Crossed Hearts

Объявление

Новости
11.05 ♥ Майские теплые новости // Немного о рекламах на нужных, на касты и о сюрпризах на будущее!

28.03 ♥ Мартовские новости // О фанбазе, топах и денежной реформе!

01.03 ♥ Свежий выпуск новостей // О новых подарках, карточках, переписи персонажей и многом другом!

27.01 ♥ Плашки в подарок // В честь нового дизайна спешим порадовать участников возможностью обновить профиль!

26.01 ♥ Новости Харта // О новом дизайне, упрощенной регистрации для всех желающих, новых внеигровых разделах для развлечения, а также о наших новых модераторах и предстоящих дополнениях!

11.01 ♥ Свежая сводка новостей // Изменения в теме разбитых сердец и топов, а так же иные правила получения коллекционных карт.

01.01 ♥ Первые новости года // Небольшой поздравительно-вступительный выпуск, полный свежей информации.

30.12 ♥ Украшаем елочку! // Игрушки ждут, когда ими нарядят нашу прекрасную ель. Не забудьте оставить свои пожелания!

25.12 ♥ Новогодний маскарад // Вечеринка новогодних костюмов объявляется открытой!

08.12 ♥ Почтовый ящик Санта Клауса // Новогодние письма принимаются. Порадуйте любимок!

01.12 ♥ Спасение Нового Года началось // Участники распределены по командам. Вперед, к победе!

01.12 ♥ Новогодняя лотерея // Раздача подарков объявляется открытой!

пост от Katastrophe Открыв глаза в иной временной петле начинаешь задумываться и смотреть со стороны за происходящим. Тяжело видеть своего двойника и понимать какие ошибки будут дальше совершенны. Но странно осознавать, что она готова дать этим ошибкам ход. После того как с радаров Знамогде пропала чуть менее древняя версия Валери, было решено продолжить приключения. Девушке удалось познакомится с Космо, собрать свой первый самодельный корабль (наверно правильнее назвать это Плот) совместно с знакомыми мастерами Знамогде, и наконец-то отчалить навстречу приключениям.

пост от Ether Он смотрел на их отражения в зеркале и не смог сдержать счастливой улыбки. Оживший мираж, пустынная сказка, что стала реальностью. Бог смерти прекрасно понимал, что одной настойчивости в достижении цели заполучить себе эту женщину было недостаточно. Если бы в душе у Нюйвы не зародились ответные чувства, если бы она не видела в нем хотя бы отголосок будущего избранника, то Анубис мог бы еще тысячу лет пытаться добиться ее, вплоть до момента, пока богиня бы просто не пожаловалась на его излишнее внимание тому же Гору.

пост от Day Алый «мазерати» летел по извилистой узкой дороге с такой скоростью, что, казалось, колеса машины едва касаются раскаленного солнцем асфальта. Ветер, беспрепятственно гуляющий по открытому салону, трепал волосы, оставляя на губах едва ощутимый привкус соли; море, хоть и невидимое отсюда, скрытое от взгляда горной грядой, было совсем неподалеку. Аполлон почти до упора вдавливал педаль газа в пол, словно задавшись целью выжать из машинного двигателя все, на что он был способен, заставляя автомобиль лететь по трассе на пределе возможного.

эпизод недели
навигация по форуму
очень ждем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossed Hearts » Основы основ » family drama // the mortal instruments


family drama // the mortal instruments

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

family drama
AL - what do you want from me
https://64.media.tumblr.com/379c93c80717b75eb94ddf4d7d1e6322/tumblr_inline_obdg6ahNxd1rifr4k_500.gif
бар Люка - Институт NY

От себя не сбежишь. От правды не сбежишь. А от Клэри, тем более, не сбежишь. Да и из Джейса Колобок такой себе.

written by Clary & Jace

[nick]Jace Herondale[/nick][status]многофамильный[/status][icon]http://sd.uploads.ru/KOGic.png[/icon][sign]by tasha stark[/sign][lz]<lz1>джейс эрондейл</lz1><lz2>the mortal instruments</lz2><lz>I love <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=79">You</a>; I love you and I don’t care that you’re my sister; don’t be with him, don’t want him, don’t go with him. Be with me. Want me. Stay with me.</lz>[/lz]

Отредактировано epic (2022-03-29 20:43:54)

+1

2

она ничего не знала о себе.

