Crossed Hearts

Объявление

Новости
11.05 ♥ Майские теплые новости // Немного о рекламах на нужных, на касты и о сюрпризах на будущее!

28.03 ♥ Мартовские новости // О фанбазе, топах и денежной реформе!

01.03 ♥ Свежий выпуск новостей // О новых подарках, карточках, переписи персонажей и многом другом!

27.01 ♥ Плашки в подарок // В честь нового дизайна спешим порадовать участников возможностью обновить профиль!

26.01 ♥ Новости Харта // О новом дизайне, упрощенной регистрации для всех желающих, новых внеигровых разделах для развлечения, а также о наших новых модераторах и предстоящих дополнениях!

11.01 ♥ Свежая сводка новостей // Изменения в теме разбитых сердец и топов, а так же иные правила получения коллекционных карт.

01.01 ♥ Первые новости года // Небольшой поздравительно-вступительный выпуск, полный свежей информации.

30.12 ♥ Украшаем елочку! // Игрушки ждут, когда ими нарядят нашу прекрасную ель. Не забудьте оставить свои пожелания!

25.12 ♥ Новогодний маскарад // Вечеринка новогодних костюмов объявляется открытой!

08.12 ♥ Почтовый ящик Санта Клауса // Новогодние письма принимаются. Порадуйте любимок!

01.12 ♥ Спасение Нового Года началось // Участники распределены по командам. Вперед, к победе!

01.12 ♥ Новогодняя лотерея // Раздача подарков объявляется открытой!

пост от Katastrophe Открыв глаза в иной временной петле начинаешь задумываться и смотреть со стороны за происходящим. Тяжело видеть своего двойника и понимать какие ошибки будут дальше совершенны. Но странно осознавать, что она готова дать этим ошибкам ход. После того как с радаров Знамогде пропала чуть менее древняя версия Валери, было решено продолжить приключения. Девушке удалось познакомится с Космо, собрать свой первый самодельный корабль (наверно правильнее назвать это Плот) совместно с знакомыми мастерами Знамогде, и наконец-то отчалить навстречу приключениям.

пост от Ether Он смотрел на их отражения в зеркале и не смог сдержать счастливой улыбки. Оживший мираж, пустынная сказка, что стала реальностью. Бог смерти прекрасно понимал, что одной настойчивости в достижении цели заполучить себе эту женщину было недостаточно. Если бы в душе у Нюйвы не зародились ответные чувства, если бы она не видела в нем хотя бы отголосок будущего избранника, то Анубис мог бы еще тысячу лет пытаться добиться ее, вплоть до момента, пока богиня бы просто не пожаловалась на его излишнее внимание тому же Гору.

пост от Day Алый «мазерати» летел по извилистой узкой дороге с такой скоростью, что, казалось, колеса машины едва касаются раскаленного солнцем асфальта. Ветер, беспрепятственно гуляющий по открытому салону, трепал волосы, оставляя на губах едва ощутимый привкус соли; море, хоть и невидимое отсюда, скрытое от взгляда горной грядой, было совсем неподалеку. Аполлон почти до упора вдавливал педаль газа в пол, словно задавшись целью выжать из машинного двигателя все, на что он был способен, заставляя автомобиль лететь по трассе на пределе возможного.

эпизод недели
навигация по форуму
очень ждем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossed Hearts » Основы основ » апрельские ливни // greek mythology


апрельские ливни // greek mythology

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/610718.png

и снова мне не уснуть, я навеки в плену -
все дороги, в конце концов, возвращаются в эту весну
холодам вопреки оживают ростки

https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/442042.png

аид и персефона

время остановилось между сказкой и былью

[nick]Persephone[/nick][status]асфодель[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/973693.png[/icon][sign]СНИТСЯ МОРЮ ГРОЗА, МЯГКИМ ТРАВАМ РОСА
снятся вольному ветру крылья и паруса
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/678924.png
И ЛИШЬ МНЕ НЕ УСНУТЬ, Я СЕГОДНЯ В ПЛЕНУ
горько-сладких воспоминаний, вернувших мне эту весну
[/sign][lz]<lz1>персефона</lz1><lz2>greek mythology</lz2><lz> и вплетаются нити дорог в ожерелье бессонных ночей лишь затем, чтобы мне однажды уснуть на <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=22">твоем</a> плече.</lz>[/lz]

