Crossed Hearts

Объявление

Новости
11.05 ♥ Майские теплые новости // Немного о рекламах на нужных, на касты и о сюрпризах на будущее!

28.03 ♥ Мартовские новости // О фанбазе, топах и денежной реформе!

01.03 ♥ Свежий выпуск новостей // О новых подарках, карточках, переписи персонажей и многом другом!

27.01 ♥ Плашки в подарок // В честь нового дизайна спешим порадовать участников возможностью обновить профиль!

26.01 ♥ Новости Харта // О новом дизайне, упрощенной регистрации для всех желающих, новых внеигровых разделах для развлечения, а также о наших новых модераторах и предстоящих дополнениях!

11.01 ♥ Свежая сводка новостей // Изменения в теме разбитых сердец и топов, а так же иные правила получения коллекционных карт.

01.01 ♥ Первые новости года // Небольшой поздравительно-вступительный выпуск, полный свежей информации.

30.12 ♥ Украшаем елочку! // Игрушки ждут, когда ими нарядят нашу прекрасную ель. Не забудьте оставить свои пожелания!

25.12 ♥ Новогодний маскарад // Вечеринка новогодних костюмов объявляется открытой!

08.12 ♥ Почтовый ящик Санта Клауса // Новогодние письма принимаются. Порадуйте любимок!

01.12 ♥ Спасение Нового Года началось // Участники распределены по командам. Вперед, к победе!

01.12 ♥ Новогодняя лотерея // Раздача подарков объявляется открытой!

пост от Wardruna Эрегион, красивый благословенный край, там даже дышалось иначе. Эльронд все еще не знал края прекраснее разрушенного Гондолина, но земли владыки Келебримбора все-таки внушали тот же восторг. Здесь не надо было строить блистательных городов (которых хватало в достатке), чтобы впечатлить любого гостя. Эрегион потрясал своей великолепной дикой, но такой податливой природой. Здесь располагались живые леса и даже камни умели, кажется, разговаривать.

пост от alchera Пальцы у Тиссаи острые, всегда находят старые шрамы, и боль напоминает Йеннифэр о той решимости, с какой она некогда цеплялась за осколок зеркала, в котором все еще отражалась Янка. Ее глаза рябили бешенством, когда Тиссая стягивала раны магией, иглой скользившая по краям и за гранью возможного. Понимание происходящего пришло не сразу, и все же даже при Янке, глупой девке, было достойное качество принимать ответственность за свои решения – даже если они ошибочны.

пост от epic Геральт мог только догадываться, кто именно ждёт его по ту сторону двери. Как, впрочем, и обо всём в своей жизни, все воспоминания упрямо продолжали сбегать от любых попыток их потревожить. Потому, когда перед ним вдруг оказалась на удивление очаровательная юная девушка, глаза ведьмака слегка расширились в искреннем удивлении. Он, конечно, догадывался, что ноги сами привели его к важному человеку в его прошлой жизни.

эпизод недели
навигация по форуму
очень ждем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossed Hearts » Основы основ » Баллада о борьбе // Greek Mythology


Баллада о борьбе // Greek Mythology

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Баллада о борьбе
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/22/642004.jpg
давным-давно

И пытались постичь мы, не знавшие войн,
За воинственный клич пpинимавшие вой,
Тайну слова "пpиказ", назначенье гpаниц,
Смысл атаки и лязг боевых колесниц...

written by Nike & Prometheus

[NIC]Prometheus[/NIC][status]огоньку не найдется?[/status][AVA]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/22/727060.jpg[/AVA][lz]<lz1>Прометей</lz1><lz2>Greek Mythology</lz2><lz>но до тех пор, пока огонь горит, каждый его по-своему хранит, если беда и если холода...</lz>[/lz]

+2

2

Жить в царстве Стикс для Ники было привычно, и она долгое время даже не знала, что такое — солнце. Там не было солнца. Только темное небо без облаков, пустое, откуда лился мертвенный свет, крылатая богиня так и не выяснила, но она любила летать в тех небесах, наедине с собой и своими мыслями, обиженная на братьев и сестру, на мать, на всех. Нике было лучше одной, чем с ними. Она словно приемыш; что рядом с воинственной Бией, могучим Кратосом, хищным Зелом и ужасной Стикс делает златокрылая богиня победы? Она разительно отличалась от них, но она все равно была их сестрой, их дочерью — и в ней жил тот первобытный ужас, таясь в глубинах души.

Ника — беззаботная, Нике нет дела до материнских проблем, если у Стикс вообще были проблемы. Нике нет дела до бесконечных стычек Кратоса, Зела и Бии. Ника целыми днями то выделывает фигуры высшего пилотажа в пустом небе, то лежит на полях асфоделей, вдыхая цветочный аромат и вплетая цветы в свои темные волосы, то гуляет по берегу материнской реки, бесстрашно окуная ладони в жуткие воды. Но, когда Стикс зовет Нику, говоря, что ей нужна помощь дочери — богиня отзывается немедленно.

Она все еще жаждет заслужить одобрение матери. Любовь матери. То, чего ей так не хватает и никогда не будет хватать, ибо лишь спустя тысячелетия Ника поймет, как именно относилась Стикс к своим детям. Пока же она бежит на зов, как все дети, и ей только в радость помочь, ей даже делать ничего не нужно, только летать над полем боя, пока идет сражение олимпийцев и титанов. Летать возле олимпийцев; Ника на их стороне. Не то чтобы она на самом деле осуждала Кроноса или поддерживала Зевса, ей было все равно, лично она не знала никого из них, поэтому… олимпийцы были обречены на победу. Они и без Ники справлялись не так плохо, но с Никой и вовсе их шансы свергнуть титанов стали стопроцентными.

Но не постоянно идут боевые действия, им тоже нужно передохнуть, хотя они и божества. Пока противоборствующие стороны отдыхают, Ника старается улизнуть в новый для нее мир — мир смертных. Выросшая в подземном царстве богиня с восторгом рассматривает солнце {и не щурится от его света}, небо, которое, оказывается, может быть светлым, цветы, самые разные, не только асфодели… Мир такой огромный, такой замечательный, такой потрясающий, что не хочется возвращаться обратно. Ника не думает, что придется — может, и не придется. Кто заставит ее, если она не захочет?

Она знакомится с новыми цветами, животными, птицами, находит общий язык со всеми — кроме людей. Люди для Ники еще удивительней, чем солнце и светлое небо; люди на вид, как боги, но не обладают их силой и знаниями, люди созданы богами и возносят им молитвы, и потому Ника их не боится {она ничего не боится, чего ей бояться?}, так что к вооруженным мечами мужчинам подходит без опаски. А зря.

Ника недоуменно хлопает глазами, когда ее окружают, не понимая, что происходит и чего они от нее хотят. Они должны радоваться ее появлению, она ведь снизошла с небес, они должны испугаться, а после провозглашать ей хвалу… или что там принято провозглашать. Но они не должны пытаться схватить ее.

Что делать, Ника не знает. Напади на нее чудовища, и она бы разогнала их, да и в царстве Стикс привыкла к чудовищам, некоторых даже приручила. Если она попробует разогнать людей, то… люди же хрупкие. Убивать их Ника не хочет, ранить тоже, а то, что она просит или приказывает им оставить ее в покое — не действует. Только смеются и вновь тянут руки. Схватить не получается, Ника быстрая и ускользает от них, но попыток мужчины не прекращают.

Заявления насчет матери их тоже веселят. Ника так удивляется, что одному смертному таки удается схватить ее за запястье, притянув к себе.

— Пусти, — обиженно вскрикивает богиня. — Говорю же, моей матери это не понравится! Моя мать — Стикс, ясно вам? Стикс!

Про Стикс на земле до завершения Титаномахии не слышали. Ее водами пока не клянутся. Для людей имя Стикс все еще ничего не значит, и вызывает лишь новые раскаты режущего уши смеха.

Ника может высвободить крылья и улететь, но почему-то это не приходит ей в голову.