Она училась, дружила с Саймоном, рисовала — обычная жизнь обычного подростка. Почти, потому что Клэри не пропадала сутками по тусовкам и не расстраивала маму ни замечаниями от учителей, ни плохими оценками. У нее даже парня не было. Идеальная дочь, возвращающаяся домой до девяти вечера, а то и до восьми.

Клэри Фрэй. Примитивная; обращение резануло по ушам. Новые грани мира, открывающиеся перед ней, поразили и напугали, но, если бы Кларисса с детства росла со знанием, кто она — было бы легче. А так — миллиарды вопросов и множество неясностей. Нежить, нефилимы, Сумеречные Охотники, Идрис, маги, демоны, ангелы. Лайтвуды, Вэйланды, Конклав. Изабель, Алек… Джейс.

Валентин Моргенштерн.

Все это свалилось на Клэри снежной лавиной, сразу, не дав опомниться. Новые и новые известия, одно за другим. Саймон — вампир. Люк — оборотень. Магнус — маг. Клэри — нефилим, рожденная Сумеречным Охотником. Ее прятали от мира, потому что мать не хотела подвергать ее опасности. Ее растили примитивной, стирая память обо всем, что она видела.

                                                                                             ради ее блага.

Валентин Моргенштерн был злом во плоти, был преступником, был садистом… и был ее отцом.
                                       Ее — и Джейса.

Клэри не хотела верить, но все сходилось слишком идеально. На вещах ее брата — инициалы Д.К. Джонатан Кристофер. Джонатан — Джейс. Так сказал Валентин, и Валентин мог соврать, но это подтвердил Люк. Люк Гэрроуэй. Люциан Греймарк. Парабатаи Валентина.

что больше шокировало Клэри — она не знала.

Что ужаснее — быть дочерью злодея и всеобщего врага, носить в себе проклятую кровь Моргенштернов и знать, что в бедах твоих друзей виноват твой отец, или быть сестрой парня, который тебе нравится? Джейс нравился Клэри. Валентин сказал, что она влюблена, и, может, он был прав. Какая уже разница? Они родственники.

им нельзя.

[float=right]https://i.imgur.com/cQiSmAl.gif[/float]У них обоих проблемы, но Клэри старается справляться… иначе. Рисовать, например. Ее альбом изрисован впечатлениями, тем, что она не хочет говорить и о чем не хочет писать. Клэри срисовывает свои эмоции: страх, злость, стыд, и влюбленность в Джейса — срисовывает. На ее картинах он не имеет лица, но мужской силуэт, обнимающий девушку, целующий ее — это Джейс, а девушка — это Клэри. Лица она рисует отдельно, и свое, и Джейса. Свое лицо на портрете кажется неузнаваемым.

Кларисса Моргенштерн, так ведь?

Люк — все еще Люк. Гарроуэй или Греймарк, человек, Сумеречный Охотник или оборотень, он все равно ее Люк.
Люк вздыхает в трубку, прося Клэри помочь. Повлиять на Джейса, потому что у Джейса иные способы справляться с внутренними демонами, не столь мирные, как у его сестры.

— Я приеду, — обещает Клэри.

Она отменяет встречу с Саймоном, он старается скрыть обиду, но Клэри чувствует. Саймон не понимает… или, наоборот, понимает слишком хорошо, потому что на слова девушки “я должна, Джейс мой брат” — фыркает и сбрасывает звонок. Неужели все вокруг уверены, что известие об их родстве ничего не изменило?

а что, это что-то изменило?                             

