — так смотрят на решение сложного уравнения; так тасуют судьбы. Величайшие открытия случались, а вовсе не были спланированы, и он бы себе польстил, включи он даже этот виток событий в часть сценария. Но ящик Пандоры открылся случайно — и хоть силы Абсолютных магов были не то, чтобы равны, как у Великих, а выходили за рамки любого исчисления, лучше сделать то, что сделала Надя, не смог бы никто. А она сделала — и наивно было бы думать, что пророки являли себя миру один за другим просто так. Нет... только перед концом света его предвестники сотрясали землю одними только обещаниями того, что их ждёт. И предчувствием великой битвы.
Запах будущей крови сводит с ума даже сильнее, чем ее вид перед глазами. Кто-то кричит, вырывается из хватки заклинания.
— Это сделали Светлые! — потому что только Светлыми движет идеализм, который страшнее любого эгоизма — потому что идеализм всегда нуждается в массовости. Впрочем, другой истины это не убавляло — Завулон всегда жертвовал своими сотрудниками столько, сколько это требовалось. В пустом, бездушном крике — ведь чтобы подняться вверх, нужно избавиться от ненужного груза — точно легион поднялся, и имя этому легиону было в том числе и Алиса.  Всегда им будет. Ее интонации звучат в голосах, которые все похожи как один, независимо от того, кто это был — возможно, потому что через них возмущался сам сумрак?
Но почему-то именно голосом Алисы в голове прозвучала мысль, что будут последствия, которые будет трудно принять даже ему, Завулону. Он почувствовал не испуг, а раздражение — голос вполне оказался реальным. Завулон холодно зыркнул на Шагрона — и разговор станет для последнего легче просто потому что внимание Завулона отвлекло то, как Виталий, нëсший всю жизнь свою скромную, но важную вахту, отозвался на знакомые  интонации в голосе Алисы. Боль заструилась в воздухе затхлой вспышкой позабытых эмоций, надрывом затянувшихся посмертных ран. Удивительно даже, как такой бледный персонаж сродни Виталию смог подняться так высоко, не растерять своих очертаний человеческих, собрать себя, даже свою форму рабочую воплотить — на редкость сентиментально.

— Я не хочу быть здесь, — сказал Виталька просто, и от этой простоты могло бы даже защемить в груди, — я хорошо спал. Жажда... наконец ушла... а теперь она...
А потом он так стремительно обратился волком, что даже Завулон этого не никак не мог ожидать. Перед тем, как Виталий, согнув лапы и оскалившись, приготовился наброситься, Завулон успел его оглушить — и только лишняя секунда в запасе помогла оформить волкодава правильно, с умеренной силой, а не  ударить так, чтобы развеять Виталия сразу в Сумрак. Интересно, что ждет тех, кто уже сумел каким-то образом преодолеть кольцо Сумрака? Моментальная смерть? Полужизнь на предпоследнем слое? Или теперь уже невозможно было никого убить, поскольку змей, пожиравший сам себя, раззадорился, и теперь его недоеденный хвост медленно задушит всю жизнь на седьмом слое?
Он дал пощечину Ольге, которая кинулась на Завулона в следующую секунду после того, как он посмел тронуть Виталия. Эта ярость читалась даже в самом этом нелепом намерении причинить хоть какой-то вред Завулону — и у нее ведь даже получилось поцарапать щеку.

Звук пощёчины втянул в себя всю тишину как губка — все ждали последствий. Расправы? Завулон смерил взглядом ведьм и ведьмаков, вампиров, спустившихся на шум, и кивнул в толпу — за спинами прятался один из заместителей Юрия. Анна не стала дожидаться даже взгляда — рванула самых сильных девочек из отдела помогать ей. Офис на время должен быть закрыт... На время. И стать крепостью.
Даже на время обострений холодной войны между Дозорами не приходилось этого делать — многое было, ко всему прочему, чистой профанацией для поддержания боевого духа. Сейчас же, имея потенциально не десятки, а сотни неуправляемых Иных, следовало хорошо подумать, как быть.
— Никого не выпускать. Осмотреть весь офис и всех... всех бывших сотрудников собрать на нижнем этаже для допроса. Ты, — Завулон, не глядя, позвал Алису, — идëм за мной.

Кабинет Завулона, как и весь офис на Тверской, не был простой комнатой. Как и весь офис, он был куда шире и имел выходов куда больше, чем входов, который был всего один. Тайных комнат ещё больше, — комнат, имеющих особую магическую защиту на разные ситуации. Каждая должна была оберегать свои секреты.
И даже Алису, которая сама в некотором роде была таким секретом. В детали были посвящены единицы, в полную картину — никто. И все же теперь правда приоткрылась — именно тогда, когда Завулон ещё не знал, что с ней делать, и, откровенно говоря, один он это и не придумает.
Нужно было связаться с Гесером, но пока были и другие важные дела. Завулон обернулся наконец, посмотрел Алисе в глаза. Что он ожидал там увидеть? Бездну ревущую, сумасшествие которой несет в себе каждый беглец? Злость за то, что он не попытался даже поговорить с ними? Так и с ней не был мил и её не пожалел в итоге.
Более того, ему было, оказывается, даже нужно, чтобы она оказалась в офисе и сама все увидела. — Ты знаешь, что происходит? Я могу только догадываться.
Завулон знает только, что это — её работа. Работа с такими, как она, которым надо выносить приговор, с которыми надо будет говорить, прежде чем занести руку. С которыми делила вид из окна своей неуютной вечности, с которыми ранами совпадала. Где-то там далеко, в конце концов, мог дрейфовать в чужом им всем мире Игорь Теплов, пытающийся избавиться от ледяного осколка в своём сердце, следующий за санями ведьмы, за которой он ушёл некогда. Неужели об этом думает только сам Завулон? О хитросплетениях судьбы и надобности приходить к ответу,
(что, впрочем, и так сделал, приставив Алису к себе даже ближе, чем было раньше).
— Сейчас нам нужно будет понять масштабы беды и... принять меры. Вряд ли все закончится только демонстрацией на Тверской. Не лучшее время, чтобы люди узнали о нас, да ещё и таким способом. Ты понимаешь, о чем я говорю, Алиса?
Солнце все пыталось подсмотреть за ними, но в комнате, где они сидели, был угасающий вечер. Мир, который им предстояло защитить, впадал в глубокую ночь — и это был тот самый момент, когда нельзя было ночь назвать своей верной союзницей.
Он вздохнул. Приобрёл задумчивый вид между вторым и третьим стуком по крохотному столу. Когда Завулон создавал Тайный дозор, то, наверное, все же преуменьшал касательно масштабов того, чем Алисе придется заниматься. Да и справится ли она с такой работой?
— Ты пыталась поговорить с ним, Алиса, — заметил Завулон, так и продолжая бить по столу мелодии - теперь это был суровый, устрашающий марш из старого фильма, — с Виталием. Что ты хотела ему сказать?
[nick]Zabulon[/nick][status]многие знания — многие печали[/status][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001b/04/ca/393-1627073698.png[/icon][lz]<lz1>завулон</lz1><lz2>world of watches</lz2><lz>есть слово «весело» – есть слово «надо», ночь так нежна, но есть слово «<a href="/profile.php?id=27"><b>должна</b></a>»;</lz>[/lz]

+1


Вы здесь » Crossed Hearts » Основы основ » мы умрем не приходя в себя // world of watches