[nick]Nike[/nick][status]горька моя победа[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/832528.png[/icon][sign]ВИХРИ НЕВИДАННОЙ СИЛЫ НЕ ДАЮТ УДЕРЖАТЬСЯ
отрывают меня от земли, нарушая закон гравитации
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/699875.png
и плывут мечты сквозь года, сквозь морские приливы
СКВОЗЬ АПРЕЛЬСКИЕ ЛИВНИ - Я ХОЧУ, ЧТОБ ТАК БЫЛО ВСЕГДА
[/sign][lz]<lz1>ника</lz1><lz2>greek mythology</lz2><lz> дремлют в дымке вулканы, тонут в воде облака - полон тайн необъятный мир, отраженный в <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=22">твоих</a> зрачках.</lz>[/lz]

+1

3

Нити времени обжигали пальцы, дрожа, как черезмерно натянутые струны. Дерни чуть посильнее — и они оборвутся, высвобождая заключенную в них силу. Время стонало, гудело, скрученное безжалостной твердой рукой. Время рвалось на волю. Кронос не скупился на подобные фокусы, щедро расшвыривая временные мины-ловушки на поля сражений. Не заметишь, наступишь на такую, и сотня лет промчится для тебя как миг. Для бессмертного подобное... ну, скажем так, очень неприятно и здорово дезориентирует, для смертного же — верный приговор. Прометей периодически натыкался на этих несчастных после битвы; насквозь изъеденные ржавчиной и рассыпающиеся в прах доспехи и оружие, да голые белые кости, вот и все, что от них оставалось. Впрочем, некоторым везло чуть больше, для них время не ускорялось, а наоборот останавливалось, замирало на месте. Из боя они, конечно, выпадали, но если потом аккуратно обезвредить такую ловушку (а не ударить со всей дури молнией или чем под руку подвернется как некоторые!), то попавших в нее еще можно спасти.

Именно это Прометей и пытался сделать и вот уже битый час распутывал хитро закрученный узел скомканных временных потоков на вершине мерцающего туманного купола, накрывшего узкую рассщелину в которой бесследно пропал в последней битве один из его отрядов. Это уже была четвертая ловушка за это утро, но с предыдущими ему не везло; к тому времени, как удавалось их снять, спасать там уже было некого. Но тут временные потоки звенели иначе, в другой тональности, так что был шанс, что старается он не напрасно.

Так и оказалось. Узел наконец поддался, и освобожденное время вырвалось из рук и со свистом полетело вперед, наверстывая упущенное. Марево, скрывавшее происходящее в ущелье от его глаз, рассеялось. Солдаты повскакивали с земли, схватились за оружие, торопливо выстраиваясь в некое подобие боевого построения, — не зря он гонял их от рассвета до заката, пытаясь научить хоть чему-то! — но, узнав его, опустили оружие.

Все в порядке, — сказал Прометей. — Бой закончился, мы победили.

О том, что бой закончился почти две недели назад говорить своим людям он не стал. Это уже было не столь существенно.

Убедившись, что дорогу они знают, Прометей отправил солдат в лагерь, а сам двинулся дальше. В нескольких стадиях от этого ущелья была еще одна ловушка — последняя, о которой ему было известно. Возможно, там тоже есть уцелевшие...

Уцелевших там не оказалось. Распутав временные узлы, Прометей обнаружил лишь голые кости, по которым невозможно было даже опознать погибших. Он лишь вздохнул, неохотно признавая собственное бесилие. После того, как здесь побывала смерть, тут уже ничего не поделаешь. Нужно возвращаться. Он и так потратил полдня на поиски уцелевших вместо того, чтобы... Чего там Зевс от него хотел?

Ладно, он разберется с этим позже, когда вернется. По-крайней мере кое-кого ему все же удалось спасти.

Ветер ткнулся мордой ему в плечо, тихо заржал, ударил копытом о землю. Прометей потрепал коня по шее и вскочил в седло. Он не любил искажать пространство вокруг себя и проламывать путь силой, и предпочитал без крайней необходимости не ломиться сквозь эфир. Лучше уж верхом, тем более что легконогий Ветер вполне оправдывал данное ему имя. Интересно, успеет ли нагнать своих людей до того, как они вернутся в лагерь?

Успел. Солдаты явно не спешили вовзращаться к службе, и догнав их, Прометей понял причину их задержки. Девушка. Красивая, юная, темноволосая и... бессмертная. Идиоты!

Прекратить! Что именно в словах «возвращайтесь в лагерь» было непонятно? Выполняйте!

Миг, и он оказался рядом с девушкой, спрыгнул на землю, встав между ней и солдатами. Разумеется, спорить с ним желающих не было, так что солдаты, пробормотав что-то, что при желание можно было счесть за извинение, и отступили. Прометей перевел взгляд на девушку.

Ты как, в порядке? — уже совершенно другим, гораздо более мягким тоном спросил он. — Они тебя не напугали? Не обидели?

[nick]Prometheus[/nick][status]огоньку не найдется?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/22/727060.jpg[/icon][lz]<lz1>Прометей</lz1><lz2>Greek Mythology</lz2><lz>но до тех пор, пока огонь горит, каждый его по-своему хранит, если беда и если холода...</lz>[/lz]

+1

4

Они не причиняли Нике боль и не хотели ей зла — она вообще не поняла, чего они хотели. Улыбались, говорили что-то про то, какая она красивая, особо руками не трогали, но потому, что богиня уворачивалась, и в другой ситуации она бы приняла это за игру, но сейчас с ней никто не играл. Да и Ника всегда побеждала в играх, а здесь почему-то проигрывала, или попадалась в чужую ловушку, и это все больше ее пугало.

— Я дочь Стикс, — упрямо повторила богиня в лицо того, кто схватил ее — тоже не больно, но крепко. — Отпусти, — и в ее светлых глазах всколыхнулась тьма, унаследованная от первобытного ужаса, но не особо впечатлила воина. Тот только сильнее заулыбался, намереваясь приобнять незнакомую деву и повести куда-то, куда Нике вовсе не хотелось.

Ника начала паниковать. Паниковать для нее было в новинку, но она оказалась в тупике, а расправить крылья уже бы не вышло, ее тесно окружили. Только стукнуть чем-то, чем бы стукнула чудовище, но для человека это… Нет, Ника точно не рассчитала бы силы, а люди ей нравились, несмотря ни на что.

Их прервал мужской голос, и Ника подняла глаза на всадника, с первого взгляда понимая: бессмертный. Больше ничего о нем богиня не знала, видела впервые, но он, судя по всему, командовал солдатами, потому что они его послушались, отпустили Нику, проворчали что-то, что она решила считать мольбой о прощении, и ушли туда, куда им приказали. Ника с интересом рассмотрела свое запястье, ища следы от чужих пальцев на коже и не находя. Хорошо, ей бы не понравилось, если бы остались синяки.

— Я в порядке, — уверенно заявила Ника. — Еще чего, чтобы они меня напугали, — она гордо задрала носик, но на деле все же чуточку страшно ей было. В новой обстановке, где все такое непривычное, где Ника ощущала себя чужой по сей день — конечно, она испугалась, но не станет же признаваться. Богиня победы была достаточно тщеславной. — И не обидели. Я не поняла, чего они от меня хотели, — пожаловалась Ника. — Убить не могли… и не пытались. Красть у меня нечего, — она развела руками в стороны, демонстрируя самую простую тунику, не из дорогой ткани, и полное отсутствие браслетов и ожерелий. — Они только смеялись. Странные; я думала, что богов почитают, — последнее Ника протянула обиженно. Да если бы эти смертные только узнали, кто она! Они бы в ногах у нее валялись, умоляя о милости!

Ника задумалась и решила, что ей не хочется, чтобы у нее валялись в ногах. Это неэстетичное зрелище, а если бы еще попытались хватать за лодыжки и срывать ее сандалии? Это же щекотно. Нет, лучше не надо, но могли бы вести себя поуважительнее с той, от кого, возможно, зависели их жизни в следующей битве.

— А что насчет тебя? — Ника заинтересованно посмотрела на мужчину. — Ты их командир, или как это называется? Но зачем ты ими командуешь? Я имею в виду, они — люди, а ты… нет, и Титаномахия в самом разгаре, так что… — она приложила пальчик к губам. Титан или олимпиец? На чьей он стороне? Если он выступает за титанов, то может заранее сдаваться; ни у кого у олимпийцев после присоединения к ним Ники не осталось сомнений насчет исхода битвы. Но Стикс потребовала у дочери сохранять инкогнито, а то умудрится кому-то ляпнуть про свою победоносность, а ее возьмут и похитят, запрут где-то, чтобы не вылетела в нужный момент, а это значит провал. Отчасти поэтому Ника не раскрывала крылья, хотя люди узнать ее не могли, но увидеть ее мог кто угодно, вот перед ней живое доказательство.