Клэри входит в бар, издалека находя взглядом белокурую макушку Джейса. Его волосы напоминали ей львиную гриву, особенно когда он взмахивал головой, гордо, независимо — привлекательно. Но это было раньше. Теперь Клэри — просто сестра, младшая сестра, которая пришла забрать брата домой по просьбе родителей, пока он не натворил дел.

— Джейс, — зовет Клэри, подойдя ближе. — Ты не отвечаешь на звонки.

[nick]Clary Fairchild[/nick][status]летнее дитя[/status][icon]https://i.imgur.com/qlsLc1k.png[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/852817.png
тихий шелест колосьев, звездная даль
фиолетовый бархат в блестках дождя
[/sign][lz]<lz1>клэри фрэй</lz1><lz2>shadowhunters</lz2><lz> вокруг <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=80">нас</a> воздух — <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=80">мы</a> в нем.</lz>[/lz]

Отредактировано Sunny (2022-04-06 01:28:15)

+1

3

Джейс Уэйланд всегда очень чётко знал, кто он. Лучший Сумеречный охотник своего поколения, приёмный брат Лайтвудов, парабатай Алека, сирота. На этом фундаменте держалась вся достаточно своеобразная личность нефилима, позволяя ему становиться сильнее и эффективнее с каждым годом. И если будущее всегда казалось относительно туманным (куда заглядывать парень не особо хотел), то к прошлому вопросов никогда не появлялось. Его отец не претендовал на чашку “лучший папа” и до момента своей смерти, но Майкл научил сына всему самому важному, сделал из него безупречного воина, не подвластного лишним слабостям. А потребность в семье и близких людях закрыли уже Лайтвуды.

Казалось, мир Джейса идеален для Сумеречного охотника его возраста. В его жизни есть благородная цель, рядом с ним Алек и Иззи, всегда готовые вписаться в сумасшедшие планы своего названного брата. А с появлением дочери утерянной Джослин пазл сложился окончательно. Девушка вызвала особый интерес у нефилима с самого первого взгляда в том клубе, где они оба заметили друг друга, хоть сам Джейс должен был оставаться невидимым для обычных людей. Кто-то бы подумал, что ответ настолько прост, что его привлекла лишь тайна незнакомки. Но Уэйланд знал, что дело вовсе не в этом. Его тянуло к Клэри, не в зависимости от того, насколько необычной и особенной она казалась для всех вокруг. Впервые у Джейса возникли подобные чувства, которые прежде молодой человек предпочитал открыто высмеивать.

Как же он ошибался. Их связь оказалась совсем иного рода, о какой охотник и предположить изначально не мог, списывая это взаимное притяжение на возникшую химию, достаточно сильную, чтобы затуманить рассудок. Всё куда примитивнее. Кровь чувствует кровь, их особое отношение друг к другу лишь результат родства, они просто неправильно всё оценили. С этой новостью в жизнь Джейса ворвался мужчина, называющий себя его отцом. И её отцом. Разрушая тем самым привычный мир Уэйланда, превращая всё его прошлое в обман, а настоящее в жестокую шутку, в которой он - наследник ужасного человека, а не героя. И девушка, в которую… Клэри - его родная сестра.

Моргенштерн. Теперь у них уж точно появилось нечто общее, вопреки разным мирам, воспитанию и интересам. Только фамилия не объединяет в том смысле, как Джейсу хотелось бы, не тогда, когда она получена от одних родителей. Им полагается вести себя, как настоящие брат и сестра, как Алек и Иззи, испытывая друг к другу исключительно семейные чувства. От них ожидают именно этого, без сомнений. Нефилим ловил на себе встревоженные взгляды Лайтвудов, Изабель даже пыталась заговорить на эту тему (естественно, парень сбежал от подобной инициативы). И всё это можно было бы кое-как пережить, если бы Джейс мог быть уверен, что в этих самых взглядах не было ни капли подозрительности.