+2

2

На Олимпе Аид появлялся редко, точнее, не появлялся вообще с тех самых пор, как вытянул жребий и ушел в свои владения. Не то чтобы его не звали, нет, Гермес появлялся регулярно, приводя за собой очередную партию теней или принося очередное послание-приглашение от Зевса, а заодно новости из внешнего мира и ворохи сплетен. Но у Аида не было ни времени, ни желания на визиты вежливости, он вообще предпочитал без крайней надобности свою вотчину не покидать. Сначала по-необходимости, потом уже по-привычке, так что ответ обычно был стандартный: у меня нет времени на все эти глупости. В какой именно форме и в каких именно выражениях Гермес передавал это отцу Аида не интересовало.

Ему хватало и своих забот. Привыкший к безвластию и анархии подземный мир сопротивлялся долго и упорно, не желая признавать новоявленного правителя, и поначалу любое его начинание воспринималось в штыки. Практически каждый из его подданных считал своим прямым долгом в первую очередь испытать его волю: а ты уверен, Владыка, что именно это приказал? А точно ли надо исполнять это твое распоряжение? А может ты все-таки свалишь наконец туда, откуда пришел? В лицо, конечно, подобное никто ему заявить не смел, но этот безмолвный вопрос столь отчетливо висел в воздухе, столь явно читался в чужих глазах и глумливых ухмылках, что, казалось, его можно потрогать на ощупь. До открытых бунтов дело пока не доходило, но заговоры за спиной плелись беспрестанно. Подземные делали ставки, как долго он здесь продержится прежде, чем сбежит навсегда подобно прочим его предшественникам, и шансы Аида оценивали не слишком высоко.

Ну уж нет, не дождетесь! Он никуда отсюда не уйдет, и чем раньше подземные это поймут и смирятся, тем лучше будет для всех них.

Порядок в своих владениях Аид навел хоть и не сразу, но раз и навсегда, и действовал он так, как привык за годы титаномахии: жестко и безжалостно. Все заговоры были разоблачены, самые отъявленные заговорщики — наказаны, дворец — достроен и обустроен, новый порядок — установлен. После вполне справедливого приговора-другого желание злоумышлять против него у местных обитателей заметно поубавилось. Подземный мир покорился, склонился перед его волей и теперь встречал его так же как и Цербер, что радостно вилял хвостом и тыкался всеми своими тремя головами ему в ладонь, подставляя уши под нехитрую ласку.

Когда Гермес появился с очередным посланием-приглашением, то ответ Аида был таким же, как и всегда. Вот только на этот раз Гермес не отступил так просто.

Он настаивает, — потупившись, сказал он.

Аид удивленно посмотрел на него. Кажется, братец слегка заигрался... Настаивает он, видите ли! Со своими бесчисленными любовницами-нимфами пусть настаивает (пока Гера не видит!), а он не его подданный и не мальчик на побегушках чтобы мчаться по первому зову.

И что с того? 

Гермес принялся с жаром убеждать его, что на этот раз он должен, просто обязан появиться, и лишь под конец своей пламенной речи упомянул в честь чего затевается очередное сборище: прошло сто лет с окончания войны и уже вошедшего в легенды жребия, определившего их жизни.

Аид вздохнул. Надо же, он совсем утратил счет времени... Но Гермес прав, если он не появится и на этот раз, это будет выглядеть странно. Нужно повидаться с братьями, тем более повод такой, что грех пропускать.

Я приду, — неохотно пообещал он.

Тогда он еще не знал, что это решение перевернет всю его жизнь.

[NIC]Hades[/NIC][status]Владыка мира мертвых[/status][AVA]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/22/265905.jpg[/AVA][lz]<lz1>Аид</lz1><lz2>Greek Mythology</lz2><lz>вечность впереди — много или мало? что имел — раздал, вновь душа пуста. не впервые <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=79">нам</a> начинать сначала — верить и любить с чистого листа.</lz>[/lz]

+2

3

Как же ей все это надоело.

