Crossed Hearts

Объявление

Новости
11.05 ♥ Майские теплые новости // Немного о рекламах на нужных, на касты и о сюрпризах на будущее!

28.03 ♥ Мартовские новости // О фанбазе, топах и денежной реформе!

01.03 ♥ Свежий выпуск новостей // О новых подарках, карточках, переписи персонажей и многом другом!

27.01 ♥ Плашки в подарок // В честь нового дизайна спешим порадовать участников возможностью обновить профиль!

26.01 ♥ Новости Харта // О новом дизайне, упрощенной регистрации для всех желающих, новых внеигровых разделах для развлечения, а также о наших новых модераторах и предстоящих дополнениях!

11.01 ♥ Свежая сводка новостей // Изменения в теме разбитых сердец и топов, а так же иные правила получения коллекционных карт.

01.01 ♥ Первые новости года // Небольшой поздравительно-вступительный выпуск, полный свежей информации.

30.12 ♥ Украшаем елочку! // Игрушки ждут, когда ими нарядят нашу прекрасную ель. Не забудьте оставить свои пожелания!

25.12 ♥ Новогодний маскарад // Вечеринка новогодних костюмов объявляется открытой!

08.12 ♥ Почтовый ящик Санта Клауса // Новогодние письма принимаются. Порадуйте любимок!

01.12 ♥ Спасение Нового Года началось // Участники распределены по командам. Вперед, к победе!

01.12 ♥ Новогодняя лотерея // Раздача подарков объявляется открытой!

пост от Katastrophe Открыв глаза в иной временной петле начинаешь задумываться и смотреть со стороны за происходящим. Тяжело видеть своего двойника и понимать какие ошибки будут дальше совершенны. Но странно осознавать, что она готова дать этим ошибкам ход. После того как с радаров Знамогде пропала чуть менее древняя версия Валери, было решено продолжить приключения. Девушке удалось познакомится с Космо, собрать свой первый самодельный корабль (наверно правильнее назвать это Плот) совместно с знакомыми мастерами Знамогде, и наконец-то отчалить навстречу приключениям.

пост от Ether Он смотрел на их отражения в зеркале и не смог сдержать счастливой улыбки. Оживший мираж, пустынная сказка, что стала реальностью. Бог смерти прекрасно понимал, что одной настойчивости в достижении цели заполучить себе эту женщину было недостаточно. Если бы в душе у Нюйвы не зародились ответные чувства, если бы она не видела в нем хотя бы отголосок будущего избранника, то Анубис мог бы еще тысячу лет пытаться добиться ее, вплоть до момента, пока богиня бы просто не пожаловалась на его излишнее внимание тому же Гору.

пост от Day Алый «мазерати» летел по извилистой узкой дороге с такой скоростью, что, казалось, колеса машины едва касаются раскаленного солнцем асфальта. Ветер, беспрепятственно гуляющий по открытому салону, трепал волосы, оставляя на губах едва ощутимый привкус соли; море, хоть и невидимое отсюда, скрытое от взгляда горной грядой, было совсем неподалеку. Аполлон почти до упора вдавливал педаль газа в пол, словно задавшись целью выжать из машинного двигателя все, на что он был способен, заставляя автомобиль лететь по трассе на пределе возможного.

эпизод недели
навигация по форуму
очень ждем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossed Hearts » Основы основ » закатный вестник // tolkien's legendarium


закатный вестник // tolkien's legendarium

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/549026.png

острая льдинка из сердца каплей на белом мраморе               
тысячей птиц разлететься и за море лететь,
                                за море

https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/864513.png

феанор и артанис

Но тэлери не тронули его слова. Они печалились об уходе своих родичей и давних друзей и скорее стали бы отговаривать их, чем помогать. И не желали они ссужать корабли или помогать строить их против воли валар. Сами же они не хотели иного дома, кроме берегов Эльдамара, и иного владыки, кроме Ольвэ, короля Альквалондэ.

