Crossed Hearts

Объявление

Новости
11.05 ♥ Майские теплые новости // Немного о рекламах на нужных, на касты и о сюрпризах на будущее!

28.03 ♥ Мартовские новости // О фанбазе, топах и денежной реформе!

01.03 ♥ Свежий выпуск новостей // О новых подарках, карточках, переписи персонажей и многом другом!

27.01 ♥ Плашки в подарок // В честь нового дизайна спешим порадовать участников возможностью обновить профиль!

26.01 ♥ Новости Харта // О новом дизайне, упрощенной регистрации для всех желающих, новых внеигровых разделах для развлечения, а также о наших новых модераторах и предстоящих дополнениях!

11.01 ♥ Свежая сводка новостей // Изменения в теме разбитых сердец и топов, а так же иные правила получения коллекционных карт.

01.01 ♥ Первые новости года // Небольшой поздравительно-вступительный выпуск, полный свежей информации.

30.12 ♥ Украшаем елочку! // Игрушки ждут, когда ими нарядят нашу прекрасную ель. Не забудьте оставить свои пожелания!

25.12 ♥ Новогодний маскарад // Вечеринка новогодних костюмов объявляется открытой!

08.12 ♥ Почтовый ящик Санта Клауса // Новогодние письма принимаются. Порадуйте любимок!

01.12 ♥ Спасение Нового Года началось // Участники распределены по командам. Вперед, к победе!

01.12 ♥ Новогодняя лотерея // Раздача подарков объявляется открытой!

пост от Katastrophe Открыв глаза в иной временной петле начинаешь задумываться и смотреть со стороны за происходящим. Тяжело видеть своего двойника и понимать какие ошибки будут дальше совершенны. Но странно осознавать, что она готова дать этим ошибкам ход. После того как с радаров Знамогде пропала чуть менее древняя версия Валери, было решено продолжить приключения. Девушке удалось познакомится с Космо, собрать свой первый самодельный корабль (наверно правильнее назвать это Плот) совместно с знакомыми мастерами Знамогде, и наконец-то отчалить навстречу приключениям.

пост от Ether Он смотрел на их отражения в зеркале и не смог сдержать счастливой улыбки. Оживший мираж, пустынная сказка, что стала реальностью. Бог смерти прекрасно понимал, что одной настойчивости в достижении цели заполучить себе эту женщину было недостаточно. Если бы в душе у Нюйвы не зародились ответные чувства, если бы она не видела в нем хотя бы отголосок будущего избранника, то Анубис мог бы еще тысячу лет пытаться добиться ее, вплоть до момента, пока богиня бы просто не пожаловалась на его излишнее внимание тому же Гору.

пост от Day Алый «мазерати» летел по извилистой узкой дороге с такой скоростью, что, казалось, колеса машины едва касаются раскаленного солнцем асфальта. Ветер, беспрепятственно гуляющий по открытому салону, трепал волосы, оставляя на губах едва ощутимый привкус соли; море, хоть и невидимое отсюда, скрытое от взгляда горной грядой, было совсем неподалеку. Аполлон почти до упора вдавливал педаль газа в пол, словно задавшись целью выжать из машинного двигателя все, на что он был способен, заставляя автомобиль лететь по трассе на пределе возможного.

эпизод недели
навигация по форуму
очень ждем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossed Hearts » Основы основ » First Blood // Overwatch


First Blood // Overwatch

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://imgur.com/WAmBiUz.png

First Blood
Van Helsing & Dracula
was nicht lieben kann, muss hassen.
wind dieses funkeln deiner augen
wird die seele aus mir saugen.

[nick]Gabriel Reyes[/nick][status]count dracula[/status][icon]https://imgur.com/E4kMuJn.jpg[/icon][sign]  [/sign][lz]<lz1>Габриэль Рейес</lz1><lz2>Overwatch Halloween Terror</lz2><lz>Я привык быть господином и хочу им остаться навсегда или же, по крайней мере, устроиться так, чтобы <a href="/profile.php?id=78">никто</a> не мог стать господином надо мною.</lz>[/lz]

Отредактировано Herr Hund (2022-03-17 12:40:18)

+2

2

Так уж вышло, что лес, подле которого расположился особняк Рейеса, полнился всякого рода нечистью. Здесь были и вампиры — менее разумные, чем граф Дракула, но более смертоносные, потому как нападали толпой на одиночек-путников, которым не посчастливилось появиться на этих территориях ночью.

Обитали здесь также и оборотни. Они были физически сильнее живых кровососов, но не являлись такими грациозными и поворотливыми во время атак, как вампиры. Большие лохматые тела нуждались в чуть менее точном прицеле, что облегчало возможность продырявить плоть, но и избежать ранений от их длинных когтей было сложнее, чем от вампирских клыков.

Лес представлял собой обширную территорию, буквально созданную для разнообразных войн, и на краю его нашёл своё пристанище Габриэль, не особо скрываясь от посторонних глаз и быстро расползающихся слухов. Что ж, в этом, в каком-то смысле, была заслуга одного его старого приятеля…

Рейес не боялся ничего: ни прочих существ, населявших эти места (впрочем, населяли они весь континент разом), ни местного кладбища, байки о котором разлетелись по близлежащим деревушкам раньше, чем Дракула нашёл себе сомнительный для других людей приют. Словом, он чувствовал себя здесь комфортно, несмотря на иллюзию борьбы за место под Солнцем Луной.


Охотнику, перманентно сфокусированному на ловле конкретного зверя, нельзя забывать о том, что мир, и, в особенности, лес, полны и других опасностей, помимо необходимой цели. И новичку, и матёрому профессионалу нужно уметь держать ухо востро; выслеживая одного хищника, проверять каждый метр пути на наличие следов других живых и не очень тварей, способных напасть неожиданно, нанеся смертельную рану. И тут уж не помогут ни мольбы, обращённые к Господу Богу, ни целебные припарки, ни нитка с иголкой, оказавшаяся бесполезной по причине того, что невозможно выгнуть руку так, чтобы загнать острый край под кожу, зашивая одну из многочисленных кровоточащих ран.

Но что, если рядом окажется давний враг?..


Когда весь город, включая печально известный лес, погружался в сон, из него же выходил граф Дракула. Ночь была главной спутницей его существования; она вселяла жизнь, недоступную любому вампиру, в каждый уголок большого, холодного и мрачного особняка Габриэля. И чем дольше он жил, тем больше учился, улучшая в том числе и собственные способности.

Конечно, чем-то из прерогативы оборотней вроде острого нюха он овладеть не мог — чисто физиологически. Зато Рейес мог учуять кровь на пороге собственного дома.

Тот самый запах и подозрительное обилие крови вне вен, гоняющих её по телу, Дракула признал даже когда находился в дальней библиотеке, расположенной на втором этаже его особняка.