Богиня весны, вечно юная и прекрасная, живущая среди цветов и не знающая забот, окруженная верными подругами-нимфами, куда бы ни пошла, Персефона вместо счастья по поводу всего этого испытывала тоску и скуку до оскомины во рту. Нет, она любила цветы, любила те луга, на которых танцевала вместе с Иахе, Фено, Левкиппой и Каллигенейей, плетя венки и распевая песни, но ее спутницы в первую очередь не дружили с ней, и не служили ей — они ее охраняли, причем не только не допуская к Персефоне внешних угроз, но и саму Персефону никуда не пуская одну. Что толку от юности и красоты, если нет свободы, если Персефона не может никуда пойти, прежде не оповестив четырех нимф, чтобы те обязательно увязались за ней, а в случае чего Каллигенейя быстренько доложила бы все Деметре?

Мать Персефона тоже любила, но опека Деметры доходила до смешного, превышая все границы. Хоть и вечно юная, Персефона все же давно не была ребенком, чтобы так ее контролировать. Каждый ее шаг. Дай Деметре волю, и она бы ходила с дочерью за ручку, а то и кормила с ложечки, и Персефона боялась, что это не преувеличение.

С отцом у богини весны отношения были чуточку лучше — то есть, никаких отношений не было. Зевс словно не помнил, что Персефона его дочь, да и неудивительно при количестве детей, счет которым уже наверняка потерялся. Персефону это вполне устраивало — иногда Зевс присылал ей дары, а иногда приглашал на празднества, простые жесты вежливости.

На праздник по случаю ста лет победы олимпийцев и годовщины царствования трех верховных богов Персефона идти не хотела. Деметра выставила это, как обязанность, а не как развлечение, потребовала, чтобы дочь нарядилась в ужаснувшую ее тунику и вплела в волосы как можно больше цветов, превратив мероприятие в маскарад.

Каллигенейя стояла над душой у Персефоны с раннего утра.

— Я не пойду, — твердила богиня закрытой двери. — Я не хочу. Зачем мне туда идти? Никто не заметит моего отсутствия.
— Ваша матушка заметит, — сказала Левкиппа.
— Она все заметит, — скривилась Персефона. — Но я не хочу!

Спустя пару часов препирательств она сдалась — одна упрямая Персефона против четверых столь же упрямых нимф и вдобавок непреклонной матери заранее проигрывала. Зато она сумела добиться разрешения надеть другую тунику, более спокойных цветов, и в волосы вплетать не целую клумбу, а один пион. Плодородие — это хорошо, но Персефона ведь не луг, чтобы цеплять на себя все дары природы сразу.

— А может, к вам там посватается кто-то, — сказала Фено, поправляя кудри богини.
— Ага, — вздохнула Персефона. — Арес сватался, Аполлон сватался, я же даже ответить ничего не успела.

Деметра вела себя, как курица-наседка, и в случае с двумя попытками богов взять дочь в жены первая встревала в разговор, вместо Персефоны отказывая женихам. Персефона сама бы сказала “нет” что чересчур воинственному Аресу, что чересчур, на ее взгляд, самовлюбленному Аполлону, но в том-то и суть — ей даже шанса не дали отказать, и это раздражало так, что только назло матери Персефона согласилась бы на брак с первым встречным.

Хотя нет, не согласилась бы. Она была слишком гордой для такого.

На Олимпе собрались все. Отовсюду звучал смех, пение и шутки, Дионисово вино еще не лилось рекой, но все к тому шло, Афродита флиртовала с Аресом, Аполлона окружили музы, и все веселились — кроме Персефоны. Она выдавила улыбку в знак приветствия, а потом чинно удалилась в уголок с нимфами.

Весь праздник Персефона вознамерилась проскучать в том уголке, поедая сладости и запивая нектаром, но вдруг поняла — Каллигенейя смотрит в другую сторону, Левкиппа занята виноградом, Фено с Иахе увлеченно сплетничают о ком-то, Деметры вовсе пока нет, и Персефону выпустили из виду.

Чем она незамедлительно воспользовалась.

Преимущества толпы — в ней легко затеряться. Персефона нырнула в скопление радостных смеющихся богов, приняла кубок вина от Диониса, поприветствовала Ириду, чуть не столкнулась с Немезидой, испуганно быстро отпрянула от грозной богини и столкнулась с кем-то другим. С мужчиной.

«Лишь бы не Зевс», — подумала Персефона, обернувшись.