[nick]Galadriel[/nick][status]в лесах Лориэна[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/296700.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/375540.gif
волны бессонного моря в белой звенящей гавани
поступи девы вторят в легком туманном саване.
[/sign][lz]<lz1>артанис</lz1><lz2>tolkien's legendarium</lz2><lz> сон о паденье в бездну по бесконечной лестнице. сердце броней железной ближе к зиме оденется.</lz>[/lz]

Отредактировано Sunny (2022-04-04 18:24:22)

+1

2

[nick]Feanaro Kurufinwe[/nick][status]if i had a heart[/status][lz]<lz1>Феанор Искусный</lz1><lz2>Tolkien's Legendarium</lz2><lz>Есть тот, кто бежит от своей родины. Есть тот, кто бежит из кошмара</lz>[/lz]

И без того было достаточно огня и стали. Не для того они начали этот путь, чтобы сейчас остановиться. Слова - ножи, так думал Феанор, смотря в ясные, но упрямые глаза Ольвэ. Король тэлери смотрел на него, как на недруга, не принимая никаких доводов. Но тэлери стояли у них на путь, тэлери не давали им уйти и почему-то считали это своим священным долгом, а им, нолдор, земля перестала быть желанной землею. Они рискнули всем и теперь готовы были рискнуть своею головой. Они здесь, в Альквалондэ и назад пути не было. Впереди только большая вода, великая война и кто такой Ольвэ, чтобы остановить желание мести у сыновей Финвэ? Что вообще Ольвэ об этом знает? Какое сострадание высказал братьям, узнав, что великого короля-нолдор просто не стало? Ольвэ оказался безразличным, а высказанное сожаление не было ничем, кроме пустых слов. Феанор и не требовал ни с кого сожаления, он уже устал чего-то ждать, пришло время действовать. Если король тэлери этого не понимает, то пусть остается на своем берегу и не встает на пути нолдор.
Тем не менее, они не хотели никакой войны со своими братьями. Все они были единым народом, все они произошли от Эру, все они могли называться братьями и сестрами, почти всех связывали какие-то родственные узы. Семейные, идейные, многие дружили. Упрямство Ольвэ посеяло зерно вражды, потому как Ольвэ обладал слишком великой репутацией среди своего народа. Впрочем, кто с этим спорил? Тэлери не нужны были в походе, кроме тех, кто хотел бы присоединиться к этому походу самостоятельно, приняв собственное решение. От того, что таких квэнди будет мало или не будет вообще, не станут воинству Феанора или Финголфина ни горячо, ни холодно. Пусть поступают по своему разумению, пусть остаются, предавшись своим мечтам о свободе в море, потому что пока они находились под предводительством Валар, они не могли называться свободным народом.
Пока ты просишь разрешения, разве ты свободен?
Но Феанор не хотел ничьей крови, кроме крови своего врага. Моргота и всех, кто ему так или иначе прислуживает. Тех, кто подавал ему чашу воды в его наказаниях. Феанор хотел, чтобы эта гниль пропала с лица земли, чтобы больше не было ее ни в огне, ни в воде, ни в воздухе. Чтобы Моргот пропал, как тень пропадает в солнечный день, из умов квэнди. Чтобы о Морготе позабыли, наказали и чтобы наказание это было страшнее любой смерти. Вечная мука. Такая, на которую Моргот обрек сыновей Финвэ. И боль от утраты была настолько великой, что даже смогла примирить двух братьев, которые при жизни Финвэ ни за что бы не пожали друг другу руку.
Сегодня они оба хотели уйти. Оба их вело одно пламя и они не станут останавливаться.
Феанор начал переговоры с Ольвэ три дня назад и ни к чему эти переговоры не привели. Феанор был убедителен, он не давил на короля тэлери, он не выказывал ему какого-то неуважения. Он вставал на колено и целовал подол его плаща. Он называл тэлери своими братьями, он призывал их подумать о том, какую боль причиняют тэлери своим собратьям нолдор своим отказом. Он просил взглянуть на уставших женщин и детей, на мужчин, что рвутся в бой и жаждут крови врага. Все они, ведомые одной идеей и даже если тэлери не могли ее поддержать и понять этого, им стоило просто отойти и не препятствовать. Не оскорблять своих собратьев, ибо их собратья не оскорбляли тэлери.
Но ситуация стала изменяться. Феанор чувствовал себя в кузне, которая слишком медленно разгоралась. Тепло томно превращалось в жар и слышался стук стали. Феанор ходил из сторона в сторону в своей палатке, а внимательные глаза трех присутствующих квэнди следили за каждым его сделанным шагом. Первой слова уронила Шиадаль.
- Мой король, отдай им все, что они попросят, - сказала она.
Это был мудрый совет, потому что ничего материального им было не нужно. Они несли с собой слишком много поклажи. Драгоценные камни, они не нужны. Шиадаль была права, Феанору ничего не было жалко ради того, чтобы получить корабли.
- Мы можем вернуть корабли, как раз только покинем Валинор, - добавил Нельо, его старший сын.
Феанор впервые их такими видел. Каждый, как один, облачились в доспехи. Ни один не поколебался, дав Клятву. Каждый пошел за ним, как бы Нэрданель не упрашивала их, сколько бы слез не пролила, ни один ее не послушал. Каждый из них был его сыном. От начала и до конца. Большей преданности Феанор не знал в своей жизни. Сейчас, без Финвэ, он первые понимал, что обладает семьей. И это семья шла за ним в пекло Ада.
Он подошел  к ним обоим, поцеловал в лоб и поблагодарил за советы.