Наверное, зря она громко заявляла, что дочь Стикс. Но у Стикс две дочери, так что… может, обойдется. Как высока вероятность, что Нику можно спутать с Бией?

Да нет, подумала Ника, не о чем переживать. Они все четверо росли в подземном царстве и о них очень мало кто знает, а богиня победы в стане олимпийцев — тем более тайна.

— …так что немного непривычно видеть бога среди смертных, — кое-как закончила Ника. — Спасибо, — тише добавила она. — А лагерь — это где? — скучающая Ника с удовольствием бы увязалась следом за показавшимся ей милым бессмертным. Новые впечатления манили ее, как бабочку на свет, и все лучше, чем летать в одиночестве среди пустого неба.

[nick]Nike[/nick][status]горька моя победа[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/832528.png[/icon][sign]ВИХРИ НЕВИДАННОЙ СИЛЫ НЕ ДАЮТ УДЕРЖАТЬСЯ
отрывают меня от земли, нарушая закон гравитации
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/699875.png
и плывут мечты сквозь года, сквозь морские приливы
СКВОЗЬ АПРЕЛЬСКИЕ ЛИВНИ - Я ХОЧУ, ЧТОБ ТАК БЫЛО ВСЕГДА
[/sign][lz]<lz1>ника</lz1><lz2>greek mythology</lz2><lz> дремлют в дымке вулканы, тонут в воде облака - полон тайн необъятный мир, отраженный в <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=22">твоих</a> зрачках.</lz>[/lz]

+1

5

И впрямь, чего могут хотеть ошалевшие от безделья, успевшие забыть о дисциплине, уверенные в том, что им все позволено (пока командиры не видят!) мужчины от красивой девушки? Неизвестно, как далеко все это могло зайти если бы он не вмешался. Вовремя он их догнал. Его солдаты ведь даже не поняли, что перед ними богиня, пусть и совсем юная и очень наивная. Недоумение и обида в голосе девушки были столь искренними, что Прометей отвел глаза. Может эта девочка и богиня, но она еще совсем ребенок. Она еще не видела в своей жизни зла и не умела распознавать при встрече даже глядя на него в упор. И, наверное, правильнее было бы все объяснить, открыть ей глаза, пока этого не сделала, — и куда более жестко! — сама жизнь, но...

Ему не хватило духа.

Прости их, они не поняли, кто ты, и были не слишком почтительны. Ты просто понравилась им, и они хотели чтобы ты... — он заколебался, не зная, как сказать ей и при этом не напугать и не спровоцировать вполне обоснованного негодования и ярости, и не сразу нашел подходящие слова. — Они хотели чтобы ты полюбила хотя бы одного из них, но не знали, как сказать тебе об этом. Просто они еще молоды и порой делают глупости, не со зла, а потому что сами не понимают, что творят. Прости их. А я позабочусь чтобы подобного больше не повторилось. Я — Прометей.

Привычное «сын Япета» осталось несказанным, застряв в горле комком. Права зваться сыном своего отца у него больше не было, с тех самых пор как он покинул его, решив поддержать Зевса и его братьев. Япет так и не смог принять его выбор. Последнее, что Прометей тогда от него услышал было брошенное уже в спину: «если ты сейчас уйдешь, то ты мне больше не сын». Тогда его это не остановило, Прометей верил, что поступает правильно. Но брешь в сердце оставило.

А как тебя зовут? Где ты живешь? Давай я отведу тебя домой, не стоит тебе бродить здесь одной, это может быть небезопасно.

Вопрос о лагере Прометей вполне намеренно пропустил мимо ушей. Военный лагерь — неподходящее место для женщины, нечего ей делать среди солдат. Но и позволить незнакомке и дальше бродить в одиночку Прометей не мог, места здесь были не самые спокойные. Помимо солдат, встреча с которыми могла оказаться не слишком приятным опытом для невинной девушки, в этих краях периодически бродили и лазутчики Кроноса, порой смертные, а порой и бессмертные, а время от времени, как правило после заката солца, носились и всяческие чудища, нападавшие на каждого встречного. Разгуливать здесь в одиночку и впрямь было небезопасно. Для всех будет лучше, если девушка позволит ему проводить ее домой. Конечно, если ей есть куда возвращаться. 

[nick]Prometheus[/nick][status]огоньку не найдется?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/22/727060.jpg[/icon][lz]<lz1>Прометей</lz1><lz2>Greek Mythology</lz2><lz>но до тех пор, пока огонь горит, каждый его по-своему хранит, если беда и если холода...</lz>[/lz]

+1

6

Про жизнь смертных, как и богов, Ника знала мало — в царстве Стикс ее братья и сестра только дрались между собой, а мать занималась лишь одной ей известными делами, отец же вовсе в расчет не брался, а больше там никого не было, кроме чудовищ и мертвых душ. Что чудовища, что мертвые души не были особо разговорчивыми, так что Ника, оказавшись в мире смертных, радовалась не только светлому небу и различной флоре и фауне, но и возможности новых знакомств, только как знакомиться — не знала. А еще она абсолютно ничего не знала о жизни, особенно о некоторых важных частях жизни что богов, что людей. В частности, про любовь в различных ее проявлениях.

— Чтобы я их полюбила? — это было даже приятно. Даже немного мило, если подумать. Ника не догадывалась, что под этим подразумевалось, а если бы догадалась, то превратила бы солдат в мышей или кого-то подобного, но она осталась в святом неведении и довольно-смущенно порозовела. Внезапно мужчины показались ей уже не пугающими. — Ладно, — великодушно решила Ника. — Я их прощу. Но ты им скажи, пусть больше меня не трогают, а то они немного… не в моем вкусе.

Формулировка на самом деле означала «я их испугалась», но Ника нашла более изящный способ выразиться.

Прометей. Это имя ей ничего не говорило, Ника пока что знала немногих олимпийцев: Зевса, потому что он был в центре событий, Геру, как его жену, Аида и Посейдона, как его братьев, и вроде бы все. Ее ни с кем не знакомили, все были жутко заняты, участие Ники ограничивалось только в полетах над полем брани.

Ника поправила тунику, поправила волосы, еще раз с любопытством посмотрела на Прометея и решила нарушить инкогнито.

— Я Ника, — или не решила, а нечаянно проболталась, но не заметила. К лучшему, потому что если бы начала оправдываться, сделала бы только хуже. — Я живу в подземном царстве, и не надо меня туда провожать, там скучно ужасно, а здесь весело, здесь облака есть, цветы, животные такие забавные, — разулыбалась богиня. — И смертные тоже забавные. Да и мне пока рано возвращаться домой, потому что… — Ника прикусила язычок. Вот это уже точно не стоило рассказывать, она и так наговорила кучу всего. — Я с матерью поссорилась, — на ходу изобрела богиня. — И убежала.

Что ж, это была почти не ложь. Лагерь же Нику интересовал все больше, хотя, если все солдаты захотят, чтобы она их полюбила, это создаст определенные проблемы. Что-то медленно начало подсказывать ей, что в словах про любовь существовал иной подтекст, и тогда в лагерь соваться не стоило.

Но Ника решила не задумываться об этом и решать проблемы по мере их поступления.

— А ты где живешь, Прометей? — спросила богиня. — И почему ты командуешь смертными? — повторила она. Это могла быть тайна, но… можно же отказаться отвечать или соврать.