Габриэль поднял голову, отрываясь от книги с потрёпанным временем, но ни в коем случае не небрежным обращением, переплётом, и привычно нахмурился. Тёмные брови сдвинулись к переносице, и граф, — почти по-волчьи, — принюхался, улавливая давно знакомый аромат.

В следующую же секунду маска недоверчивого непонимания раскололась на его лице, и выражение стало обеспокоенно-маниакальным.

Ещё через мгновение Рейес нервно покинул стены тёмной библиотеки, спеша к огромным и потому тяжёлым дверям собственного особняка. Габриэль попытался отставить в сторону, загнать куда-то в угол своего разума мысли, назойливым роем мух начавшие населять его голову: для начала Дракуле нужно было убедиться в правдивости того, о чём он имел честь подумать.

Однако не только сердце, обычно объятое ледяным пламенем, но и холодный разум твердили Рейесу о том, что он не мог ошибиться; не мог перепутать тот самый запах, тщетно обманывая самого себя.

«Неужели правда?..», — бегло подумал граф, не желая верить собственным домыслам.

[nick]Gabriel Reyes[/nick][status]count dracula[/status][icon]https://imgur.com/E4kMuJn.jpg[/icon][sign]  [/sign][lz]<lz1>Габриэль Рейес</lz1><lz2>Overwatch Halloween Terror</lz2><lz>Я привык быть господином и хочу им остаться навсегда или же, по крайней мере, устроиться так, чтобы <a href="/profile.php?id=78">никто</a> не мог стать господином надо мною.</lz>[/lz]

Отредактировано Herr Hund (2022-03-22 18:24:35)

+1

3

Что такое жизнь охотника за нечистью? Выживание от заказа до заказа с перерывами на сон на постоялом дворе, горячую похлебку в трактире, да отбивание пятой точке на большом тракте. Что такое жизнь охотника для Джесси МакКри? Это путь полный приключений, азарта и стремления очисть мир от любой нечисти, что проживает практически бок о бок с мирными жителями.

Джесси на протяжении большей части своей жизни путешествовал от города к городу, берясь за любой заказ, суливший звон монет в кожаном кошельке на поясе. И ему не было важно разумное это существо или нет. В те времена мир делился на белое и черное – люди и монстры. «Чудовище есть чудовище» думал тогда Стрелок, спуская курок своего Миротворца. Это только спустя года МакКри заметил большую разницу между теми, кто убивает, повинуясь инстинктам, и теми, кто может разумно мыслить и заметать свои кровавые следы.

К такому типу «монстров» относился один «знакомый» Дракула. Джесси испытывал к нему достаточно противоречивые чувства – от чистого восхищения до жгучей ненависти. Они не раз сходились в бою, тщетно пытаясь друг друга лишить жизни – то везло вурдалаку, то охотнику. Но, в конечном итоге, получив свою порцию ран, ссадин и удовольствия, их пути расходились в разные стороны. И сходились вновь спустя несколько недель.

И этот раз не исключение.


Джесси прибыл в небольшой городок на окраине леса в середине дня. Голодный и уставший, Стрелок заглянул на постоялый двор, чтоб хоть как-то восполнить собственные силы перед очередным днем скитаний и убийством монстров. Трактир «Совиная голова» располагался практически у выезда из города – дальше только мост через реку и мрачный лес, от которого так и веяло опасностью, мертвечиной и теми, кто практически стали живыми мертвецами.

- Вампиры, значит… - ему не нужно было расспрашивать ни мэра города, ни кого-то из местных жителей о «монстрах», что докучают горожан своим присутствием под боком. И так все понятно без слов. По атмосфере, по мраку, по… «запаху мокрой псины». Тихий смешок слетел с губ МакКри посли того, как дым сигары растворился воздухе. – И оборотни. Классика.


Ночь вступила в свои права где-то три часа назад. Полная луна освещала путь Джесси до самого края лесной глуши – дальше серебристое свечение с трудом пробивался сквозь ветви и листву высоких деревьев. Никакого желания идти вперед не было, но МакКри понимал – не убьет какого-нибудь монстра этой ночью и завтра можно забыть о ночлеге и горячем съестном. Последнее время дела у Стрелка были не ахти какие – по округе все больше гуляло охотников, выполняющих заказы на пару золотых дешевле стандартной расценки Джесси. Он был бы и рад снизить свою ставку, только отлив серебренных патронов для Миротворца обходился дороже, чем все траты на жизнь вместе взятые. Выбирать либо еда, либо средство выживания приходилось, конечно, но все же МакКри не собирался работать в ущерб своим нуждам. Поэтому, либо опередить всех по заказу, либо… либо.

Одним точным движением пальцев МакКри отшвырнул окурок сигары в сторону, прежде чем переступить границу «света и тьмы». Дорога перед собой была усеяна листьями, шишками, торчащими корнями и прочей грязью, что за день на солнце не могла засохнуть в пыль. С каждым новым шагом Джесси отчетливо слышал смесь запахов, что витал в воздухе: сырость, плесень, нотки свежей хвои и металлический звук крови недавно растерзанного существа. Кто это был Джесси понять не смог, но останки растерзанного так и остались лежать под кустом ежевики.

Спустя некоторое времени бесцельного блуждания по лесу, Джесси наткнулся на оголодавшего оборотня-одиночку, что коршуном склонился над телом своей жертвы. Раз – взвести курок револьвера, два – прицелиться оборотню прямо в голову, три – уклониться от мощной лапы полуволка-получеловека. МакКри не ожидал, что оборотень, что практически утопил нос в чьей-то крови, так быстро ощутит постороннее присутствие. И вместо того, чтоб закончить все по-тихому, Джесси пришлось вступить в поединок с разъяренным зверем. Но прежде, чем финальный выстрел достиг своей цели, МакКри, все-таки, не смог увернуться от одной из атаки вервольфа. Практически вжатый в дерево Стрелок был практически загнан в ловушку и больше не имел места для каких либо маневров. Джесси резко выдохнул воздух из легких от неожиданности, когда когтистая лапа монстра, словно копье, проткнула его живот, тем самым разрывая не только одежду, но и кожу до мяса. Воспользовавшись легким ликованием хищника на поимку своей добычи, МакКри приставил дуло пистолета к голове оборотня и без каких либо сожалений выстрелил, забирая очередную жизнь.


- Проклятье, — Джесси осел на сырую землю среди костей убиенных и обглоданных и прислонился спиной к кроне дуба. Шипящие звуки вместе со вдохом пробивались сквозь плотно сжатые зубы. Голова кружилась, а боль в животе нельзя было успокоить даже зажимая ее. – Теперь можно пожелать только приятного аппетита местным – такой лакомый кусочек и уже вскрыт как ягненок мясником.