- Вы готовы отдать все свои драгоценности ради кораблей, Куруфинвэ? Вы готовы пойти на уступки и вернуть нам наше же имущество? Все ради того, чтобы предать то, что мы с вами любим больше всего. Мне не понятно ваше намерение и я не пойду на это. Корабли вы не получите. Это мое слово.

Это мое слово, крутилось в его голове. Это последнее слово тэлери и больше никакие доводы не помогали, никакие предложения не работали. Тэлери не просто отказывались отдавать корабли, тэлери вставали у них на пути, открыто заявляя, что не дадут нолдор уйти. Без дозволения Валар отправляться не посмеете!
Феанор закрыл глаза. Стояла такая тишина, от которой стыла кровь. Сегодня его клинок впервые окропила не вражеская кровь, а кровь его братьев и сестер. Эру не отнял этой чаши. Он дал Феанору то, чего он хотел. Войну. И эта война началась уже здесь. Теперь вся их дорога будет вымощена в этой крови, они долго будут вспоминать лица убитых родичей. А эти родичи? Они вспомнят, кто первый столкнул квэнди в море? Кто из них первый натянул тетиву? Кто вспомнит об этом?
Феанор поднял глаза к потолку развернутой палатки. Кровь застыла на клинке, на нем уже не увидеть собственного отражения, но взглянув на эти патна, Феанор узнавал себя.

Ты пройдешь огнем, Феанаро, мой огненный ребенок. Огонь станет твоим другом. Твоей женой, сестрой и матерью. Твоим собратом, отцом и отчимом. Огонь согреет тебя, огонь погубит тебя. Ты весь огонь и если суждено всему вокруг тебя гореть, так. Пусть горит.
Грубая ткань палатки билась о грубый ветер, как громкие крылья гигантских птиц. Оссэ гневается. Больше не видно солнца, все небеса застлали темные тучи. Битва прошла, а дождь и гром, при которых развернулось братоубийство, не прекращали.
Первым в палатку зашел Финголфин.
- Уйдем подальше, иначе нас всех смоет. У нас есть время, потом пойдем, - сказал он, бросая оружие в сторону. - Феанор?
- М?
Финголфин долго смотрел на него. Как черная ворона на полудохлую жертву, только и ожидая, когда та наконец-то сдохнет.
- Твоя воля поколебалась? Ты сомневаешься?
- Я дал Клятву, - спокойно ответил ему Феанор, а потом поднял на младшего брата голову.
И выказал одним только своим взглядом, что тому не стоит даже допускать таких мыслей.
- Скорее умру, чем вернусь. Садитесь на корабли, пересечем пролив и встанем у фьорда Лосгара.
Финголфин посмотрел чуть вниз.
- Не хочешь выслушать совет?
Феанор поднялся порывисто и вышел на шквалистый воздух.
- Если мне нужен будет совет, я попрошу.

Отредактировано Wardruna (2022-04-05 17:34:14)

+1

3

В Валиноре ей тесно. В Валиноре она считается мудрой, однако проку с ее мудрости мало, а учение валар больше не кажутся столь захватывающими. Йаванна и Аулэ дали Артанис все, что ей было нужно — конечно, юная эллет ничего подобного вслух не произносит.
Артанис крайне редко озвучивает все свои истинные помыслы. Крайне редко — значит, никогда. Артанис скрытная, а ум ее изворотлив. Артанис обвиняла своего дядю в том, что он тронут мраком Моргота, однако в ней самой жил этот мрак, таился в душе, как незаметная пропасть — шагнешь и провалишься под землю.

Финарфин не хотел Исхода, не хотел ссоры между братьями, миролюбивый, добрый Финарфин, стремящийся примирить Феанора и Финголфина. Смерть Финвэ, впрочем, и его заставила многое переосмыслить, смерть Финвэ стала тяжелым ударом для них всех. Его кровь была первой кровью эльфа, пролитой в Валиноре, его смерть была первым убийством. Моргот не только убил короля, он похитил Сильмариллы, уничтожил Древа, поверг мир во мрак, и заслуживал всеобщей ненависти.