[nick]Nike[/nick][status]горька моя победа[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/832528.png[/icon][sign]ВИХРИ НЕВИДАННОЙ СИЛЫ НЕ ДАЮТ УДЕРЖАТЬСЯ
отрывают меня от земли, нарушая закон гравитации
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/699875.png
и плывут мечты сквозь года, сквозь морские приливы
СКВОЗЬ АПРЕЛЬСКИЕ ЛИВНИ - Я ХОЧУ, ЧТОБ ТАК БЫЛО ВСЕГДА
[/sign][lz]<lz1>ника</lz1><lz2>greek mythology</lz2><lz> дремлют в дымке вулканы, тонут в воде облака - полон тайн необъятный мир, отраженный в <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=22">твоих</a> зрачках.</lz>[/lz]

+1

7

Про подземное царство Прометей почти ничего не знал. Спускаться туда ему, к счастью, не доводилось. Он лишь слышал краем уха обрывки чужих разговоров, обычно тут же затихавших, стоило отцу заметить, что он поблизости и слышит то, что не предназначено для его ушей. И, судя по тому немногому, что он успел узнать с чужих слов, подземное царство было местом темным, мрачным и очень-очень опасным, и обитали в нем всякие жуткие твари и кровожадные чудовища, порожденные изначальным мраком и тьмой.

Глядя на Нику верить этому уже не получалось. Эта девочка была кем угодно, но не чудовищем.

Вероятно, слухи об ужасах подземного мира были несколько преувеличены. Но, даже если в них была хоть толика правды, нежелание Ники туда возвращаться было Прометею вполне понятно. Кто в здравом уме променяет этот беспокойный яркий живой мир на мрачную обитель смерти?

У тебя красивое имя, Ника, — сказал он. — Рад знакомству.

Как зовут ее мать Прометей спрашивать не стал, чувствовал: не ответит. Судя по тому, как внезапно Ника замолчала на полуслове, она и собственное-то имя называть ему не хотела. Ладно, не важно. Значение имеет только то, кто мы сами, а не то, кто наши родители.

А мой дом далеко отсюда, на западе, у самого океана, но... Я тоже сбежал. Мы с отцом несколько разошлись во мнениях, поссорились, и я ушел. Теперь вот слежу за порядком на этих землях, командую когда больше некому. Я вообще-то не воин. Я мастер, работаю с деревом, камнем, металлом. Ну, раньше, до войны работал. А сейчас такое время, что командиры нужнее, чем ремесленники, так что приходится комадовать, в том числе и смертными. Кузнецов и оружейников и без меня хватает, и куда более искусных, а лавагет хоть и носится на своей колеснице как вихрь, но даже он не может дежать границу в одиночку. Вот я и помогаю, чем могу.

Прометей едва заметно пожал плечами. Командиром он был неплохим, люди любили его и охотно шли за ним в бой, но... Вести их, зная, насколько смертные уязвимы, было нелегко. Он старался по-возможности беречь своих людей и не рисковать без надобности их жизнями, но война есть война. Потери были неизбежны. 

Он немного помолчал, раздумывая, но так ничего толком не придумал и просто спросил:
Так что ты собираешься делать, Ника? Домой, я так понимаю, ты вовзращаться не хочешь, а бродить здесь одной и в правду не стоит. Это опасно, а мне очень не хотелось бы чтобы с тобой случилось что-то плохое. Пойдешь со мной?

Прометей по-прежнему считал что военный лагерь не самое подходящее место для женщины, но теперь это казалось ему меньшим злом. Не может же он бросить Нику здесь одну. Рядом с ним, под его защитой, она будет в безопасности. А потом... Потом он что-нибудь придумает.

[nick]Prometheus[/nick][status]огоньку не найдется?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/22/727060.jpg[/icon][lz]<lz1>Прометей</lz1><lz2>Greek Mythology</lz2><lz>но до тех пор, пока огонь горит, каждый его по-своему хранит, если беда и если холода...</lz>[/lz]

+1

8

— У тебя тоже красивое имя.

Ника мгновенно прониклась к нему симпатией. Не только потому, что он ее спас, не только потому, что у него было доброе лицо, главное — он с ней разговаривал. Мило, дружелюбно, спокойно, не отмахивался, прося погулять где-то еще, не проявлял ни малейшей агрессии, улыбался, говорил приятные вещи — идеально, сочла Ника. Она не сомневалась, что среди богов бывают не только ударенные в младенчестве головой, как ее братья, и не только чудовищные порождения первобытного ужаса, как ее мать. Разные бывают. И олимпийцы тоже разные, только пока что у них не было на Нику времени.

Как будто она вообще никак не помогала, только мешала. Со Стикс говорили более чем вежливо, ей даже кланялись, ее уважали, а боги помладше ее боялись, но разве от Стикс зависело все на поле боя?

Нет. Стикс там не появлялась.

— О, ты тоже сбежал из дома? — Ника рассмеялась, удивившись совпадению. Будто все бессмертные одновременно решили взбунтоваться против родителей, начиная с Зевса. Но она не стала расспрашивать, чтобы не стали расспрашивать ее; только выловила из контекста важное, что отозвалось в душе.

— Океан, — мечтательно проговорила Ника. — Я издалека видела океан, когда пролетала неподалеку, и все. У меня дома только река.

Вообще-то две реки, но Лета в расчет не бралась, в воды Леты Ника ладони опускать не рисковала, и на берегах страшной реки забвения не гуляла, остерегаясь и сторонясь. Река Стикс же, хоть и мрачная, неумолимая, жуткая — была родной.

— О, ты умеешь делать… — вспоминая новое слово, богиня приложила пальчик к губам. — …скульптуры? Или что-то вроде? Это здорово! Я еще ни разу не встречала никого, кто так умеет! — на языке вертелось «покажи», но Ника вовремя вспомнила, где они и что происходит. Не до ремесленничества. Другое ремесло сейчас в ходу.

Нике нравилось быть богиней победы в царстве Стикс, когда ее присутствие рядом помогало брату или сестре одержать верх в их поединках, Нике нравилось обыгрывать Зела в любые игры, даже в лично им придуманные, нравилось злить Бию, внезапно во время поединка меняя ее сторону на сторону Кратоса,чтобы в итоге побеждал последний, а Биа забавно бесилась — тогда это воспринималось, как игра. Тогда это и была игра. Сейчас Ника наглядно увидела, что победы не даются легко, и что цена их иногда страшная, особенно для смертных.

Больше богиней победы ей быть не нравилось, но деваться некуда — кем родилась, той и останется, от себя не сбежать.
Зато она могла помочь, причем не делая ничего.

— Домой точно не вернусь, — отказалась Ника. — Можно с тобой? Я не помешаю, я ничего не умею, но я учусь. Понемногу.

Очень медленно, методом скорее ошибок, чем проб, исключительно благодаря собственной ауре удачливости, но — училась. В первую очередь училась не бояться, не стесняться и не болтать глупости; с первыми двумя задачами Ника справлялась, с последней — справлялась с переменным успехом. А еще ее присутствие пригодится Прометею, но про это Ника собиралась молчать; какая разница, почему вдруг отряд начнет побеждать во всех военных стычках? Просто совпадения или же их собственная сила.

[nick]Nike[/nick][status]горька моя победа[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/832528.png[/icon][sign]ВИХРИ НЕВИДАННОЙ СИЛЫ НЕ ДАЮТ УДЕРЖАТЬСЯ
отрывают меня от земли, нарушая закон гравитации
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/699875.png
и плывут мечты сквозь года, сквозь морские приливы
СКВОЗЬ АПРЕЛЬСКИЕ ЛИВНИ - Я ХОЧУ, ЧТОБ ТАК БЫЛО ВСЕГДА
[/sign][lz]<lz1>ника</lz1><lz2>greek mythology</lz2><lz> дремлют в дымке вулканы, тонут в воде облака - полон тайн необъятный мир, отраженный в <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=22">твоих</a> зрачках.</lz>[/lz]

+1

9

Скульптуры?

—  Умею. Это совсем несложно. Секрет тут очень простой: нужно взять камень или дерево и... — Прометей понизил голос, заговорщицки подмигнул Нике. — И убрать лишнее.

Конечно, он просто пошутил, но внезапно ему до боли захотелось и впрямь изваять ее в камне. Или нет, не в камне, камень слишком холоден, он не передаст тепла ее улыбки и сияния глаз. Лучше... Лучше вырезать из дерева. Да, теплая золотистая липа или ясень подойдут гораздо больше. Воображение тут же нарисовало летящий образ: милое лицо в обрамление длинных развевающихся по ветру волос и широко распахнутые мерцающие на солнце крылья... Прометей моргнул. Крылатый образ исчез. Осталась только девушка, доверчиво смотрящая ему в глаза и ожидающая его решения, которое, впрочем, было уже и так очевидно.