Это был не Зевс. Она растерянно улыбнулась Аиду, мысленно рассмеявшись — от богини возмездия увернулась, чтобы налететь на владыку подземного царства.

— Здравствуйте, — сказала Персефона. — Эм… надеюсь, вы хорошо проводите время?

Как же натянуто и деланно звучали ее слова. Вежливость ради вежливости — и не из-за Аида и его сложившейся на Олимпе мрачной репутации, но из-за самого мероприятия, где хорошо проводить время могли только нимфы да виновник торжества Зевс.

[nick]Persephone[/nick][status]асфодель[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/973693.png[/icon][sign]СНИТСЯ МОРЮ ГРОЗА, МЯГКИМ ТРАВАМ РОСА
снятся вольному ветру крылья и паруса
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/678924.png
И ЛИШЬ МНЕ НЕ УСНУТЬ, Я СЕГОДНЯ В ПЛЕНУ
горько-сладких воспоминаний, вернувших мне эту весну
[/sign][lz]<lz1>персефона</lz1><lz2>greek mythology</lz2><lz> и вплетаются нити дорог в ожерелье бессонных ночей лишь затем, чтобы мне однажды уснуть на <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=22">твоем</a> плече.</lz>[/lz]

+2

4

Об этом своем опрометчивом решение заявиться на торжество Аид пожалел практически сразу, стоило только шагнуть на Олимп. Слишком яркий свет ударил по глазам, привычным к вечному полумраку подземного мира; в его владения Гелиос не решался даже краем глаза заглядывать, не то что светить... Полуослепленный, Аид на мговение замер на месте, прищурился, машинально прикрыл глаза рукой. К сожалению, заткнуть при этом еще и уши ему не пришло в голову.

А зря. Голос Деметры за спиной неприятно резанул слух. Что именно она сказала, Аид, дезориентированный столь резкой сменой обстановки, не разобрал, а оборачиваться и переспрашивать не стал, зная наперед, что ничего хорошего все равно не услышит. С сестрами, — ну, кроме малышки Гестии, — он ладил плохо, то есть не ладил вообще. Гера и Деметра считали его чудовищем еще с их самой первой встречи, и не стеснялись говорить об этом вслух по поводу и без. Аид же, в свою очередь, считал их обеих глупыми курицами, и тоже не считал нужным держать это свое мнение при себе.

И нет, по дурацким словесным стычкам, в которые неизбежно превращалась каждая их встреча, он точно не скучал. Сто лет он сестер в глаза не видел и не вспоминал, и еще столько же мог бы прекрасно без них прожить. 

От необходимости реагировать на колкости Деметры его избавил невесть откуда появившийся Посейдон. Брат налетел на него как ураган, хлопнул по спине так, что кого другого, чуть более легкого или чуть менее твердо стоящего на ногах, запросто сбил бы с ног, обнял за плечи.

Надо же, ты все-таки выполз наконец их своих подземелий! Идем к нам, я тебе такооое расскажу...

Аид позволил ему себя увести, не удостоив Деметру и взглядом.

Дом, милый дом. Сто лет прошло, а здесь ничего не изменилось.

О чем могут говорить на празднике изрядно подвыпившие братья, не видевшие друг друга ни много, ни мало, а целую сотню лет? Ну, разумеется, о женщинах! Аид задумчиво крутил в руках чашу с разбавленным вином и вот уже битый час слушал, как Зевс и Посейдон наперебой похваляются своими амурными похождениями. От громогласных голосов братьев звенело в ушах, а ощущение, что он тут в их компании явно лишний, становилось все отчетливее и сильнее. Что он вообще здесь делает? Слушает их пьяную похвальбу? Зачем? Он и без этих их россказней прекрасно знает, что оба его брата — жеребцы те еще, как были, так и остались. Это как бы уже давно ни для кого не секрет, даже для их законных жен, Геры и Амфитриты. 

А ты чего молчишь, Аид? — Посейдон ощутимо ткнул его локтем в бок, выдергивая из задумчивости. — Сам-то как, жениться не надумал? Или все к морским нимфам заглядываешь?

Не заглядываю.

Ну и дурак! — припечатал Зевс.