Артанис слушала Клятву Куруфинвэ и его сыновей, и дрожь пробирала ее тело. Он посмел затронуть даже Эру, и — он клялся в невозможном. В том, что разрушит его жизнь и жизнь его детей. До самого конца мира это будет их преследовать, не оставив в покое, и верного клятве, и преступившего ее.
Артанис не понимала готовности Феанаро идти до конца, не понимала такой готовности его сыновей. Она не считала, что месть не выход, но лишь в том случае, если месть может совершиться. Если твой враг — кто-то менее… могущественный.

— Он сошел с ума, — сказала Артанис, оставшись наедине с братьями. — Он просто безумен. Обречь на такое себя и своих сыновей…
— Все сыновья Феанора дали Клятву добровольно, — заметил Аэгнор.
— Тогда они все безумны, — Артанис повела плечами.

Она судила предвзято — нелюбовь к Куруфинвэ поселилась в ее душе задолго до этого. Они не ладили, они не могли найти общий язык — и не пытались искать. Оба занимались своим делом, и до Исхода пути их не пересекались, но уйти из Валинора решил не один Феанаро. Финарфин следом за братьями собрался уезжать.
Артанис это радовало. Она говорила обратное, печально произносила что-то мудрое и ничего не значащее, но поздно было оправдываться и никто не ждал от нолдор оправданий. Они уходили, и если для Феанаро, Фингольфина, для многих из них это был военный поход за Сильмариллами и местью — Артанис руководствовалась иными мотивами.

Столько на свете есть земель, там, за пределами Валинора. Столько других королевств, где открывались новые возможности, новые горизонты, новые пути. Мир бескрайний, мир бесконечный, мир не в картах — мир за окном. Мир ждал Артанис, и она с нетерпением ждала путешествия.
Не Исхода, не погони, не бегства — путешествия.

Дом Финарфина шел последним. Артанис ехала на белоснежной лошади, неторопливо, по пути беседуя с братьями, словно они на прогулке. Она была благодарна отцу, что тот отправился позади, предчувствуя, что что-то обязательно случится, и тогда удар примут впереди идущие.
Примут или нанесут. Неважно, Артанис — не воительница.

— Скоро мы будем на родине нашей матери, — сказал Финрод, поравнявшись с сестрой.
Артанис мечтательно вздохнула — она мечтала увидеть Альквалондэ, увидеть море, встретиться с собратьями-тэлери, чье серебро волос унаследовала вместе с золотом ваниар.
— Ты слышишь крики чаек? — спросила она у брата. — О, мы уже близко!
И поскакала вперед, тронув пятками бока лошади.

Они добрались до Альквалондэ спустя двое суток, но встретили их вовсе не так, как думала Артанис. Она считала, что Дом Финарфина тэлери должны приветствовать с особым теплом, как тех, в ком течет та же кровь, как детей Эарвен, дочери Ольвэ, но от них отводили глаза, отступали, смотрели косо и с осуждением. Дождь, начавшийся еще ночью, не прекращался, ветер трепал их волосы и плащи, а чайки не кричали. Артанис показалось это дурным знаком, но она решила, что просто устала. Что может быть дурного в Альквалондэ?

Финрод ехал впереди, и первым увидел, что к ним направляется делегация тэлери. Он спешился, чтобы поговорить с посланником Ольвэ, чье лицо словно накрыла тень, и тонкий слух Артанис уловил одно сказанное слово. Среди всех — одно, больно ударившее по ушам. Короткое, емкое и страшное.
[indent]  [indent]  [indent] Резня.

— Что?
Она почти спрыгнула с коня, а не спешилась грациозно, как положено принцессе-нолдор, но даже это выглядело изящно.
На лицо Финрода пала та же тень, что у посланника Ольвэ.
— Какая резня?
Встретивший их тэлери отвернулся, то ли не желая говорить с ней, то ли не желая посвящать в подобное деву.
— Артафиндэ! — потребовала Артанис, вцепившись в край плаща брата.
И Финрод рассказал сестре все, что услышал сам.

Невозможно — билось в ее голове раненой чайкой. Невозможно. Это перешло все границы, все рамки дозволенного — Феанаро и раньше нарушал любые законы, но впервые это повлекло столько жертв. И кто стал его врагами? Тэлери! Не Моргот и его прислужники, но такие же квэнди!
Артанис считала Куруфинвэ излишне гордым, эгоистичным и алчным, но теперь увидела, что он еще и жесток. Убить врага и поднять меч на союзника — разные вещи, и последнее вовсе не храбрость, а преступление. Непростительное преступление.