А однажды вечером, несколько дней спустя, сидя у костра и вполголоса рассказывая очередную историю, Прометей и сам не заметил как машинально подобрал какую-то корягу из тех, что были предназначены на пищу огню, и простым ножом начал придавать ей форму, отсекая ненужное. Умелые руки мастера действовали почти без вмешательства разума, и острое лезвие аккуратно скользило по светлой древесине, тонкой стружкой снимая слой за слоем, обнажая сердцевину, скрывавшуюся под грубой корой и отмершими верхними слоями, и постепенно коряга в его руках превращалась в...

Он очнулся только когда понял, что давно замолчал и возле костра повисла тишина. И только тогда заметил дело собственных рук: небольшую, размером с ладонь статуэтку крылатой девушки, летящей по небу. Несмотря на маленький размер, сходство было очевидно.

Держи, — он протянул статуэтку Нике. — Я хотел создать нечто подобное с того самого мига, как впервые увидел тебя. — И, заметив удивление девушки, торопливо пояснил:
Искусство не всегда отражает жизнь  такой, какая она есть. Небольшие преувеличения тоже вполне допустимы, и это, — он провел кончиками пальцев по деревянным крыльям статуэтки, — одно из них. Мне показалось, что тебе пойдет.

Дни летели незаметно. Прометей много времени проводил с Никой, благо, привычные обязанности командира лагеря почти не требовали его внимания. Обстановка была на удивление спокойной, а редкие и почти случайные стычки с неприятелем всегда заканчивались благополучно. Они побеждали, даже когда казалось, что сила и преимущество отнюдь не на их стороне.

О причинах столь сверхъестественного везения  Прометей не задумывался. Конечно, в глубине души он знал, что это все ненадолго. Затишье долго не продлится, рано или поздно обязательно грянет буря, но... Он не хотел об этом думать, не хотел заглядывать вперед. Война казалась чем-то далеким и нереальным, а настоящее было прекрасно и удивительно, и каждый мирный день казался даром небес.

Ника так естественно и непринужденно вошла и в его собственную жизнь, и в жизнь всего лагеря, что оглядываясь назад Прометей уже не очень-то представлял, как раньше жил без нее. О собственном первоначальном намерении отправить девушку куда-нибудь в безопасное (и более подходящее для женщины) место он даже не вспоминал, благо, в лагере Нике нравилось, а солдаты ей больше не докучали, не решаясь оспаривать его волю. Ему просто было хорошо с ней, ему нравилось ее любопытство и живой интерес ко всему вокруг, ее наивность и способность видеть только хорошее, ее искренняя радость каждой мелочи, каждому дню, и рядом с ней что-то и в нем самом оживало, расправляло крылья, что-то, чему он не мог подобрать слов, даже не осознавал еще до конца, но что наполняло светом и радостью каждый прожитый день.
[nick]Prometheus[/nick][status]огоньку не найдется?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/22/727060.jpg[/icon][lz]<lz1>Прометей</lz1><lz2>Greek Mythology</lz2><lz>но до тех пор, пока огонь горит, каждый его по-своему хранит, если беда и если холода...</lz>[/lz]

+1

10

Она всегда видела только разрушение. Подземное царство — не место созиданию, ибо там заканчиваются все жизненные пути. В царстве Стикс был создан лишь ужас, но и тот прятался в глубоких черных трещинах, не желая выбираться наружу, и никто из детей мрачной богини не был способен творить. Даже Ника, даже она — она была богиней победы, что значило: рядом с ней всегда была и будет война. Не выигрыш в азартных играх — за удачу отвечала другая богиня. Война, и она обязательно закончится победой, но она случится, а Ника будет рядом, потому что это ее сущность. Потому что она такой родилась.

Ника восхищалась теми, кто умел творить, и Прометея слушала, словно тот открывал ей великие таинства. Взять камень, отсечь лишнее… и получится фигурка. Какая угодно, какую задумал мастер.

— Я бы хотела посмотреть, — сказала она.

В лагере Ника очень быстро освоилась. Мгновенно. Она пришла с Прометеем, и сей факт сразу же ставил на место всех солдат — больше никто из них не хотел, чтобы она кого-то “полюбила”. Зато они подружились. Наверное.

Ника решила, что подружились. Она не знала точного определения дружбы, так что ей было очень легко завести друзей после одного приветствия. Ее знакомство с миром продолжалось: Ника ни секунды не сидела на месте, всем живо интересовалась, все хотела узнать, увидеть, попробовать, потрогать, и все ее радовало и поражало. Даже то, что было неприятным — вроде жгучей крапивы. Ника смеялась, растирала покрасневшие лодыжки и запоминала: эти листья причиняют боль.

Когда они встречали врагов, Нику просили спрятаться — безоружная девушка не могла ничего, стала бы только помехой, заставляя отвлекаться на ее защиту. Ника послушно пряталась, ей было все равно, где находиться, главное, что неподалеку. Впрочем, и это необязательно, если богиня победы создавала с кем-то мысленную связь, принимая его сторону, бог это или человек — но с Прометеем она такого не создала. Он мог заметить: подобные узы не то, что неощутимо для бессмертных, и он мог понять, кто такая Ника, чья она дочь и почему здесь оказалась, а инкогнито богиня победы не нарушала.

Она прилетит на поле битвы, когда олимпийцы вновь атакуют Олимп. Она прилетит, и Кронос будет повержен, но пока она могла спокойно находиться в лагере смертных. Ненадолго, но хоть чуточку.

Историю у костра Ника перестала слушать, когда заметила в руках у Прометея деревяшку и ножик. Замерла, слыша только его голос, а после и голос затих, и Ника наблюдала за руками, за тем, как лишнее убирается, летя наземь, и остается…

— Ох, — сказала Ника, принимая протянутую фигурку и с удивлением взглянув на мужчину. — Так вот как это делается… Спасибо, — она благодарно улыбнулась, держа в ладонях маленькую себя. Даже лицо, и то — ее лицо. И крылья. Прометей никогда не видел ее крыльев, но умудрился передать их в точности.

И сам не понял, что передал.

— Да нет, — растерялась Ника. — Это не преувеличение, наоборот, очень точно, у меня именно такие… — она договорила чуть слышным шепотом, вспомнив, что могут услышать смертные. — …именно такие крылья.

Ее тайна медленно теряла актуальность. Близилось наступление Зевса и его войска, решающий удар по Кроносу, и во многом решающим он станет благодаря Нике. Что потом, богиня пока не задумывалась, живя одним днем и не загадывая надолго, но рассказать Прометею, наверное, уже пора.

Если он титан или сын титана, будет неудобно… хотя отец Ники тоже титан, но об этом забыли, наверное, все. Включая его самого.

Ника смотрела в костер, в ее глазах отражались огненные блики. Солдаты разошлись по своим делам, оставив их вдвоем, и больше ей ничего не мешало, кроме собственной нерешительности.

Она справилась — не в грехах же каких-то признается. Наоборот, она многое сделала для отряда Прометея, благодаря ей не один солдат остался жив и здоров.

— Я дочь Стикс и Палланта. Ника. Богиня победы, — девушка подняла глаза. — Завтра меня здесь не будет.

[nick]Nike[/nick][status]горька моя победа[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/832528.png[/icon][sign]ВИХРИ НЕВИДАННОЙ СИЛЫ НЕ ДАЮТ УДЕРЖАТЬСЯ
отрывают меня от земли, нарушая закон гравитации
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/699875.png
и плывут мечты сквозь года, сквозь морские приливы
СКВОЗЬ АПРЕЛЬСКИЕ ЛИВНИ - Я ХОЧУ, ЧТОБ ТАК БЫЛО ВСЕГДА
[/sign][lz]<lz1>ника</lz1><lz2>greek mythology</lz2><lz> дремлют в дымке вулканы, тонут в воде облака - полон тайн необъятный мир, отраженный в <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=22">твоих</a> зрачках.</lz>[/lz]

+1

11

Прометей лишь кивнул в ответ. Признание Ники прозвучало столь естественно и своевременно, что не вызвало у него даже тени удивления. Это все объясняло. Все странности последних дней, на которых он предпочитал не заострять внимания, не задумываться об их возможном значение, не задавать вопросов даже самому себе, но которые не мог не замечать.

Дочь Стикс и Палланта. Богиня победы. Завтра...