МакКри прикрыл глаза, сосредотачиваясь на проработке возможных позитивных вариантов дальнейших действий, но из-за сильного звона в ушах и мигрени ни одна приличная мысль не пришла в голову. Кроме одной: «Ты труп, приятель». Стрелку данная перспектива совсем не нравилась, а значит нужно было хоть как-то выбираться из этой глуши, даже если шевелиться будет только челюсть. И он был готов воплотить план в жизнь, но озарение пришло в голову раньше.

Джесси знает это место. И узнал он его по следам пуль, выпущенных Миротворцем.

Выбирая между одичалыми вампирами и тем, кто спокойно пьет чужую кровь из бокала, Джесси сделал единственный выбор – встать и идти. Все равно уже вызубрил дорогу.

Дорога до дома Дракулы не была легкой – ноги Стрелка заплетались и запинались, перед глазами все темнело, а сердце билось так, что словно было готово выпрыгнуть из груди. Но Джесси продолжал идти, несмотря ни на что – ни на падения, ни на приближающийся вой стаи волков, ни на скользящую руку по лоскутам одежды. И только на крыльце дома МакКри больше не смог встать, споткнувшись о ступеньку. Следовало бы постучать, дать о себе знать хозяину, но ведь он, итак, все поймет. По крови.

И открывающаяся дверь тому подтверждение.

- Кажется я дверью ошибся, — Джесси не смог сдержаться, чтоб не пошутить лежа на пороге дома своего «закадычного» врага, что в настоящий момент надменно возвышался над ним. – Но раз ты... открыл, огонька не... найдется? – Стрелок запинался практически каждые три слова, делая рваные вдохи. Нужно было обработать рану во избежания дальнейшего заражения крови. Или следовало прижечь ее, чтоб не потерять еще больше крови, чем есть. МакКри хоть и зажимал кровоточащий участок, но руки слабели, а из-за обилия кровяных потоков и вовсе - скользили по одежде, не придерживая должным образом.

Абстрагироваться от самой рваной раны на животе не получалось – оборванные края кожи чесались от занесенной пыли, а отсутствие большей части крови в организме делало тело слабым и неподъемным. Веки тяжелели, а глаза Стрелка под этой тяжестью сами по себе закрывались. Заснуть сейчас означало проиграть битву со Смертью. И Джесси явно проиграл этот бой...

[nick]Jesse McCree[/nick][status]Van Helsing[/status][icon]https://imgur.com/axhGqCm.jpg[/icon][lz]<lz1>Джесси МакКри</lz1> <lz2>Overwatch Halloween Terror</lz2> <lz>Войной пошли на тех, кого <a href="/profile.php?id=30"><b>любили</b></a>. Обет нарушили, закон забыли. В какой-то миг мы нарушили границы - и прежний мир разорван на частицы.</lz>[/lz][sign][/sign]

Отредактировано Brollachan (2022-04-10 20:42:54)

+1

4

Габриэль в одно мгновение натянул на себя маску безразличия и высокомерия, когда оказался на первом этаже своего особняка. Открыв входную дверь, эта самая маска в момент треснула, но Рейес постарался не подавать виду: свёл брови, властно опустил глаза вниз. И только судорожно бегающие зрачки, изучающие ранения Стрелка, выдавали высшую степень обеспокоенности древней вампирской задницы.

— Господь Всемогущий, — прошептал Дракула, давно не верящий в Бога. — Что с тобой стряслось?! — голос стал громче и эмоциональнее, но лицо оставалось надменным, будто Рейес отсчитывал щенка, нашкодившего не в том месте. На деле же Габриэль постарался взять себя в руки: шутки МакКри должны были сказать ему, что всё не так уж и паршиво, раз Джесси ещё не растерял возможность быть последним придурком, однако увиденное говорило Рейесу об обратном: дела очень и очень плохи. 

— Идиот, — наверное, это слово было последним, что услышал Джесси, прежде чем провалился в небытие.

Интересно, увидел ли Стрелок, как сам граф Дракула нагнулся к нему, встав на колени? Интересно, почувствовал ли он, как Рейес накрыл своей холодной ладонью его, — почти такую же ледяную, — руку в тщетных попытках зажать кровоточащую рану?

Габриэль не знал вопросов на эти ответы, но сейчас они его и не волновали. Как не волновали испачканные в уличной пыли брюки, заляпанный чужой кровью тёмный дорогущий фрак вековой давности… Единственное, что волновало Рейеса, была медленно угасающая жизнь человека, которого Дракула подхватил на руки, чтобы занести в дом. Подумать только, Джесси ведь сам столько раз пытался вырезать сердце Габриэля из его широкой грудины. Что ж, в каком-то смысле Стрелку это даже удалось… Так почему же сейчас Рейес совершенно не рад тому, что видит?


Дракула расположил своего давнего врага на твёрдом широком столе в тёмной кухне и включил везде свет, что был так неприятен для глаз, но так необходим для того, чтобы проделать все последующие манипуляции над телом Стрелка.

Габриэль, высокий статный вампир, привыкший двигаться плавно и грациозно, сейчас совсем по-человечески носился по первому этажу особняка. Его движения выходили нервными, судорожными, чересчур резкими для его вампирской сути. Казалось, будто МакКри одним своим присутствием, — каждый раз!, — делал вампира напротив себя человеком.

Необходимо было промыть все раны, чтобы не занести инфекцию: сначала, немного опешив, Дракула несколькими движениями сильных рук избавил верхнюю часть тела Стрелка от излишков одежды, чтобы она не мешала. Всё равно Габриэлю никогда не нравился этот слишком напыщенный для простого охотника (Джесси, вообще-то, не был «простым») прикид.

После Рейес слегка ополоснул МакКри водой, не забывая о лице — вдруг очнётся? Но он не очнулся, хотя сердце продолжало биться: ради того, чтобы почувствовать это биение, Габриэлю не пришлось прижиматься ухом к чужой груди.

Затем, словив внезапное озарение, Рейес достал из нижних полок в кухне бутылку абсента — Дракула ненавидел один только запах спирта, не говоря уже о его вкусе, но держал в укромных местах несколько бутылок крепкого алкоголя ради компании в лице одного обворожительного в своей придурковатости охотника. Кто же знал, что однажды Габриэлю придётся потратить половину бутылки подобным образом? 

Рана на животе Джесси при более тщательном рассмотрении вызывала у Рейеса рвотные позывы — он слишком давно не видел ничего настолько кровавого: рваного, разодранного, мерзкого. И осознание того, что эти глубокие увечья расположились на теле Джесси, вызывали в Габриэле жгучую ненависть. Наверное, если бы он мог блевать, его бы стошнило прямо под стол.