— Артанис! — окликнул ее Финрод.
Она не слушала. Она шагала вперед, чуть не бежала, сжимая кулаки, и ноги сами несли ее к шатру Феанора.
После ее отказа дать ему свои волосы для Сильмариллей они почти ни разу не разговаривали. Видимо, пришло время поговорить с дядей с глазу на глаз — впрочем, все, что хотела сказать ему Артанис, она сказала бы и при свидетелях. Она ушла из Валинора, ей ни к чему притворяться послушной воле валар.
Артанис боялась, что если ее уличат в непослушании, это будет значить, что она вовсе не мудрая, но оказалось, что иногда непослушание мудрее, чем слепое следование законам.

На море смотреть не хотелось. В водах она не могла увидеть кровь тэлери, но все же Артанис чувствовала себя виноватой перед Морем.

Увидев силуэт Феанаро у палатки, Артанис замедлила шаг, чтобы не бежать. Выпрямилась, подняла подбородок. Она имела право осуждать, она имела право злиться, она имела право требовать ответа за содеянное — тэлери были ее родичами. Если Феанаро ни во что не ставит ее, потому что она всего лишь младшая дочь Финарфина, рожденного от ненавистной ему второй жены Финвэ Индис — Артанис, в целом, не было разницы. Ее вела ярость, та ярость, что горела в самом Куруфинвэ, то пламя, что жило во всех нолдор.

В Артанис — тоже горело.
Сколько бы моря ни плескалось в ее крови, а пламя преобладало.

Она остановилась прямо напротив Феанора, стиснув кулаки. Порыв ветра растрепал ее косы окончательно, и кудри, более не сдерживаемые лентой, пропитанные дождем, все равно не утратили блеска и сияния, только липли к шее и холодили кожу.
Она не обращала на это внимания, как и на насквозь промокшее платье.

— Что ты… — задохнулась Артанис. Вопросы наталкивались один на другой.
Что ты о себе возомнил?
Что ты себе позволяешь?
Что ты за чудовище?

Артанис сдержала эти выкрики. Она не хотела лишаться учтивости, величественности и хладнокровия, не хотела быть разъяренной девчонкой (какой была), поэтому с губ ее сорвалось тихо и зло:

— …что ты наделал?

[nick]Galadriel[/nick][status]в лесах Лориэна[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/296700.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/375540.gif
волны бессонного моря в белой звенящей гавани
поступи девы вторят в легком туманном саване.
[/sign][lz]<lz1>артанис</lz1><lz2>tolkien's legendarium</lz2><lz> сон о паденье в бездну по бесконечной лестнице. сердце броней железной ближе к зиме оденется.</lz>[/lz]

+1

4

[nick]Feanaro Kurufinwe[/nick][status]if i had a heart[/status][lz]<lz1>Феанор Искусный</lz1><lz2>Tolkien's Legendarium</lz2><lz>Есть тот, кто бежит от своей родины. Есть тот, кто бежит из кошмара</lz>[/lz]