Завтра никого из нас здесь не будет, — просто сказал он.

Гонец с известием прибыл еще днем, но Прометей не стал ничего говорить своим людям. Не хотел портить последний спокойный день ненужной суетой, не хотел отравлять его тенью неизбежного. Ни к чему. Солдаты и так готовы. Они готовы сделать то, для чего он их создал. И когда на рассвете он отдаст приказ — они пойдут за ним куда он скажет. Даже если это будет означать для них верную смерть.

Завтра мы пойдем в наступление, и мое место будет там, на поле боя. Как, полагаю, и твое.

Он не стал спрашивать Нику, чью сторону она собирается принять, кому завтра принесет победу. Прометей не хотел знать. Ведь это уже ничего не изменит, не для него. Он сделал свой выбор и верил, что поступил правильно. И теперь у него остался только один путь, прямой как стрела, и неважно, куда он его приведет. Это раньше он все пытался сыграть в поддавки с судьбой, но потом понял всю бесссмысленность подобных игр, и последовал за зовом сердца. А до того... Ясновидящий, как и все сыновья Вещего Япета, Прометей много раз пытался заглянуть вперед, разглядеть, чем все закончится, но внутреннее зрение, обычно столь ясное и четкое, подводило, вероятности переплетались, скручивались, подобно клубку змей, и даже собственная судьба оставалась темной и смутной. Прометей не знал, чем закончится завтрашний день, и не знал, что будет потом.

Возможно, это все потому, что никакого «потом» у него не будет. Мысль была столь простой и очевидной, что это ошеломляло. Бессмертный не значит неуязвимый. Даже бессмертного можно убить, он знал это лучше, чем кто-либо другой. Или заставить молить о смерти.

Как знать, быть может это его последняя ночь на этой земле. Прометей прислушался к себе, но, странное дело, страха не было. Что бы не уготовил им завтрашний день, он был к этому готов.

Внезапно все вокруг стало болезненно резким и четким, особенным. Чернильно-черные небеса и тревожное мерцание звезд в вышине, ночная свежесть и прохлада, свет и тепло почти прогоревшего костра, возле которого они сидели... И Ника. Не могущественная богиня победы, которая завтра определит их судьбы, а юная темноглазая девочка, которая, как никто другой, всего за несколько дней сумела наполнить его жизнь новым смыслом и радостью. Почти не осознавая, что делает, Прометей протянул руку, коснулся руки Ники, переплел ее пальцы со своими.

Но все это будет завтра. До утра есть еще время. Не уходи, побудь со мной еще немного.   
[nick]Prometheus[/nick][status]огоньку не найдется?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/22/727060.jpg[/icon][lz]<lz1>Прометей</lz1><lz2>Greek Mythology</lz2><lz>но до тех пор, пока огонь горит, каждый его по-своему хранит, если беда и если холода...</lz>[/lz]

+1

12

Страх — незнакомое чувство, не присущее Нике раньше. Ей нечего было бояться; хотя она уязвима, ибо даже бессмертные могут быть убиты {пусть и не навсегда, но все же могут}, но из-за врожденной удачливости дочь Стикс получала особую защиту, особую ауру — ее не коснутся стрелы, она увернется от любого летящего в нее оружия, и от лезвия меча тоже играючи уйдет в сторону. Поэтому сестра и братья никогда не выбирали ее партнером для спаррингов, своего любимого занятия в подземном царстве — абсолютно не умеющая сражаться Ника так легко уворачивалась от всех их выпадов, что ей даже меч в руках держать было не обязательно. И страшно не было.

В ее крови течет первобытный ужас. Ей не пристало бояться.

Но Ника боялась, и это было очень ново. Она прислушивалась к себе, изучала новое чувство, знакомилась с ним, как со всем миром до того, и ей не совсем нравилось то, что она испытывала, но и неприятным это не было. Совсем чуточку.

А теперь это усилилось, и темнота молчащих небес не прибавляла воодушевления ни на грамм.
Нике не угрожало ничего, она знала это. Но она боялась не за себя, и это тоже было очень ново — в принципе ново думать не только о себе. Ника привыкла быть эгоистичной, у нее не было повода стать другой — не было повода волноваться и заботиться о семье, друзьях, о ком угодно. Друзья у нее появились совсем недавно.

Смертные друзья. И Прометей — бессмертный, но, кто знает, что может произойти. Уран тоже был бессмертным, но его смогли низвергнуть с небес, а ведь Уран — бог неба, один из сильнейших и древнейших титанов.

— Завтра никого здесь не будет, — повторила Ника, поежившись, как от холода.

Никого.

Она помнила лица и имена солдат, она больше не пугалась их, она не раз разговаривала с ними по-дружески, слушала их рассказы о жизни до военного лагеря, о местах, где они жили, об их семьях. Сама Ника ничего не рассказывала, не знала, кем ее считали, да и ей не было разницы, за кого ее принимают. Но она… привыкла к ним, что ли. И мысль, что они могут погибнуть, ее пугала.

— Я буду над полем боя. Может, ты меня увидишь. У меня заметные крылья, золотистые, на солнце они блестят.

Ника крепче сжала ладонь Прометея. Она и не думала уходить, ей не хотелось спать, она бы не смогла заснуть. Лучше всего было сидеть здесь, у неба и огня, где хорошо видны звезды, а прохлада не докучает из-за яркого костра, пышущего теплом.

— Я знаю, кто завтра победит, — сказала девушка.

Это и так ясно, что знает. Кто же еще может знать, как не она и еще Мойры, те, что ткут полотна судеб даже богов? Нике захотелось немедленно сообщить Прометею исход последней битвы между титанами и олимпийцами, успокоить, заверив, что победа будет на стороне последних, но… но такие вещи не должны произноситься заранее, как не должны нарушаться клятвы, данные темным водам Стикс.

— Но я не скажу. Только… если все будет хорошо, я буду ждать тебя у лаврового дерева, — где это дерево, Ника сама еще не знала. Но дерево должно было быть, потому что она уже пообещала ждать возле него.

Зачем ждать, Ника тоже еще не знала.

[nick]Nike[/nick][status]ой говорила чиста вода[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/153310.png[/icon][sign]там, где небо рекой,
                          где горела звезда
    Я ПРОСИЛА ТЕБЯ ОХРАНЯТЬ МОЕ СЕРДЦЕ
[/sign][lz]<lz1>ника</lz1><lz2>greek mythology</lz2><lz> дремлют в дымке вулканы, тонут в воде облака - полон тайн необъятный мир, отраженный в <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=22">твоих</a> зрачках.</lz>[/lz]

+1

13

Конечно, она все знала наперед. Не могла не знать. Ведь каждый из них уже сделал свой выбор, и завтра каждый из них выполнит свой долг. Что бы ни случилось.

Завтра все решится. А пока...

Прометей обнял Нику за плечи, привлек к себе, легонько коснулся губами ее волос.

Все будет хорошо. Я приду, — сказал он, надеясь, что его голос прозвучит достаточно уверенно и твердо чтобы не выдать недавних сомнений. — Обещаю.   

Показалось, или его слова и впрямь немного ее успокоили? Прометей не был уверен. Мгновение, другое, но вот девушка прижалась к нему, положила голову ему на плечо, устраиваясь поудобней. Они долго так сидели, обнявшись и глядя как догорает пламя костра. 

Наутро Ника исчезла.

***

Потом это сражение войдет в легенды.

Аэды еще много поколений будут срывать глотки, до хрипоты воспевая победителей, каждый раз придумывая все новые и новые подробности последней битвы титанов и олимпийцев. Они будут петь о храбрости и доблести победителей, они будут воспевать их силу и могущество...

А имена павших будут забыты, и память об их деяниях канет в Лету. 

***

Пепел.

Пепел был повсюду. Он ровным слоем покрывал землю, белыми хлопьями кружил в воздухе, припорашивал плечи, комком застревал в горле, так что каждый вздох давался с трудом. Перед глазами все плыло, земля раскачивалась, так и норовя выскользнуть из под ног, но Прометей упрямо шел вперед. В глубине души он знал, что его поиски напрасны и бессмысленны. Никто не мог здесь уцелеть. Никто не мог здесь выжить когда плавились скалы, а земля содрогалась от поступи гекатонхейров, когда молнии били вокруг, разя без разбора, когда, казалось, горел даже воздух от кипевших здесь сил...