— Не смей умирать, ты слышишь меня?! — отчаянно говорил Дракула, почти крича: мысли его наконец обрели словесную форму. — Идиот, — повторил Габриэль, не представляя, о ком именно он толкует: о МакКри или о самом себе.

Не медля, Габриэль оставил несколько пощёчин на бескровном лице Стрелка, но это не помогло. Тогда он начал аккуратно обрабатывать кожу вокруг раны Джесси с помощью абсента; ладони подрагивали, но движения были уверенными — Рейес знал, что делал. А ещё он знал, насколько это больно. И ведь он ещё даже не вытащил из полки иглу с ниткой, чтобы заштопать более мелкие и не такие рваные царапины… Правда, к тому моменту, когда Габриэль наложил на самую крупную рану на животе Джесси повязку, вся кухня пропиталась запахом абсента. Благо что Рейес не замечал этого, поскольку адреналин в бескровном теле бил так, будто кровь, текущая по венам Дракулы, была его собственной. Он чувствовал, что МакКри совсем плох: бледен, как сам граф, холоден и потен.

Осознание единственного возможного варианта спасения неприятно засосало у Габриэля под ложечкой, когда, снова бросив взгляд на лицо Стрелка, Рейесу показалось, что ресницы Джесси задрожали, готовые вот-вот открыться.

Разорванные жилет и рубаха всё ещё валялись под взмокшей спиной МакКри, пропитанные потом, грязью и кровью, но Дракуле, обычно педантичному и чистоплотному, было совершенно плевать на это.

[nick]Gabriel Reyes[/nick][status]count dracula[/status][icon]https://imgur.com/E4kMuJn.jpg[/icon][sign]  [/sign][lz]<lz1>Габриэль Рейес</lz1><lz2>Overwatch Halloween Terror</lz2><lz>Я привык быть господином и хочу им остаться навсегда или же, по крайней мере, устроиться так, чтобы <a href="/profile.php?id=78">никто</a> не мог стать господином надо мною.</lz>[/lz]

Отредактировано Herr Hund (2022-03-22 23:07:19)

+1

5

Образ Графа был размывчатым, словно находился под толщей тумана. Но Джесси не мог его не узнать. Столько лет он охотился за этим мрачным кровопийцей, желая подарить ему вечный покой, а тут… Стрелок сам явился к Рейесу ища спасение или… вечный сон. Нормальный бы лекарь сказал «молчи, береги свои силы». Но Дракула не лекарь, а Джесси, даже будучи на смертном одре, не смог бы промолчать.

- Знаешь… У тебя… достаточно буйные… соседи, - пересохшие губы липли друг к другу, а голос был тихим и уже еле различим от ветра, что гулял близ особняка. Стрелок попытался улыбнуться, однако губы изогнулись в ломаную линию. – Переехать не думал? – Последнее слово потерялось в судорожном хрипе, что слетел с губ Джесси перед тем, как потерять связь с реальностью. Рука, что зажимала рану, обмякло и скатилось с живота на деревянный пол крыльца, веки закрылись, а дыхание замедлилось до критического. Уже находясь на грани, МакКри почувствовал, как сильные руки его подняли так легко, словно охотник ничего не весил. Он был бы рад ухватиться за эту мысль, да только тьма накрыла его с головой.


Несколько секунд спокойствия, чтоб снова почувствовать обжигающую боль снаружи и изнутри. Тело МакКри горело, словно его сжигали на костре как еретика во время святой инквизиции. Стрелок пытался открыть глаза и увидеть, где он находится. Но все, что было вокруг него – это черная пустота, что вязкой жидкостью обволакивало тело Джессии, не позволяя ему ни пошевелиться, ни вздохнуть. Он тонул в этой тьме – все попытки выбраться были тщетными. Его не хотели отпускать, а он – не мог вернуться. «Я должен бороться. Меня там ждут» - эта мысль отчаянно билась в голове, являясь своеобразным спасательным жилетом. Но с каждой новой секундой и она меркла, растворяясь в темноте.

А ждут ли?


Попыток прийти в себя было несколько – и все безуспешные. Первый раз, когда Джесси смог разомкнуть веки, ему в глаза ударил яркий свет, ослепляя Стрелка до ярких пятен. Стрелок не мог понять, где он находится и почему здесь так ярко, но боль в животе от резкого движения разнеслась по всем нервным окончаниям, заставляя сознание померкнуть в защитной манере, выбивая охотника в нокаут. МакКри ощущал прикосновения к собственным одеяниям, влагу на лице и теле, но ничего не мог поделать или как-то возразить. Он словно за всем наблюдал со стороны, а тело, что лежит безвольной куклой на столе перед хозяином дома – не принадлежит ему. Это было странно и не привычно. Но боли при этом никакой больше не чувствовалось.

Вторая попытка очнуться сопровождалось жаром во всем теле и сильным ознобом. Граф, что сосредоточено обрабатывал каждую рану на теле Стрелка, не мог этого не почувствовать. Инфекция, попавшая в тело охотника вместе с пылью и грязью здешних лесов, уже разносилась по всему организму вместе с остатками крови. Джесси, будучи в лихорадке, бредил о побежденном великом Графе Дракуле, что сейчас растает на солнце как клубничное мороженное. Хотелось смеяться и плакать одновременно, а также метаться из стороны в сторону, прогоняя нежелательные образы и ища такую нужную сейчас прохладу. Запах абсента в воздухе пьянил не хуже употребления его по прямому назначению. Несмотря на бледность, лицо и шея МакКри все-таки покрылись румянцем, только непонятно от чего – от жара или смущения. Спасительная на сей раз темнота накрыло Джесси, когда он чуть ли не попросил обнаженным лечь на себя, чтоб облегчить пылающее тело.

Третья попытка отличалось от двух других тем, что на сей раз разум Джесси был чист, а взгляд – более-менее ясным. МакКри всматривался в лицо Рейеса так, словно пытался в нем узнать знакомые черты или образ того сурового вампира, что клеймом стоял на безупречной репутации охотника. Стрелок медленно провел языком по губам, пытаясь увлажнить их, но это было безуспешно – вся влага испарилась из рта во время лихорадки, оставляя только металлический привкус во рту из-за судорожного кровавого кашля. Джесси старался дышать короткими вдохами, так как легкие были словно скованы цепями, что мешали насытиться кислородом полной грудью. МакКри практически не ощущал собственное тело – только остатки боли и усталость. Единственное, что удерживало Джесси в реальности – это его собственная окровавленная рука, что сжимала запястье Габриэля, пачкая рукав и манжеты.