В любой ситуации, как бы трудно не приходилось, охотник всегда мог рассчитывать на безусловную поддержку семьи. Сейчас же их отношения внезапно стали более прохладными, напряжение возникало уже с первой минуты, что неминуемо приводило к раздражительности Джейса. Последнее же всегда приводило к не самому приятному финалу любой беседы. Добивочкой стала беседа с Мариз, в которой приёмная мать открыто выразила своё недоверие, намекая на возможность его союза с Моргенштерном. На этом моменте захотелось послать весь мир уже окончательно.

Именно это желание [суицидальный настрой] и привело бывшего Уэйланда в бар Люка, оно же и подтолкнуло молодого человека к попыткам устроить драку с оборотнями. Почему бы и нет? Все ведь ожидают подобного поведения от сына Моргенштерна. Его должны были с раннего детства учить ненавидеть всех полукровок, желать им смерти, да и вообще мечтать об уничтожении всех, кто не согласен с его отцом, гением Зла. Мрачное настроение Джейса добивал алкоголь, который ему почему-то продали, пусть качество поддельных документов оставляло желать лучшего. Одна шутка дополнялась другой, ещё более оскорбительной для представителей рода блохастых, словно ему искренне хотелось нарваться на неравный бой одному против стаи. Наверное, так и было.

Но от возможность хоть немного выпустить пар Джейса оградил Люк, забирая его в свой кабинет и устраивая скучнейший монолог на тему здравого смысла. Как будто, это может попасть хотя бы в топ 10 тем, волнующих нефилима в данный момент. Только вот, лидер стаи обладал суперсилой в виде звонка единственному человека, способному хоть как-то повлиять на упрямого парня в мрачный период жизни. Джейс догадывался, что именно её он ожидал в баре, где Люк заставил его сидеть до дальнейших указаний. Идти в Институт и снова нарываться на неприятные разговоры с Мариз не хотелось, да и втайне Уэйланд [Моргенштерн] достаточно сильно хотел увидеть Клэри, чтобы не устраивать очередной бунт.

Ровно до того момента, как услышал её голос. Внезапно пришло осознание, что помимо “увидеть” в таких ситуациях обычно приходиться участвовать в разговоре. А что ей сказать, Джейс не знал. Собственно, поэтому молодой человек избегал Клэри всё это время, у него попросту не находилось слов, чтобы передать свои мысли о сложившейся ситуации. Да и как они могли найтись, если нефилим пытался даже не думать об этом. Зачем? Чтобы ощутить себя ужасным человеком, испытывающим неуместные чувства к собственной сестре? Или чтобы проиграть в голове сценарий, в котором Клэри пытается наладить родственные отношения с братом? От всех этих мыслей настроение Джейса только портилось ещё больше, а в таком состоянии парень не слишком доверял себе. Зато стратегия избегания работала на отлично. Пока Она его не догнала.

- Не знал, что роль брата обязывает отвечать на звонки, - едва не запинается на слове “брат”, но язвительности в тоне от этого не меньше. Наконец, переводит взгляд на Клэри, чувствует всё те же эмоции при виде этой девушки, от чего только ещё больше раздражается. Она твоя сестра. Помни. - Что ты здесь делаешь? Люк нажаловался на моё плохое поведение и вызвал подмогу? - отставляет стакан с напитком в сторону, всерьёз обдумывая варианты побега из этого места. Слушать лекции ещё и от неё не хотелось, как и замечать, насколько быстро Клэри приняла их родственную связь, в этом Джейс почему-то не сомневался, заранее принимая пессимистический сценарий. Хотя, почему пессимистический? Так ведь нужно, правильно, верно?

[nick]Jace Herondale[/nick][status]многофамильный[/status][icon]http://sd.uploads.ru/KOGic.png[/icon][sign]by tasha stark[/sign][lz]<lz1>джейс эрондейл</lz1><lz2>the mortal instruments</lz2><lz>I love <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=79">You</a>; I love you and I don’t care that you’re my sister; don’t be with him, don’t want him, don’t go with him. Be with me. Want me. Stay with me.</lz>[/lz]

+1

4

— мы — моргенштерны, — добавил он, с мрачной болью в голосе. — яркие, утренние звезды.           
дети люцифера, самые красивые из всех божьих ангелов.       
мы намного прекраснее, когда мы падаем.             