У его людей не было шансов. Последовав за ним, они нашли только смерть. Нелепую бесславную смерть под небесным огнем того, во чье имя сражались.

Потом Зевс будет отводить глаза и говорить, что это вышло случайно, что из-за дыма пожаров сверху невозможно было ничего разглядеть, что он просто промахнулся в пылу битвы, и, наверное, это будет правдой. Прометей постарается себя в этом убедить и может даже сможет в это поверить. А Гефест лишь хлопнет его по плечу и тихо шепнет: да не расстраивайся ты так, это же всего лишь смертные. Они бы все равно умерли, не сейчас, так чуть позже. Сделаешь потом других если захочешь.

Прометей слышал их голоса так отчетливо, словно это уже произошло. Дар предвиденья вернулся к нему.

Все закочилось. Они победили. Вот только радости не было, только горечь и выжженная пустота внутри, там, где когда-то было сердце. Такая же, как бесконечная мертвая равнина, по которой он бесцельно бродил.

Цена победы оказалась слишком высока.

***

Когда он увидел ту крохотную долину, зажатую между скал, то не поверил собственным глазам. Там была жизнь. Зеленела трава, тихо пел родник, пробиваясь из под камней, и даже дерево было, высокое, с тонким стволом и раскидистой, не тронутой пожаром кроной. Прометей подошел поближе, неверяще провел обожженными ладонями по гладкой коре. Дерево было настоящим. Живым. И это было важно. Что-то смутно шевельнулось в памяти,   пытаясь привлечь внимание, напомнить о себе, что-то почти забытое, но казавшееся когда-то таким важным...

Вспомнить не удавалось.

Тогда он опустился прямо на землю, прислонился спиной к стволу дерева и закрыл глаза. Он останется здесь, на этом крохотном, чудом уцелевшем островке жизни. Вряд ли кто-то будет искать его здесь, вряд ли кто-то вообще будет его искать. Кому он нужен... теперь?

[nick]Prometheus[/nick][status]огоньку не найдется?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/22/727060.jpg[/icon][lz]<lz1>Прометей</lz1><lz2>Greek Mythology</lz2><lz>но до тех пор, пока огонь горит, каждый его по-своему хранит, если беда и если холода...</lz>[/lz]

+1

14

Все будет хорошо, конечно же.

Ника перестала волноваться, как только Прометей обнял ее, как только его губы легко коснулись ее волос, и это показалось ей таким естественным, таким правильным - иначе быть попросту не могло. Победа на стороне олимпийцев. Исход решен заранее, и в голосе Прометея прозвучала необходимая ей уверенность. Или не прозвучало пугающих ее сомнений.

Ника поверила.

Она закрыла глаза, опустила голову на плечо Прометея, расслабилась, решив не думать о плохом. Решив вообще ни о чем не думать - просто отдыхать, греться у костра, греться чужим теплом. Нике всегда было тепло рядом с Прометеем - тепло и спокойно. И после окончания Титаномахии она вновь встретится с ним, и не раз... эти мысли тоже успокаивали, радовали, заставляли улыбнуться, глядя в огонь.

Все будет хорошо.

https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/906370.png

Свою роль Ника выполнила, как выполняла всегда. Что она делает на поле боя - титаны вряд ли понимали; для виду Нике дали лук и стрелы, чтобы безоружная девушка в гуще сражения не вызывала вопросов и удивления, но Ника не пускала в ход оружие. Не умела - и ей не было нужно. Она расправила золотые крылья, взлетела, и... и не видела ничего, что происходило внизу. Не смотрела, и без того уверенная, что все в порядке, что все идет, как надо. Олимпийцы теснили титанов, молнии Зевса разили без промаха, его небесный огонь сжигал врагов дотла, и не один Зевс - все сражались доблестно и храбро. И титаны тоже.

Кроноса низвергли, как до того он низверг своего отца Урана. Заперли в темноте Тартара вместе с его жуткими порождениями, освободив трон Олимпа для Громовержца. Стикс назвали богиней клятв, высоко отметив участие хозяйки подземной реки, и Ника ждала, что мать скажет - это заслуга вовсе не лично ее, ждала, что Стикс перед всеми олимпийцами поблагодарит ее, Нику, и ей одинаково была важна благодарность всеобщая и материнская {второе даже важнее}.

Стикс ничего не сказала. Ни ей, ни о ней.

https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/906370.png

Обида жгла изнутри, как пламя или красный перец. Ника не расплакалась, подавив жалкое желание разреветься, как ребенок — она выросла. Она выросла под пустым небом подземного царства, а взрослой стала на войне, как и положено было богине победы, и ей не пристало больше лить слезы. Ну и что, что мама ее не вспомнила? Разве ей нужны награды от Зевса и признание на Олимпе? Разве ей нужно, чтобы все знали, что она приносит победу — у нее ведь тогда покоя не будет от желающих воспользоваться ее силой. Но, даже понимая все это… обидно.

На назначенное место встречи с Прометеем Ника прилетела с опозданием — она не указывала точных сроков, только «когда все закончится», а все закончилось немного раньше, чем золотые крылья мелькнули над выжженной землей. Островок зелени, выросший по ее воле, ждущий ее, ждущий их — Ника издалека увидела его, заметный посреди пепла.

Она не подумала, что сгорело здесь. Достаточно, что следы оставил небесный огонь Зевса, а значит, он поразил врагов.

Ника улыбалась светло и радостно, представ перед Прометеем — она была победительницей, она была победой, она была счастлива, несмотря на все размолвки со Стикс, несмотря на жгучие детские обиды. Крылья свои не прятала, наоборот, расправила шире, чтобы Прометей мог рассмотреть, убедиться — он сделал статуэтке такие же. Статуэтке, что хранится у богини в потайном кармашке туники.

Ее крылья создавали тень, но и света излучали достаточно — не слепящего, теплого, нежного сияния. Она всегда гордилась ими.

— Прометей, ты долго ждешь меня? — позвала Ника. — Я так рада, что ты ждешь меня… — она запнулась, увидев его лицо. — Что случилось?.. — упавшим голосом спросила Ника.

[nick]Nike[/nick][status]ой говорила чиста вода[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/153310.png[/icon][sign]там, где небо рекой,                           
где горела звезда
                        Я ПРОСИЛА ТЕБЯ ОХРАНЯТЬ МОЕ СЕРДЦЕ
[/sign][lz]<lz1>ника</lz1><lz2>greek mythology</lz2><lz> дремлют в дымке вулканы, тонут в воде облака - полон тайн необъятный мир, отраженный в <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=22">твоих</a> зрачках.</lz>[/lz]

Отредактировано Sunny (2022-05-15 17:54:40)

+1

15

Прометей не знал, как долго он просидел вот так, в тени чудом уцелевшего дерева. Он знал, что нужно заставить себя встать, что он должен быть сейчас совсем в другом месте, рядом с теми, за кого сражался, но был не в силах даже открыть глаза, не то что пошевелиться. Время, вырвавшееся из под власти своего бывшего господина, проносилось мимо не задевая его. А под сомкнутыми веками проносились видения; картины того, что происходило сейчас, или, может быть, уже произошло, или только должно было произойти...

Прометей знал, что вне зависимости от того, случилось то, что он видел внутренним взором, или еще нет, он ничего не сможет изменить.

Слишком поздно.

Он видел, как плавится, извиваясь подобно ядовитой змее, щербатый адамантовый серп — страшное оружие, что создала когда-то праматерь-Гея для своего любимого сына дабы сверг он отца и положил конец его владычству. Он видел, как захлопываются окованные медью и железом врата за спинами тех, кто теперь осужден на вечное заточение в бездне Тартара. Он видел, как оглянулся его отец, ища его взглядом, а потом сжал плечо его старшего брата и вместе с ним шагнул во тьму. Он видел, как другой его брат бежал на край света в поисках убежища. Он видел...

Ему не нужно было быть среди победителей. Прометей и так знал, что и где сейчас происходит. И не хотел видеть это ни в видениях, ни наяву.

Вот только даже закрыв глаза избавиться от увиденного не удавалось.