Аид пожал плечами и не стал спорить. Как объяснить этим двоим, что у него нет на все это ни времени, ни желания, он не знал, да и не собирался оправдываться, рассчитывая, что если он не станет поддерживать эту тему, то братья угомонятся и отстанут. Наивный!

Погоди, а что там с твоей нереидой, как же ее звали... — Зевс щелкнул пальцами, безуспешно пытаясь вспомнить нужное имя. Куда уж там... Он имена и лица своих любовниц, небось, не успевает запоминать, что уж тут говорить про чужих. — Она же так любила тебя, даже следом за тобой в подземный мир спустилась...

Ее больше нет, — отозвался Аид, и сам удивился, как спокойно и ровно прозвучал его голос.

Левка.
Серебристые длинные локоны и бездонные голубые глаза, нежные руки и мягкий голос, шелестящий как прибой.
Серебристый тополь на берегу Амелета, роняющий свои листья на черную гладь реки, вот и все, что от нее осталось. 

Она не смогла жить в моих владениях. Мой мир — плохое место для нереид.

Да и вообще для всего живого если уж на то пошло. Только порождения ночи и мрака чувствуют себя там вольготно. А он сам... Он привык.

Внезапно стало тошно. От этого идиотского праздника, от братьев с их дурацкими разговорами, от воспоминаний, от самого себя. До боли захотелось глотнуть свежего чистого воздуха, и Аид не стал отказывать себе в этом желание. Пробормотав что-то, что при желание можно было принять за извинения, он встал и торопливо направился к выходу, шагая сквозь расступающуюся перед ним толпу. И едва успел поймать налетевшую на него и явно зазевавшуюся девушку, которую едва не сбил с ног. Девушка подняла на него глаза, и... Сердце замерло, провалилось куда-то вниз, застыло в груди холодным комом. На какой-то миг Аид ослеп, оглох, забыл обо всем. Мир перевернулся, исчез. В нем осталась только она; только ее глаза, глядящие прямо в душу, только ее лицо, прекраснее которого не могло существовать, только ее голос, тихим эхом звучащий в ушам, только ее рука в его руке, обжигающая своим прикосновением...

Да, все просто замечательно, — отозвался он, почти не осознавая смысла слетающих с языка слов. — Кто ты?

[nick]Hades[/nick][status]Владыка мира мертвых[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/22/265905.jpg[/icon][lz]<lz1>Аид</lz1><lz2>Greek Mythology</lz2><lz>вечность впереди — много или мало? что имел — раздал, вновь душа пуста. не впервые <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=79">нам</a> начинать сначала — верить и любить с чистого листа.</lz>[/lz]

+2

5

Про Аида, Персефона, конечно, слышала. Кто же не слышал о трех верховных богах, поделивших между собой три царства — небо, море и подземный мир? Только если о Зевсе и Посейдоне говорили, как о великих владыках, великих воинах и просто великих, то, когда речь вдруг заходила об Аиде, голос понижали, и ничего хорошего о нем не рассказывали. Только страшные вещи, звучащие, совсем как жуткие сказки смертных. Живет под землей, в царстве теней, правит чудовищами, сам не лучше… Примерно так говорила Деметра, вспоминая о нем, и ее голос тогда звучал резко, неприятно, как воронье карканье. Деметра не любила брата — по неизвестным Персефоне причинам. Но Деметра, наверное, никого не любила, кроме дочери, сосредоточив на Персефоне все свое внимание, всю свою любовь, которая могла принадлежать мужчине, кроме Зевса {существуют ведь мужчины, кроме Зевса!} или другим детям — как же Персефона бы хотела, чтобы мать однажды заново влюбилась и произвела на свет дитя! Тогда она бы меньше следила за Персефоной, и той бы не пришлось вечно чувствовать себя непослушным ребенком или цветком в теплице. Или птицей в клетке — в золотой клетке, но от того клеткой быть не перестающей. У Персефоны было все. И любовь тоже была. А свободы — не было.

Больше всего она мечтала о свободе.

Все говорили, что Аид пугающий. Что один его взгляд заставляет похолодеть, сжаться и застыть, скованным страхом. Что его касания несут смерть или же просто холодны, как лед или как камень — если он дотрагивается до бессмертных. Это говорили нимфы, сплетницы, часто выдумывающие то, чего нет, но они были действительно уверены — из-за необщительности Аида они не могли сменить мнение.