Феанор не понимал и половины того, что произошло. Слишком все стремительно развевалось, но кого потом это все будет волновать? Его мятеж, он был поднят вовсе не с целью того, чтобы подорвать авторитет Валар, сам Эру видел, что Феанор убеждал их и обращался к Валар на протяжении трех лет после смерти Финвэ. Сначала он пытался их убедить, потом умолял помочь вернуть наследие его семьи и отомстить за смерть Финвэ Мелькору, но Валар бездействовали. Им было приятнее упиваться в собственной горести от потухших деревьев, нежели предпринять хоть что-то. Тогда Феанор впервые увидел, что это такое - божественное бессилие и к сожалению, видел его только он, потому как всем остальным было далеко не до этого. Смерть Финвэ восстановила их треснувшие по основанию отношения с Фингольфином и Феанор был удивлен, когда младший недобрат его поддержал. Они оба понимали, что от Валар не добьешься ничего хорошего и хотя Фингольфин скептически отнесся к клятве, которую дали Феанорини, самому Куруфинвэ от этого было ни горячо, ни холодно. Он не принуждал к этой клятве никого, в том числе ни одного из своих сыновей. Эру знает, что Феанор никогда в жизни (ни минуты) ни в чем своих детей не упрекал, ничего не заставлял делать против их собственной воли. В тот час они выразили свое единство, свою любовь к нему и верность их семье. Эта клятва касалась лишь их дела. Лишь их наследия. То, что должно было принадлежать Феанору и его сыновьям.
Исход же был вещью коллективной. Нолдорини не могли больше оставаться под рабством Валар и то, какая часть нолдор тогда ушла говорило лишь о том, что народ давно об этом задумывался, а когда разразился огонь мятежа, они все это поддержали. Они ушли семьями, ушли династиями. Ремесленники, торговцы, разный народ. Аристократия, большая и малая, целая куча прислуги, каждый мог остаться "дома". Так, как остались неверные жены или неверные слуги. Другие же думали своей головой. Или остаться рабом или заслужить свободу. Иного не дано.
Резня в Альквалондэ была не его прерогативой, даже не его выбором. Не его решением, но кого это будет интересовать? Никого не интересует, что Феанор и Фингольфин ушли из Валинора потому, что никто из Валар не выразил своей поддержки в том, о чем они просили. Поймать Моргота! Разве не сами Валар должны были быть в этом заинтересованы? Почему вместо посильной помощи, они обрушили гнев на свой народ? Почему вместо благословения на священную войну, они прокляли нолдор? Моргот ушел из их рук, вышел из-под контроля и отпустить его восвояси с камнями, которые могли вернуть свет древних древ, таков их выбор? В этом состояла их мудрость?
Феанор плюнул себе в ноги, когда вспомнил об этом.
Эта мудрость вызывала в нем злость и ничего больше. Он злился на Валар, которые дали тэлери наставление никуда не пускать нолдор, а не на самих телэри. Это лишь с подачки Валар сегодня погибли эльдар, только из-за них. Тэлери здесь не при чем, они слушали зависящую от Валар волю своего короля. Так, получается, Феанор и Фингольфин виноваты в том, что сегодня произошло братоубийство или к тому привело очередное неправильное решение Валар? Кто виноват? Боги никогда не виноваты.
Боги всегда правы!
Потом они скажут, чтобы успокоить себя - это кровь на руках нолдор. Потому что нет ничего проще, чем найти виноватых.
Никто не вспомнит о том, как Феанор выбился из сил, чтобы убедить Ольвэ. Каким упрямым, каким несговорчивым был Ольвэ и сколько пренебрежения выказывал к свободному, обоюдному решению своих собратьев. Он не уважал тех, кто хотел уйти. Он практически ненавидел их.
Когда подошли войска Финарфина, уже все было окончено. Феанор, да и его брат, нисколько не заботились о том, как это все может выглядеть со стороны. Почему-то Фингольфин был уверен, что дети Финарфина, да и сам Финарфин додумаются не делать поспешных выводов. Что ж, Фингольфин лучше знал своего брата, но когда Феанор столкнулся с Артанис, он понял, что дети этого младшего поросенка нисколько не лучше его самого.
Единственный, кто его мог понять - это Финрод Фелагунд, который осматривал несчастные корабли с отчаянием и ужасом в глазах. Но у Финрода была иная порода, он был тем квэнди, который сначала рассматривал все хорошие варианты, в отличие от его заносчивой сестры, которая обвинения бросала, словно бы камни.
Однако Артанис забывала, перед кем стоит.
- Как ты разговариваешь? - Спокойно кинул ей в лицо Феанор.
Артанис казалась на его фоне совсем маленькой, хрупкой девочкой. Но эта хрупкость была обманчивой. Феанор с тех самых пор, как просил у нее прядь волос, понял всё о ее характере. И если Валар не уставая обвиняли Феанора в его гордыни, то им стоило бы обернуться и посмотреть на нолдоли - они все погрязли в этом грехе и Феанор с его колючим характером обладал не самой большой гордыней.
Артанис была красивой, но ее красота тонула в том, как она себя вела.
- Забыла перед кем стоишь? - Феанор говорил спокойно и даже тихо.
Феанор отодвинул ее рукой, чтобы пройти дальше.
- Не я начал эту резню, - спиной к девчонке, ответил Феанор. Он не собирался оправдываться и пусть она хоть завалит его вопросами, он отвечать не станет. - А если не веришь мне, моим сыновьям, своим братьям, сестрам и родному дяде, - Феанор остановился, на пороге показался Фингольфин, - то можешь валить отсюда куда подальше. Для тебя не будет места на корабле.

+1


Вы здесь » Crossed Hearts » Основы основ » закатный вестник // tolkien's legendarium