- Прости, - несмотря на свою слабость, Джесси собрал всю оставшуюся волю, чтоб извиниться. Только за что? За то, что позволил себя убить кому-то другому? За то, что, выполняя свою работу, Стрелок преследовал Дракулу долгое время? За то, что испачкал безупречно сидящий костюм собственной кровью? За то, что перестал бороться и выбрал легкий путь? За то, что последние удары сердца будут звучать для Габриэля? Джесси не знал причину своего порыва попросить прощение, однако для него это было просто важным и нужным, словно самоочищение перед Господом. Но на большее его не хватило.

В последний раз сомкнув веки, Джесси просто позволил тьме забрать себя.

И сердце издало три последних удара.

[nick]Jesse McCree[/nick][status]Van Helsing[/status][icon]https://imgur.com/axhGqCm.jpg[/icon][lz]<lz1>Джесси МакКри</lz1> <lz2>Overwatch Halloween Terror</lz2> <lz>Войной пошли на тех, кого <a href="/profile.php?id=30"><b>любили</b></a>. Обет нарушили, закон забыли. В какой-то миг мы нарушили границы - и прежний мир разорван на частицы.</lz>[/lz][sign][/sign]

Отредактировано Brollachan (2022-04-10 20:42:33)

+1

6

В эту ночь Габриэль был непривычно разговорчив, будто ранее по крупицам копил слова, чтобы вылить их все на Джесси, который прощался с жизнью на его, Дракулы, кухонном столе.

Как драматично. Как… непозволительно.

— Я воскрешу тебя, а затем снова убью, — рычал Рейес, оголяя клыки. Вообще-то, в этот раз Стрелок умирал от лап существа более свирепого и смертоносного, чем граф, но Габриэль благополучно закрыл на эту маленькую деталь глаза, ослеплённые гневом и недовольством. Дракула привык, что всё всегда идёт по его правилам... И именно поэтому сейчас вместе с маской спокойствия и безразличия из лап Габриэля ускользали и власть с контролем.

Джесси приходил в себя целых несколько раз, и Рейесу казалось, что это успех — но МакКри слишком быстро снова проваливался в привлекательные объятия предсмертного сна. Неужели он решил сдаться так просто? Никаких извинений не хватит, чтобы оправдать сей поступок.

Было очевидно, что Стрелок в своём неравном бою потерял слишком много крови — смердящая багровая дорожка привела бы любое голодное существо к порогу поместья, больше походившего на каменную крепость. Благо что каждая, даже самая низшая нечисть, была в курсе того, кому именно принадлежало данное имение. Никто в здравом уме (или с его остатками) и близко не сунется на измазанный человеческой кровью порог графа Дракулы.

Нет.
Это была его добыча.
И, видимо, его погибель.

Джесси вложил свою ослабшую холодную ладонь в ладонь Габриэля, и он с силой сжал её, проходя второй рукой по лбу. Озноб сменялся жаром — и так по кругу. Пот был таким холодным, что даже Рейес чувствовал прохладу, исходящую от тела МакКри. Жизнь покидала его, но Дракула не желал смиряться с несправедливостью обычно благосклонной Судьбы.

— Рано, — ответил он на чужое «прости». — Ещё слишком рано, ты слышишь меня? — в голосе Габриэля, казалось, угасала последняя надежда.

Когда глаза Джесси снова закрылись, Рейес резковато отпустил его ладонь, выругавшись себе под нос.

— Проклятье, — прошептал он. — Ты не оставил мне выбора, — даже сейчас Габриэль умудрялся обвинять Джесси… во всём. Враги однажды — враги навсегда, да?

Дракула мог достать с кухни нож или любой другой острый предмет, но вместо этого он встал за спину Стрелка, приподняв его тело — буквально усадив на стол то ли полулёжа, то ли полусидя, давая опору чужой голове в виде собственного плеча.

— Будь ты проклят, МакКри, — прошипел Рейес, одним привычным движением ладони выпустив из указательного пальца острый, как бритва, ноготь. Протянув левую руку на уровне рта Стрелка, Габриэль вонзил крепкий ноготь себе под кожу, ведя им по запястью. Обмякшее тело Джесси приваливалось к нему, как безвольная кукла — Рейес почти не ощущал на себе его веса и молился хоть кому-нибудь, чтобы не было слишком поздно.

Отойдя на шаг, Габриэль позволил МакКри опуститься ниже, всё так же держа его затылок на собственном плече — чтобы не свалился на пол или ещё куда. Поскольку Джесси был в отключке, Рейесу пришлось с силой сжать запястье, чтобы позволить крови быстрее течь из вен. Дракула буквально приложил своё запястье к холодным губам Джесси.

— Пей, — приказал он, зная, что запах вампирской крови способен одурманить умирающего. Обхватив МакКри за затылок, Гейб прижал его к своему запястью, дабы кровь капала в его приоткрытый рот.

Дракула не знал, сработает ли этот трюк — в конце концов, он слишком давно не обращал никого в вампира. Собственного врага в подобном состоянии уж вообще никогда… Такой чести удостоился только МакКри: незатыкающийся придурковатый наёмник. Браво, Рейес…
[nick]Gabriel Reyes[/nick][status]count dracula[/status][icon]https://imgur.com/E4kMuJn.jpg[/icon][sign]  [/sign][lz]<lz1>Габриэль Рейес</lz1><lz2>Overwatch Halloween Terror</lz2><lz>Я привык быть господином и хочу им остаться навсегда или же, по крайней мере, устроиться так, чтобы <a href="/profile.php?id=78">никто</a> не мог стать господином надо мною.</lz>[/lz]

+1

7

У охотников существует свой кодекс чести, который следует знать так же, как любую из молитв экзорцизма и «Отче наш». И первые три правила практически основы основ и за неточную формулировку юных охотников наказывают поркой, а более зрелых – ставят на казнь новообращенных. Так запоминается лучше, говорили наставники перед тем, как снова заставить в тысячный раз читать занудный текст на сальных пожелтевших страницах.

1. Не возжелай себе обращения в существо, на которое испокон веков идет охота.
2. Не позволяй обратить себя, в бою или в собственном доме. 
3. Если не миновала участь новообращенного – с честью уйди в мир иной от собственной руки или руки ближнего своего.

Джесси прекрасно знал об этих трех правилах лучше кого-либо. В бытность своего обучения, его сложный нрав и мятежный дух вступили в спор с наставником на тему «почему обращенный не может продолжать вести охоту и жить так, как жил раньше», приводя при этом в доводы полезность таких охотников. Но мириться с такой дерзостью по отношению к кодексу никто не был намерен – и МакКри, помимо порки, поручили убить одного такого охотника, что при исполнении заказа был обращен вервольфом. И когда ты находишься один на один в клетке с «животным», пусть раньше он и был человеком, то, уворачиваясь от его когтей и зубов, последнее, что приходит в голову – это его желание жить.

Сейчас же, Джесси оказался по другую сторону баррикад. Да, ему нужно было поступить как велит кодекс и не пытаться ухватиться за призрачную соломинку к подобию жизни. Но в тот момент инстинкт, отвечающий за «выживание», работал на опережение.