Но Персефона смотрела ему прямо в глаза, и по ее коже не бежал мороз, а его рука, аккуратно держащая ее ладонь, была теплой. Ничего похожего на дурацкие сплетни — она и не верила этим россказням. Аид тоже смотрел на нее, и в его взгляде отражалось что-то… особенное, ранее Персефоной не виденное.

Мурашки у нее по спине все же пробежали, но не от страха. И не от холода, что якобы появляется вокруг владыки царства мертвых.
Персефона внезапно поняла кое-что новое, сама для себя открыла новую грань таинственного до сих пор брата своего отца.

Аид вовсе не был ужасным. От него не исходила аура жути, не веял морозный ветер. Аид был вежливым — если бы Персефона так столкнулась с кем-то другим, реакция последовала бы более… громкая.
А еще — Аид был привлекательным.
По-настоящему привлекательным — раньше Персефона ничего подобного ни о ком не думала, а мужчин сторонилась, за редкими исключениями. У нее не было шанса вступить в брак, а насмотревшись на Деметру, посвятившую себя ребенку и одиночеству, и на Геру, страдающую от ревности, которая только и делала, что изводила новых любовниц мужа, которым не было конца… после этого Персефоне не особенно-то хотелось становиться чьей-то женой, чтобы терзаться так же, или чтобы произвести на свет дитя и донимать его или ее навязчивой заботой. Примеров счастливых браков Персефона не видела — даже Амфитрита выглядела печальной, когда богиня весны гостила в морских владениях Посейдона.

Но Аид ей понравился.

И что такого, что он живет в подземном царстве? Не одни чудовища там живут, да и… Должен же там кто-то править. Интересно, подумала Персефона, а Аид этого хотел? Неужели кто-то сам, по собственной воле может выбрать мир мертвых, а не море — ибо хозяин неба был известен заранее? А может, там на самом деле не так ужасно, как воображают ни разу не побывавшие там сплетники и сказочники?

Из подземного царства не возвращаются — смертные. У богов тоже нет желания там гостить. Они не могли умереть, но они все равно боялись смерти, даже отголосков ее, пугались теней, чудовищ и вод Леты… несмотря на то, что они — неуязвимые божества. Персефона думала, что это глупо. Она не боялась. Она мало чего боялась — но гнев Деметры вызывал у нее опаску, поэтому вопрос Аида ввел в замешательство. Он знал имя своей сестры. Он должен был знать имя ее дочери. И весь Олимп знал, как ревностно Деметра ее оберегает.

— Я… — замялась Персефона, покосившись на мелькнувшую в разноцветной толпе тунику Каллигенейи. Конечно же, дриады опомнились и начали ее искать, чтобы не получить выговор от Деметры — и чтобы самим сделать выговор сбежавшей без спросу богине.

Нужно было скорее отсюда убираться. Не для того Персефона согласилась появиться на празднике, чтобы скучать и дальше, да и с Аидом ей хотелось пообщаться подольше.

— Я… Кора, — на ходу выдумала она себе другое имя. — Меня преследуют, — с улыбкой сообщила девушка. — Вы можете помочь мне скрыться? — обманывать повелителя мертвых — не лучшая идея, но Персефоне было все равно. Ее могли раскрыть и привести за руку к Деметре, а могли не раскрыть и спрятать от взора матери хотя бы на время. А могли раскрыть, но спрятать. Персефона в любом случае ничего не теряла.

[nick]Persephone[/nick][status]асфодель[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/973693.png[/icon][sign]СНИТСЯ МОРЮ ГРОЗА, МЯГКИМ ТРАВАМ РОСА
снятся вольному ветру крылья и паруса
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/678924.png
И ЛИШЬ МНЕ НЕ УСНУТЬ, Я СЕГОДНЯ В ПЛЕНУ
горько-сладких воспоминаний, вернувших мне эту весну
[/sign][lz]<lz1>персефона</lz1><lz2>mythology</lz2><lz> и вплетаются нити дорог в ожерелье бессонных ночей лишь затем, чтобы мне однажды уснуть на <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=22">твоем</a> плече.</lz>[/lz]

Отредактировано Sunny (2022-05-16 02:43:53)

+1


Вы здесь » Crossed Hearts » Основы основ » апрельские ливни // greek mythology