Bless us Djel

Рейтинг: PG-13
Пейринг: Нина Зеник/Матиас Хельвар
Фандом: Гришаверс
Персонажи: Нина Зеник/Матиас Хельвар/Ярл Брум
Дополнительно: по ходу дела посмотрим
Комментировать в теме: можно
[indent] Статистика -
- размер текста в знаках: 5243
- глава: 1



https://i.pinimg.com/564x/ea/b4/db/eab4db0c71274b24f0eb06e4bccfd0f4.jpg



Пролог.
Три года назад.
Скольких усилий Нине стоило оставаться на месте. Широко раскрытыми глазами, в которых отчетливо читался испуг, она смотрела через круглое окно, похожее на иллюминатор, на Ярла Брума по ту сторону двери. Она видела, как он оглядел ее с ног до головы так, словно видел перед собой самое отвратительное существо на свете, а после потерял всякий интерес к ее персоне, позволив улыбке мелькнуть на тонких губах. Его тяжелая ладонь легла на плечо Матиаса. Ее Матиаса. Того самого, кого она согревала своей силой, чтобы не погиб в холодных водах близ чужих берегов, над кем измывалась глупыми шутками, улыбаясь каждый раз, когда он смущенно отводил взгляд или краснел, кого любила всем сердцем, хоть и думала, что подобное невозможно. Дрюскель и гриш. Охотник на ведьм и, соответственно, ведьма. Что у них может быть общего? Ничего.
Нина смотрела и на самого Матиаса, которого Ярл Брум заключил в объятия, словно родного сына, и горячая слеза покатилась по щеке. Это ведь не правда. Пусть не сон, но Матиас никогда бы так не поступил, никогда бы не предал, никогда бы не оставил. Не после того, через что они прошли. Она успела поймать его взгляд и в этот момент чуть не задохнулась. Воздух застрял где-то посередине гортани, так и не достигнув легких. Он уходил. Оставлял ее, уводимый Брумом, но на мгновение Нина успела заметить в его глазах обещание вернуться. Не сейчас, но попозже, когда уличит момент. Нина бросилась к двери с неистовой яростью заколотив по железной преграде, что отделяла ее от дорого сердцу человека.
"Не уходи! Не оставляй меня! Не оставляй, пожалуйста".
Душа кричала, билась в истерике, звала Матиаса, пока сама Нина давила в себе всхлипы, не позволяя обиде и боли от предательства взять вверх. Уверенная в том, что сможет справиться с любой напастью сама, в итоге, вошла в клетку и заперла себя изнутри.
Но как бы часто мысли ее не возвращались к Хельвару, Матиас не вернулся. Ни через час, ни на следующий день, ни через месяц. Для Ярла Брума Зеник стала любимой игрушкой. Он посещал ее чаще, чем кто-либо иной, каждый раз с упоением наблюдая по ту сторону двери, как юрда-парем облаком газа наполняет ее камеру, как Нина с жадностью вдыхает этот аромат, как зрачки ее расширяются, заполняя собой всю радужку, как из сердцебита, желающего применять свои силы лишь на благо, она превращается в беспощадного монстра, подчиненного приказам самого опасного человека во всей Фьерде. Спустя два месяца, Ярл Брум таки привел Матиаса к дверям ее камеры. Многочисленные замки заскрипели по ту сторону, а после они оба шагнули внутрь клетки, в которой содержалась гриш. Ладонь Брума крепко сжимала плечо Хельвара, а его цепкий взгляд изучал каждое изменение на лице дрюскеля.
- Смотри, мы подчинили себе ведьму. Теперь она не опаснее глупой пичуги, - ласково произнес Брум, поворачиваясь лицом к Нине, не успев увидеть, как Матиас едва заметно поджал губы. Где-то на задворках его сознания глас совести пытался достучаться до глупого сердца, что когда-то билось в унисон с сердцем Нины. Эта же совесть просила, нет, умоляла что-нибудь сделать, заставить Матиаса действовать, спасти Зеник, как она когда-то спасла его. Где был бы Хельвар, если бы не девушка напротив? На морском дне, мертвым и закоченевшим. Погибшим отнюдь не во славу Джеля.
- Смотри, - вдруг произнес Ярл Брум и мотнул головой в сторону Нины. В его руке возник острый, как бритва, нож, которым он медленно, словно наслаждаясь каждой секундой, провел по щеке Зеник. Капли крови тут же выступили из раны, плавно скатываясь по сухой коже лица, но Нина даже не дрогнула, не моргнула. А затем он вытянул руку вперед, протягивая ей нож лезвием к себе.
- А теперь отрежь себе палец.
Матиас ощутил, как сердце в груди пропустило удар.
- Коммандер, вы уверены, что стоит калечить столь ценный экземпляр? Она могла бы сослужить хорошую пользу Фьерде, - уверенно произнес он, надеясь, что Брум не услышал, как дрогнул его голос.
Нина стояла недвижимой статуей. Приняв из рук Ярла нож, она держала лезвие у самого указательного пальца правой руки, будто ожидая команды. Сердце колотилось в сумасшедшем темпе, грозясь выпрыгнуть изнутри, дыхание было тяжелым, словно легкие наполнял студень, но это ощущение безграничной силы пьянило и окрыляло одновременно. Она могла убить всех в Ледовом дворце. Могла одним изящным движением пальцев, даже не поднимая руки, остановить сердце Ярла Брума, упиваясь выражением удивления на его лице, но не делала ничего. Некогда сильный гриш стала безвольной куклой в чужих руках.
Брум на мгновение задумался, изучая лицо Матиаса, а после кивнул.
- Ты прав, Хельвар, - вновь обернувшись к Нине, Ярл высокомерно задрал подбородок. На его лице расцвела ехидная ухмылка. - Ты будешь свободна, Нина Зеник.
Эти слова хлестнули девушку по лицу вместе с его дыханием, как хлыст. Взгляд скользнул по груди напротив к чужим глазам, впиваясь в них, чтобы найти подвох. Он будет, несомненно будет.
Так и вышло...
- Ты вернешься в Равку, но лишь затем, чтобы принести мне голову короля-бастарда.
Голос мужчины вдруг стал низким и утробным. Подавшись вперед, он склонился к женском лицу так, что Нина ощущала запах его парфюма, смешанного с цветками юрды. Наверное Брум побывал в лаборатории, где производили парем.
- Убей Николая Ланцова.
[nick]Nina Zenik[/nick][status]во славу Равки![/status][icon]https://i.imgur.com/KnXZBTM.jpg[/icon][sign]///[/sign][lz]<lz1>Нина Зеник</lz1><lz2>the grishaverse</lz2><lz>Я смотрела на тебя, как на монстра и ты отвечал мне тем же. А после солнце взошло над нашим небом.</lz>[/lz]