[indent] Поговорить Клэри было не с кем. Некому пожаловаться, не с кем поделиться, не у кого попросить совета. Это не тот вопрос, не та проблема, о которой говорят, и даже матери Клэри не могла доверить свои переживания. Даже Иззи, такой понимающей и открытой ко всему, Иззи, которая после тайны Алека ничему бы не удивилась — наверное. Иногда Клэри почти открывала рот, чтобы признаться подруге, но всякий раз не решалась, и дело было не в том, что она хотела сказать, а в том, что это сказала бы именно она. Не кто-то другой, а Клэри Фрэй — она любит своего родного брата, и это неправильно, нехорошо, но что делать, если любовь живет в сердце и не уходит? Как вообще можно по собственному желанию разлюбить человека?

Если бы только Клэри все знала — но даже так, о том, что Джейс сын Валентина, не знал никто. Он был Вейландом, и все так думали, не в чем винить Джослин, Люка и Магнуса. Некого винить, кроме себя. Кроме дурацкой тяги к человеку, который не должен любить тебя, кроме как родственницу.

Клэри вспоминала, как заставала Джослин с ее шкатулкой, украшенной инициалами Д.К. Она никогда не хотела иметь брата или сестру, ее полностью устраивала роль единственного ребенка, пусть в неполной семье. Ее все устраивало. У нее было все, в чем она нуждалась — любящая мать, любимое увлечение, лучший друг, но она не скучала по той безоблачной и безопасной жизни, как ни странно.

потому что это была не ее жизнь.

Она сумеречный охотник, в ее жилах течет кровь ангела, она дочь преступника, но отец — это отец, а Клэри — это Клэри. Она не стала бы такой, она никогда не станет такой.

она все равно не Моргенштерн.         

Клэри на стадии отрицания. В первые дни после шокирующего известия ей казалось, что если она моргнет или с силой зажмурится, а после откроет глаза — все окажется сном. Или если она закричит, потому что вырваться из сна, когда ты не хочешь там находиться, можно, лишь закричав. Клэри стали чаще сниться такие сны, вызывающие крик, и она, просыпаясь, сразу хватала блокнот, лежащий прямо рядом с будильником, и рисовала-рисовала-рисовала, перенося кошмарные видения из сознания на бумагу. Она делала так со средней школы, и если в средней школе на рисунках Клэри были чудовища из ужастиков, то с возрастом ее монстры обрели человечность. Демоны уже не пугали — в блокноте на Клэри смотрели лица.
[indent]  [indent]  [indent] Последние пять листов принадлежали Джейсу.

он не пугал ее. ее пугала она сама.

Люк говорил, что Джейс чуть не нарвался на драку с оборотнями, что он специально вызывал их гнев, а оборотни по своей природе вспыльчивые, несдержанные, им легко впасть в ярость, когда алая пелена застит глаза, и, когда оборотней много, злых, доведенных до ручки… Клэри не хотела думать, почему Джейс их злил. Наверное, просто потому что — он и раньше не отличался спокойным нравом.

Люк беспокоился. Он не говорил Клэри прямо, но она понимала — Люк ощущает, что между ними с Джейсом все сложно, и что оба они мучаются. Звериным чутьем чуял, да и был там, когда вскрылась правда, когда Валентин бросил карты на стол. Его сын, его дочь — Люк слышал, как Валентин назвал Клэри влюбленной, и Люк ничего не говорил. Никому. Ни Джослин, ни Лайтвудам, ни одной живой душе.
Клэри не просила его молчать и не спрашивала, молчит ли. Клэри просто знала.