Первые капли вампирской крови, что упали на бледны губы Стрелка, скатились на язык. Но этого было все еще недостаточно, все еще мало, чтоб вытянуть Джесси из объятий Смерти. Пусть тело МакКри еще не остыло, но разумом и душой он был уже давно не в мире живых. Абсолютная темнота и тишина – вот что окружает перешедшего порог между жизнью и смертью. Однако, в какой-то момент, тьма приобрела более кроваво-красный оттенок и больше не казалась такой приятной и уютной. Она стала холодной и колючей, что отталкивала от себя куда подальше. А тишина была развеяна властным приказом «Пей», которого Джесси не смог ослушаться.

Ведомый на одних лишь инстинктах, МакКри обхватил руку Габриэля крепкой, для лишенного жизни, хваткой и припал губами к предложенному запястью. Стрелок пил жадно, пачкая губы алой кровью словно губной помадой. Он закатывал глаза от удовольствия и периодически, неосознанно, терзал зубами кожу Дракулы, чтоб предотвратить вампирскую регенерацию и открыть рану еще глубже. В конечном итоге первые минуты «новой» жизни для Джесси сопутствовало не осознанием случившегося, а лишь инстинктами, где «пить чужую кровь» означало «выжить любой ценой».

По мере насыщения красное марево перед глазами сходила на нет, позволяя видеть мир таким, как и раньше - со всеми цветами и оттенками. Только намного четче и ослепительно ярче, заставляя щурить глаза. Одновременно с этим вкус и запах крови становился менее привлекательным, заставляя МакКри медленно отпрянуть от запястья Дракулы. И дело даже не в том, что Стрелок «утолил жажду», которую теперь он будет чувствовать постоянно. Дело в том, что сознание охотника словно очнулось от крепкого сна и он начал понимать, на что похожа «вода в пустыне».

- Какого… черта, Рейес…- голос Джесси был все таким же тихим, как и раньше. Он с неким непониманием происходящего плавно перевел взгляд с окровавленного запястья Габриэля на его лицо и обратно, словно пытаясь сложить какую-то головоломку. – Что ты со мной сделал, кровопийца? – Стрелок прекрасно понимал, что произошло, однако просто не хотел в это верить. Он попытался сосредоточиться на собственных ощущениях, однако ничего практически не чувствовал, кроме зуда на некогда глубокой ране, что потихоньку затягивалась на новообращенном.

Джесси не чувствовал, как бьется собственное сердце. И это пугало.

Существует пять стадий принятия неизбежного: отрицание, гнев, торг, депрессия, смирение. А в случае с Джесси отрицание как-то само собой исчезло с повестки дня. Все началось с гнева.

МакКри провел тыльной стороной ладони по нижней губе и посмотрел на руку, подтверждая свои опасения. Он пил его кровь, а значит стал таким же, как он. Нет, даже хуже. Его побратимом. По многим сказаниям, обращенный высшим вампиром человек должен слушаться своего «старшего», где бы тот не находился. Он слышит его, чувствует его, обязан явиться на зов и выполнить любой приказ. МакКри не собирался эту легенду проверять на собственной шкуре, потому что сначала застрелит этого ублюдка, а потом отправиться к праотцам сам.

Злость как-то быстро заполнила разум Стрелка, возвращая его телу былую подвижность. Оттолкнув от себя Рейеса как можно дальше, Джесси резко вскочил со стола и, выхватив револьвер из набедренной кобуры, нацелился прямо в вампира. Стрелок в первый раз за все их встречи смотрел на Габриэля со всей злостью и омерзением, словно на предателя. Хотя, по сути, так оно и было. Ведь он должен был понимать, что такое для охотника быть обращенным.

- Что, не знал, как победить меня в честном бою и решил прибегнуть к подлым штучкам, Рейес? – Джесси качнул головой в бок в нервном движении, кривя губы в пренебрежении к собеседнику. – Только в отличие от тебя я поступлю благороднее и дам право на последнее слово.

[nick]Jesse McCree[/nick][status]Van Helsing[/status][icon]https://imgur.com/axhGqCm.jpg[/icon][lz]<lz1>Джесси МакКри</lz1> <lz2>Overwatch Halloween Terror</lz2> <lz>Войной пошли на тех, кого <a href="/profile.php?id=30"><b>любили</b></a>. Обет нарушили, закон забыли. В какой-то миг мы нарушили границы - и прежний мир разорван на частицы.</lz>[/lz][sign][/sign]

+1

8

Дракула не заметил, как участилось его дыхание: и не из-за самого факта кормёжки, а из-за того, как Джесси терзал своими крепкими зубами руку Рейеса, не позволяя тому использовать регенерацию. Несмотря на то, что МакКри был слаб, как новорождённый котёнок, на мгновение Габриэль почувствовал себя уязвимым перед ним. И ему, Дракуле, это даже понравилось.

Он всем своим телом ощущал, как Стрелок набирается сил. Как его покидает одна жизнь, и взаимен всё его существо наполняет нечто другое — бессмертное существование в облике кровопийцы. Того самого кровопийцы, которых ранее МакКри истреблял пачками. Интересно, какой сдвиг в сознании сопроводит Джесси в его новом… воплощении?..

У Габриэля было множество вариантов последующего развития событий, один краше другого, но МакКри нужно было время, чтобы прийти в себя и осознать нынешнее положение вещей в ранее непонятном для него мире. Всё это время Дракула продолжал стоять сзади МакКри, держа его на себе. Рейес даже положил ладонь поперёк его груди, чтобы чувствовать живой холод тела, слышать, как кровь, — его, Дракулы, кровь, — течёт по чистым венам Стрелка, как если бы ему сделали переливание, заменив всю человеческую кровь в теле на вампирскую. Что ж, в каком-то смысле так оно сейчас и было.

Своеобразно обнимая МакКри всё это время, Габриэлю показалось, словно время застыло. Весь мир сузился до просторной кухни, до двух теней, находящихся возле стола, и ничего боле не было в этой жизни, кроме этих двоих. Дракула мог простоять так ещё очень долго — его насыщенные тёмно-красные глаза встретились с пылающим алым взглядом МакКри, но Рейес не спешил отвечать гневному Стрелку, всего-то растянув свои губы в хищной, но не содержащей угрозы улыбке. Какая угроза? Габриэль спас его.

Однако Джесси всё же резко оттолкнул Габриэля. Тот, нетвёрдо стоя на ногах, попятился назад: совсем как человек. Движения даже были слегка… театральными? Ну конечно, Рейес поддавался своему новообращённому щенку. Жаль только, что последний этого даже не понял. Пафосно наставив на Дракулу свой Миротворец, Джесси заговорил, и Габриэль показательно поднял руки вверх, являя МакКри не только ладони, но и истерзанное его же зубами запястье, с которого на пол капала тёмная густая кровь, ранее принадлежавшая кому-то из последних жертв Дракулы. Рана его ещё не зажила до конца.

