Crossed Hearts

Объявление

Новости
11.05 ♥ Майские теплые новости // Немного о рекламах на нужных, на касты и о сюрпризах на будущее!

28.03 ♥ Мартовские новости // О фанбазе, топах и денежной реформе!

01.03 ♥ Свежий выпуск новостей // О новых подарках, карточках, переписи персонажей и многом другом!

27.01 ♥ Плашки в подарок // В честь нового дизайна спешим порадовать участников возможностью обновить профиль!

26.01 ♥ Новости Харта // О новом дизайне, упрощенной регистрации для всех желающих, новых внеигровых разделах для развлечения, а также о наших новых модераторах и предстоящих дополнениях!

11.01 ♥ Свежая сводка новостей // Изменения в теме разбитых сердец и топов, а так же иные правила получения коллекционных карт.

01.01 ♥ Первые новости года // Небольшой поздравительно-вступительный выпуск, полный свежей информации.

30.12 ♥ Украшаем елочку! // Игрушки ждут, когда ими нарядят нашу прекрасную ель. Не забудьте оставить свои пожелания!

25.12 ♥ Новогодний маскарад // Вечеринка новогодних костюмов объявляется открытой!

08.12 ♥ Почтовый ящик Санта Клауса // Новогодние письма принимаются. Порадуйте любимок!

01.12 ♥ Спасение Нового Года началось // Участники распределены по командам. Вперед, к победе!

01.12 ♥ Новогодняя лотерея // Раздача подарков объявляется открытой!

пост от Katastrophe Открыв глаза в иной временной петле начинаешь задумываться и смотреть со стороны за происходящим. Тяжело видеть своего двойника и понимать какие ошибки будут дальше совершенны. Но странно осознавать, что она готова дать этим ошибкам ход. После того как с радаров Знамогде пропала чуть менее древняя версия Валери, было решено продолжить приключения. Девушке удалось познакомится с Космо, собрать свой первый самодельный корабль (наверно правильнее назвать это Плот) совместно с знакомыми мастерами Знамогде, и наконец-то отчалить навстречу приключениям.

пост от Ether Он смотрел на их отражения в зеркале и не смог сдержать счастливой улыбки. Оживший мираж, пустынная сказка, что стала реальностью. Бог смерти прекрасно понимал, что одной настойчивости в достижении цели заполучить себе эту женщину было недостаточно. Если бы в душе у Нюйвы не зародились ответные чувства, если бы она не видела в нем хотя бы отголосок будущего избранника, то Анубис мог бы еще тысячу лет пытаться добиться ее, вплоть до момента, пока богиня бы просто не пожаловалась на его излишнее внимание тому же Гору.

пост от Day Алый «мазерати» летел по извилистой узкой дороге с такой скоростью, что, казалось, колеса машины едва касаются раскаленного солнцем асфальта. Ветер, беспрепятственно гуляющий по открытому салону, трепал волосы, оставляя на губах едва ощутимый привкус соли; море, хоть и невидимое отсюда, скрытое от взгляда горной грядой, было совсем неподалеку. Аполлон почти до упора вдавливал педаль газа в пол, словно задавшись целью выжать из машинного двигателя все, на что он был способен, заставляя автомобиль лететь по трассе на пределе возможного.

эпизод недели
навигация по форуму
очень ждем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossed Hearts » Основы основ » там журавлі летять // the golden sphere & the chronicles of narnia


там журавлі летять // the golden sphere & the chronicles of narnia

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/416839.png

а журавлі летять у синю даль
і знають вони
де є моя і де твоя печаль
і немає нікого, окрім нас
зупиняється в ці хвилини час

https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/711012.gif

эйн и люси

в моїх стінах мальви зацвітуть

[nick]Lucy Pevensie[/nick][status]lioness[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/748398.gif[/icon][sign]вона була неначе дитина
принцеса луків
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/426702.gif
зростаючи в некошених травах - серед лілей
вона була дитиною світла
[/sign][lz]<lz1>люси певенси</lz1><lz2>the chronicles of narnia</lz2><lz> раненое сердце, острые стрелы, черные кони, ночи без сна; там, за холмами, солнце запело, обернешься назад — за <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=83">тобою</a> весна.</lz>[/lz]