— Обязывает, — отвечает девушка, присаживаясь рядом. На стакан косится неодобрительно: ничего страшного в выпивке нет, но Джейс и без спиртного творил глупости. — Не только брат должен отвечать, когда ему звонят… сколько? Пятнадцать раз? — проверив мобильный, Клэри сама поражается количеству. — Ты что, звук вырубил? Я же беспокоюсь! — последнее вырывается искренне, надрывно и не очень похоже на сестринские переживания — или Клэри так кажется. Волноваться ведь могут и друзья, и родные, не обязательно влюбленные.

р о д н ы е ;

— Люк тоже беспокоится, — поспешно добавляет Клэри. — Но это я ему позвонила, а не он мне.

Она действительно набрала Люка первой, спросила, где Джейс, и сразу же получила ответ и просьбу приехать, поговорить и повлиять. Как будто Клэри могла повлиять хоть на кого-то — ей бы с собой для начала разобраться, а не учить жизни других. Она вообще не умеет учить, не то что жизни, в принципе ничему.

— Джейс, — вздыхает Клэри. — Я понимаю, как тебе тяжело. Я не притворяюсь. Я правда понимаю, я переживаю то же, что и ты!

Обычно слова «я тебя понимаю» — самая обычная ложь во благо, чтобы поддержать. Даже если ты пережил что-то похожее или то же самое — все равно каждый воспринимает проблему индивидуально, кому-то легче, кому-то сложнее, и восприятие тоже у всех разное. В случае же их с Джейсом — все одинаково. Они могли бы разделить боль на двоих, справляться вместе, если бы главная проблема не заключалась в их невозможности быть вместе, поэтому оба сторонились друг друга. Джейс избегал Клэри, а она не пыталась ему в этом помешать — так и ходили кругами.

— Я тоже… — голос Клэри прерывается. Она покусывает губы, опустив глаза — чуть не ляпнула «я тоже тебя люблю». Дурацкая эмоциональность. — Я тоже дочь… этого человека. Я чувствую то же самое.

Как удобно, оказывается, прикрыться Валентином, свалить все на него, списать все переживания на него, будто нет ничего темного в самой Клэри, а если и есть, то это тоже вина исключительно Валентина, породившего ее вместе со злом. Может, так и есть, может, она чувствует запретную тягу к брату, потому что дочь Моргенштерна и в ней живет его темнота?

Нет, думает Клэри. Нет. Она не марионетка Валентина, она отдельная личность, у нее собственные ошибки и собственные грехи. Ее зло и ее темнота, если они в ней есть — принадлежат ей одной.

— Может, пойдем отсюда? — робко предлагает Клэри. — Что толку сидеть и заливать в себя… — она еще раз смотрит на стакан. В нем может быть безобидный сок, но что-то ей подсказывает, что вряд ли Джейс в баре пил бы сок. — …это. Чем бы это ни было. Правда, Джейс, пойдем, — просит девушка.

Но если он не уйдет, то она тоже не уйдет. Вот не уйдет, и все. Закажет себе тот же напиток, и Люку придется спасать от стаи разъяренных оборотней обоих Моргенштернов, будто со старшим ему проблем не хватило, новое поколение у подросло. Новые утренние звезды, дети Люцифера, прекрасные, когда падают.

Клэри падала все это время. Стояла, ходила, сидела или лежала — падала. Сейчас тоже падает, сидя рядом с Джейсом и от близости к нему наполняясь вовсе не теми мыслями, что должны быть в голове у сестры.

[nick]Clary Fairchild[/nick][status]летнее дитя[/status][icon]https://i.imgur.com/qlsLc1k.png[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/852817.png
тихий шелест колосьев, звездная даль
фиолетовый бархат в блестках дождя
[/sign][lz]<lz1>клэри фрэй</lz1><lz2>shadowhunters</lz2><lz> вокруг <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=80">нас</a> воздух — <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=80">мы</a> в нем.</lz>[/lz]

+1


Вы здесь » Crossed Hearts » Основы основ » family drama // the mortal instruments