Зная, как долго Стрелок мог распинаться перед Рейесом, — его ведь не заткнуть, — последний закатил глаза. Буквально мгновение — и он оказался за спиной Джесси, сжимая грубыми пальцами его челюсть, направив подбородок вверх. Грудь прижалась к чужой спине: МакКри был лишён одежды выше пояса, но ужасающее месиво на его боку практически исчезло благодаря Дракуле.

— Глупец, — прорычал Рейес на ухо Джесси, хмуря брови. — И так ты платишь мне за спасение твоей никому не нужной задницы? — если обычно речь Габриэля плыла, то теперь рвалась с каждым словом, больше походя на манеру оборотней. И всё же Дракула был не прав: как минимум, задница Джесси нужна была каждому существу в этом лесу. Как максимум, задница Джесси нужна была Рейесу, раз он спас его от неминуемой гибели.

Острый ноготь коснулся линии челюсти, так и норовя опуститься ниже, чтобы разорвать сонную артерию.

— Если ты забыл, то я напомню, что ты приполз на порог моего дома, истекающий кровью, истерзанный какой-то местной плешивой псиной, — рявкнул Рейес. — Впрочем, от вас, охотников, не стоит ожидать благодарности, — напомнил он сам себе, пренебрежительно фыркнув.

— Опусти свою бесполезную пушку, — приказал Рейес.

Он оттолкнул от себя Джесси, больше отстраняясь сам (что это, беспокойство за чужую шкуру?), как человек от чумной заразы, и предстал прямо перед лицом МакКри. Прямо перед его Миротворцем.

Рука Дракулы опустилась на револьвер — Габриэль продолжал смотреть Джесси прямо в глаза. Он коснулся ладони Стрелка, накрывая его холодное оружие своей не менее холодной рукой... на секунду взгляд его тёмных глаз вспыхнул, и Рейес заговорил, не шевеля губами:

«Опусти»‎, — повторил он куда более властно, не отрывая глаз от взгляда МакКри. Теперь голос его звучал в чужой голове.

Конечно же, Стрелок был обязан подчиниться своему новому Господину. Таковы вампирские законы, которые соблюдаются кровопийцами даже против их воли. Разве новообращённый вампир, слабый и подверженный всякому влиянию извне, голодный и измотанный своим перевоплощением, сможет устоять перед волей Высшего вампира?.. То-то же.
[nick]Gabriel Reyes[/nick][status]count dracula[/status][icon]https://imgur.com/E4kMuJn.jpg[/icon][sign]  [/sign][lz]<lz1>Габриэль Рейес</lz1><lz2>Overwatch Halloween Terror</lz2><lz>Я привык быть господином и хочу им остаться навсегда или же, по крайней мере, устроиться так, чтобы <a href="/profile.php?id=78">никто</a> не мог стать господином надо мною.</lz>[/lz]

+1

9

Глаза Джесси сузились, акцентируя все внимание на каплях крови, что так расточительно падали на пол особняка. Металлический привкус осел на кончике языка, заставляя живот крутить от отвращения, а тошноте подступить к горлу. Однако, лишь от одного только запаха кружилась голова, а жажда удавкой сдавливало все естество Стрелка. Странное чувства – одновременно воротить нос от отвращения и тянуться, как ребенок к заветному лакомству. Это чувство и заставило замереть на месте, тем самым упустив из вида Рейеса и потерять бдительность.

Мгновение, и Джесси спиной ощутил всю твердость литых мышц на груди Графа Дракулы, что были скрыты под его одеждой. Это… ошарашило. МакКри никогда не вступал в более тесный контакт с Габриэлем, помимо рукопашного боя. А тут – можно спиной почувствовать, как поднимается и опускается грудь собеседника при каждом новом дыхании… или рычании.

Свое недовольство по поводу действий Стрелка высказали предельно ясно. От этого тембра голоса и рычания, что прозвучало у самого уха, по всему телу прошлась волна мурашек. И Джесси слегка поежился, стараясь склонить голову так, чтоб больше не чувствовать опаляющее кожу дыхание вампира, хотя тот должен быть ледяным, как талые воды. Не получилось – пальцы Гейба достаточно сильно сжимали подбородок, опасно прижимаясь ногтями к коже. Фантазия для охотника сыграла злую шутку – в голове возник образ, что если Рейес еще наклонит голову Стрелка на бок, то получит беспрепятственный доступ к его шее, чтоб впиться зубами в бледную кожу и выпить все то, что Джесси поглотил некоторое время назад. От представления сухих губ на коже Джесси продёрнуло. И было не понятно, из-за чего конкретно возникла такая реакция: из-за близости «хозяина» или тесного контакта с более сильным противником.

- Разве я тебя просил меня спасть? – Голос Джесси звучал тихо, по сравнению с рычанием Рейеса. Однако нотки упрямства и обиды все-таки звучали в словах. МакКри сделал несколько попыток вырваться из рук Рейеса, но, поняв как это бесполезно, зло выдохнул и сам чуть ли не зарычал. – Целостность моей задницы тебя не должна волновать, Рейес. Выбирая между тем, чтоб сдохнуть помойным псом где-то там, в лесу и местом, которое я знаю, мой выбор пал на тебя. И что же ты сделал? Обратил охотника. Бра…во, – последнее слово потерялось в рваном выдохе. Рейес все же прибегнул к угрозе «подручными» средствами, сбивая всю спесь с Джесси, затыкая его.

Ответный толчок в спину был как нельзя кстати – отстранение МакКри от вампира дало хоть какую-то передышку. Еще б немного, и Стрелок жалобно заскулил, не понимая ни за что его наказывают, ни почему такая реакция. Он путался в собственных чувствах и эмоциях. А может это не его…

МакКри резко развернулся обратно лицом к лицу, чтоб больше не было сюрпризов с резким захватом из-за спины. Габриэль, казалось бы, не собирался проявлять какое-либо телодвижение в сторону охотника. Вот он шанс – спустить курок и закончить собственные мучения. Но он не смог. Не потому, что Граф опустил руку на револьвер, готовясь в случае чего отвести руку в сторону. Не потому, что его чуть шершавая ладонь легла на руку Джесси, почти нежно, как показалось охотнику, словно отговаривая от опрометчивых действий. Все дело в глазах и голосе в голове: одни завораживали, утягивали за собой в глубину Ада, а второй окутывал все тело словно паутиной. И Джесси попался в ловушку.