А потом где-то совсем рядом раздался шелест огромных крыльев, и чужая тень упала на лицо. Прометей неохотно открыл глаза. Несколько долгих секунд он просто смотрел на Нику, на ее распахнутые светящиеся крылья, на ее сияющее радостью лицо в обрамление темных волос... И увидел, как прямо на его глазах, меркнет ее радость, сменяясь тревогой, как гаснет ее теплый свет...

Из-за него.

Она еще не знала, что произошло, но видела по его лицу, читала по его глазам, что случилось что-то ужасное. 

Их больше нет, — просто сказал он, зная, что она поймет. — Из тех, кто пошел за мной, не выжил никто. Они просто... — он запнулся, не в силах произнести это вслух, облечь в слова, отвел глаза. Потом машинально поднял с земли один из опавших листьев, покрутил в руках. Крохотный огонек полыхнул на кончиках его пальцев, и лист в его руке ярко вспыхнул, в считанные секунды прогорая дотла и осыпаясь вниз черным пеплом.

Пару секунд он молчал, потом заговорил, торопливо, выплескивая переполнявшие его сожаление и боль:
Ника, это все моя вина. Я создал их как оружие, я знал, что они смертны и уязвимы, но думал, что это не столь существенно. Я ведь сделал их слепыми, не видящими разницы между смертью и бессмертием, и самоуверенно считал что этого будет достаточно чтобы сделать их достойными противниками. И у меня получилось! Не зная, что их противники бессмертны, они приносили им смерть. Вот только я не учел, что они так хрупки... Я не смог их защитить. Танату даже не пришлось за ними приходить, они просто сгорели заживо, будто весь этот проклятый мир превратился в один огромный погребальный костер!

[nick]Prometheus[/nick][status]огоньку не найдется?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/962437.png[/icon][lz]<lz1>Прометей</lz1><lz2>Greek Mythology</lz2><lz>но до тех пор, пока огонь горит, каждый его по-своему хранит, если беда и если холода...</lz>[/lz]

+1

16

Что могло случиться? Неужели Прометей был на стороне титанов? Неужели он скорбит по их проигрышу? Неужели виновата Ника — она знала, что, принося победу одному, неизбежно приносит поражение другому. Две стороны одной медали, черное и белое, инь и ян. Она знала, но не хотела задумываться, ни о чем не хотела задумываться, кроме главного. Что “главное” — Ника бы сказать не смогла.

Она думала о себе. О тех, кто ей близок. О собственных интересах. На войну пошла не только потому, что позвала {заставила?} Стикс — Ника сама хотела выбраться скорее из подземного царства и увидеть мир под настоящим небом. Почему Зевс злится на Кроноса и хочет того победить, Нике было безразлично. Почему Кронос до того поверг своего отца — тоже было безразлично, сколько войн было, сколько их еще будет.

И сколько будет погибших.

                   Чья-то победа — чужая смерть.
                   Какое дело до этого бессмертным?

— Нет, — покачала головой Ника. Она верила словам Прометея — но не хотела верить. Будто отрицание вернет павших к жизни. Будто, сказав “этого нет”, можно отменить случившееся. — Нет…

Она их помнила. Она запомнила всех. Она думала, что с ними тоже будет встречаться, болтать, как раньше, шутить, смеяться… что расскажет им, что она богиня победы, покажет крылья, что они будут восторженно ахать, любуясь их блеском.

От них теперь остались только тени, блуждающие в царстве, ныне возглавляемом Аидом. С тенями невозможно поговорить, Ника пробовала раньше, от нечего делать тормоша бесплотных усопших — они не замечали ее. Их пустые глаза видели вечность — или вовсе ничего не видели.

А их лица Ника узнает, если присмотрится к толпе бледных пассажиров лодки Харона.

Лист вспыхнул на ладони, пеплом осыпаясь в траву. Ника проводила его взглядом, представила, как точно так же вспыхивают ее знакомые {друзья?} и ей стало больно. Не физически, иначе — где-то… в душе? Так пусто, печально и темно, будто она с головой нырнула в воды Леты.

Смертные — очень хрупкие. Большинство богов равнодушно к их судьбе, Ника до недавних пор так же не относилась к людям серьезно, но она просто не задумывалась, и не встречала их — живыми. Настоящими. Не говорила с ними, не сближалась — а потом сблизилась. Чтобы потерять.

                Впервые она кого-то потеряла.
                 Для Ники Титаномахия состоит из сплошных потерь, обид и жгучей печали.

Она села на землю рядом с Прометеем, подтянув колени к груди. Что сказать — Ника не знала. Утешать она не умела, да и ее саму бы кто утешил: Ника ни разу не сталкивалась со смертью, пусть и жила в ее царстве. Жила с ней бок-о-бок, привыкла к ней — между смертью и победой всего несколько ступеней к облакам.

Облака над ними плыли белые, чистые — белые облака в ясно-голубом небе. Сквозь них пробивались золотые лучи солнца. Небу было неважно, что недавно земля и люди здесь горели заживо.

Ника осторожно коснулась руки Прометея.

— Они не должны были умирать, — сказала она. — Я оставила вам ауру удачи. Всем вам, и тебе, и им. Я была на вашей стороне, никому из вас не навредили бы титаны.

Титаны…

Разве не молнии Зевса выжгли здесь все? От олимпийцев Ника никого не пыталась защитить.

— Ох, — она испуганно округлила глаза. — Нет. На самом деле это моя вина.

[nick]Nike[/nick][status]ой говорила чиста вода[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/153310.png[/icon][sign]там, где небо рекой,
                          где горела звезда
    Я ПРОСИЛА ТЕБЯ ОХРАНЯТЬ МОЕ СЕРДЦЕ
[/sign][lz]<lz1>ника</lz1><lz2>greek mythology</lz2><lz> дремлют в дымке вулканы, тонут в воде облака - полон тайн необъятный мир, отраженный в <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=22">твоих</a> зрачках.</lz>[/lz]

Отредактировано Sunny (2022-05-16 01:39:32)

+1

17

Нет. Ты ни в чем не виновата, — сказал он и крепко сжал ее ладонь. — Это все...

Прометей осекся на полуслове. Он не хотел этого говорить, не хотел облекать в слова и придавать вес тому, что в глубине души и так знал, но не желал признавать. Вот только несказанные вслух слова жгли изнутри, горьким комком застревали в горле, не давая дышать.

Это была просто случайность.

Сорвавшаяся с губ ложь была столь же чудовищна, как и случившееся, и Прометей понял, что при всем желание не может заставить себя в это поверить. Он не сможет повторить это так, чтобы это прозвучало убедительно. Он не сможет посмотреть Зевсу в глаза и не обвинить его в произошедшем. И не нужно быть провидцем чтобы понимать, что ни к чему хорошему это не приведет и, самое главное, ничего не исправит. Погибших уже не вернуть.

Я не вернусь на Олимп, — невпопад сказал он после недолгой паузы. — Пусть дальше разбираются сами. С меня хватит. Я останусь здесь, на земле. Не может такого быть, что мы уничтожили все живое. Хоть где-то должно было хоть что-то уцелеть.

Он прикрыл глаза, пытаясь разглядеть при помощи внутреннего зрения хоть какое-то подтверждение своим словам. Но сколько он ни вглядывался, вокруг была лишь выжженная мертвая пустошь, и единственное движение, что ему удавалось различить, были скользящие по земле тени от проплывающих в небесах облаков. Земля нескоро залечит нанесенные этой битвой раны.

Ничего не вижу, — некоторое время спустя неохотно признал он. Потом перевел взгляд на Нику. Пару секунд Прометей просто смотрел на нее, на ее мерцающие крылья, мягко покачивающиеся за спиной, и внезапная мысль пришла ему в голову...

Я могу попросить тебя об одолжение? — осторожно спросил он. — Ты не могла бы подняться повыше и сделать круг-другой? С высоты должно быть видно лучше и дальше, может тебе удастся найти и другие уцелевшие уголки, где сохранилась жизнь.

[nick]Prometheus[/nick][status]огоньку не найдется?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/962437.png[/icon][lz]<lz1>Прометей</lz1><lz2>Greek Mythology</lz2><lz>но до тех пор, пока огонь горит, каждый его по-своему хранит, если беда и если холода...</lz>[/lz]

+1


Вы здесь » Crossed Hearts » Основы основ » Баллада о борьбе // Greek Mythology