- Нет, нет, нет. Вылези из моей головы, Рейес. – Джесси неопределенно качнул головой из стороны в сторону, теряя зрительный контакт с собеседником и пытаясь согнать наваждение и чужое вмешательство. Но с каждой новой секундой голос становился настойчивее и строже. Ему нельзя было не подчиниться. И МакКри медленно опустил руку с Миротворцем.

«Блять… Соберись, тряпка. У него нет власти над тобой» - собственные мысли практически бились в истерике, пытаясь прорвать завесу дурмана именем «Габриель Рейес». И у них практически получилось. Только не с револьвером. Убрав Миротворец обратно в кобуру, Джесси шикнул на собственное бессилие и отсутствие силы воли…

А потом накинулся на Габриеля, заваливая его на пол всем своим весом.

Удобнее оседлав бедра, Стрелок начал осыпать тело Дракулы удар за ударом, не целясь куда приходится его кулак. Это была самая настоящая истерика – последняя крупица чисто человеческих эмоций, что осталось в теле МакКри.

- Кто я теперь, по-твоему, Рейес? Вампир? Ты думаешь этим меня спас? – Джесси рычал от злости, выставляя на показ заостренные клыки. Если б в его теле была нормальная циркуляция крови, то он определенно был красным, как помидор. Желваки заходи на скулах, а алые глаза практически метали молнии от гнева. Каждый новый замах и удар позволяли елозить на бедрах Габриэля, что пришлось сильнее сжать их коленями. – Ты этого хотел? Отвечай!
[nick]Jesse McCree[/nick][status]Van Helsing[/status][icon]https://imgur.com/axhGqCm.jpg[/icon][lz]<lz1>Джесси МакКри</lz1> <lz2>Overwatch Halloween Terror</lz2> <lz>Войной пошли на тех, кого <a href="/profile.php?id=30"><b>любили</b></a>. Обет нарушили, закон забыли. В какой-то миг мы нарушили границы - и прежний мир разорван на частицы.</lz>[/lz][sign][/sign]

Отредактировано Brollachan (2022-04-22 00:15:03)

+1

10

Праведный гнев МакКри и возмущение, заполнявшие всё его жалкое существо, были такими огромными, что Рейес едва сдержался от самодовольной ухмылки — разве Стрелок ещё не понял, что Дракуле всегда было плевать на то, чего хочет или не хочет его враг? Габриэль обратил Джесси не для того, чтобы спасти от смерти, а потому, что сам того захотел. Но объяснять что-то этому взвинченному охотнику — как об стену горох. Поэтому сейчас Рейес старался ограничиваться необходимым минимумом, но реакция МакКри всё равно осталась непредсказуемой. Впрочем, ничего нового.

Позволив Джесси повалить себя на пол, Габриэль дал ему возможность выпустить эмоции. Боль от ударов была приглушённой и тупой, но всё же присутствовала: Рейес защищался, не давая сдачи. Он не рассматривал МакКри, как угрозу. Скорее радовался тому, что наконец-то, спустя столько лет более-менее спокойного существования в стенах замка, может чувствовать что-то острее обычного пореза.

— Думаешь, я хотел спасти тебя? — фразу пришлось произнести в два захода, попутно обороняясь от судорожных ударов Джесси. Даже сейчас Габриэль провоцировал Джесси: пускай выпустит из себя всё человеческое, что в нём осталось. Гейб ему в этом поможет.

— А мне казалось, человек с твоими… навыками… будет бить… точнее, — на последнем слове Рейес резко поднял руку, схватив МакКри за запястье. — Ты слаб, — повторил Дракула, если вдруг этот взвинченный щенок позабыл. — И я могу прикончить тебя прямо сейчас, не прилагая особых усилий, — Габриэль схватил Джесси за горло второй рукой, окончательно прекращая серию ударов.

— Если ты вдруг позабыл то, что читал в своих глупых книжках для охотников, — Рейес поднялся на ноги, продолжая держать Джесси за горло. — То я тебе напомню, — Дракула держал МакКри над полом, не давая его глупым ковбойским ботинкам коснуться земли. — Я спас тебя потому, что не хотел, чтобы тебя лишило жизни какое-то жалкое существо из этих лесов, — рычал Рейес, зло смотря на МакКри. Наверное, мысль о том, что сейчас твой оппонент держит тебя, как тряпичную куклу, и не проявляет ни капли уважения, должна больно ударить по самолюбию.

Что ж, Стрелок этого заслужил.

— Когда придёт твоё время умирать, ты сыщешь смерть от моей руки, — с этими словами Рейес швырнул Джесси на пол, как нашкодившего котёнка.

— А сейчас... моей крови недостаточно для того, чтобы придать тебе сил. Тщетно пытаться убить меня, пока ты в таком состоянии, — Дракула разговаривал с МакКри, как с ребёнком, и не отрывал взгляда от его глаз, мысленно приказывая лежать. Не подниматься с пола и даже не думать о нападении, которое Рейес расценит, как глупое ребячество.

— Идиот, — повторил Гейб, махнув рукой, мол, тяжелый случай, и оказался возле МакКри. Сделав жест ладонью, Дракула заставил глаза Стрелка закрыться, а потом подхватил его за бедра, закинув на своё плечо, как девицу в беде. После устроенной истерики Джесси должен был выдохнуться, как после изнуряющего истребления нежити. Но разве сейчас его вытащишь на первую охоту, дабы прибавить ему сил? Исключено, МакКри ещё не готов. Да и вряд ли когда-либо будет…

С этими мыслями Дракула прошёл в подвал своего каменного особняка, продолжая нести на себе Стрелка: только в этой «комнате» было то, что способно сдержать новообращённого вампира. Стальные цепи, возрастом с самого графа, если не древнее, которые не мог разорвать даже сам Рейес. Они сдержали бы любого буйного оборотня, а потому без проблем справятся с МакКри, ведь далее по «программе» должно было произойти полноценное перевоплощение в новую форму жизни, сопровождающееся лихорадкой, обильным потоотделением и невыносимой жаждой крови. Габриэлю нужно было подготовиться, пока Джесси не пришёл в себя.

Ну и подкинул же он забот своему старому врагу! Рейес уже успел пожалеть об этом по-человечески глупом спасении — он уже слишком давно никого не обращал.
[nick]Gabriel Reyes[/nick][status]count dracula[/status][icon]https://imgur.com/E4kMuJn.jpg[/icon][sign]  [/sign][lz]<lz1>Габриэль Рейес</lz1><lz2>Overwatch Halloween Terror</lz2><lz>Я привык быть господином и хочу им остаться навсегда или же, по крайней мере, устроиться так, чтобы <a href="/profile.php?id=78">никто</a> не мог стать господином надо мною.</lz>[/lz]

+1


Вы здесь » Crossed Hearts » Основы основ » First Blood // Overwatch