+1

2

[nick]Эйн[/nick][status]Лучник, не захотевший убивать[/status][icon]https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcQxA2t9Ena3Yg9cMv1PYXseOHh3mFN__yySow&usqp=CAU[/icon][sign]Я никогда не любил убивать-но иначе не мог[/sign]
...Перед глазами раненого уже вертелась жемчужно-белая дымка с разноцветными разводами. Эйн, лёжа на коленях у Белояра, облизывал  губы. Собственный голос был не узнаваем - какой-то хрип и карканье, точно  и звучание, и способность обернуться вороном или коршуном   лучник-изменник украл у мучителя-учителя - царя Каргара:
-Если они решились...убить меня здесь, значит, третий...("Сударь, крепитесь!") третий шар у них в руках. Спасите его!
Эйн уже не замечал ни ложки с ландышевым вареньем, поднесённой ко рту, ни града вопросов, обрушенного на него предводителем гномов("Кто Вы , у кого третий шар?" - тщетно повторял Белояр), ни ...того, что более чувствительного человека, чем крестьянский парень, пусть и воцарившийся
в Гномии, отправило бы в обморок - бесчувственный, почти совсем бездыханный страдалец сделался вдруг прозрачным и развеялся ветром - лицо, тело в одежде из чёрной, но дорогой, шитой золотом ткани. ...
                                                                        *******
...-Друзья, - оборотень по имени Роальд поднял руку - пока ещё не лапу - призывая к молчанию и вниманию собравшуюся вокруг него в овраге, называемом Медвежьем - редко кто из добропорядочных нарнийцев совал туда нос - толпу .  Бычьи, собачьи и змеиные глаза  уставились на вурдалака, пребывавшего в обличье сурового бородатого мужчины.
-Кого это ты называешь"друзьями"? - провизжала согнутая крюком  старуха со сморщенным, как печёное яблоко, отвратным лицом, на котором   нос и подбородок торчали наподобие щипцов для щёлканья орехов.-У вас,  волчищ блохастых, друзей нет!
-Ты на чьей-то стороне, Зельда? - осадил оборотень.
-На своей собственной! - бросила ведьма. - Я всегда на своей собственной стороне!
-Тем не менее,  - прогудел  косматый людоед с  огромными зубами, - все мы имеем кое-что общее - мы все служили Белой Госпоже. И у нас у всех счёты к Этим Четырём, - и Роальд, и старуха колдунья. и все прочие собравшиеся в яру страшилища - коронованные дети Адама признали бы в них недобитков армии Джадис - согласно закивали.
-Именно это я и хотел сказать, - задрал палец  Роальд.-Мне Эта Четвёрка - не повелители, и вам, думаю, тоже, - толпа одобрительно заревела.-Нам нужен настоящий предводитель, чтобы ...
-А не себя ли ты прочишь в такие вожди? - немедля перебил дух ядовитого дерева.
-Нет, что ты, - воздел ладони вурдалак. Чудища загомонили, мол, дескать, действительно, здесь они все равны и все в одной лодке и нечего тут возникать.-Потише! Нам нужен такой лидер, что сочетал бы в себе все должные достоинства.
-То есть пороки, - хихикнула колдунья помоложе.
-А таким совершенством была только Белая Леди, - докончил наконец оратор.
-Ну , кого нет, того нет, - с досадой  напомнил минотавр. - Убита наша Леди.
-Я к чему веду? Среди нас есть ведьмы, а правила Тайной Магии что говорят? "Ни одна Колдунья не может исчезнуть бесследно - её можно и вернуть обратно!"
Теперь-то проняло  - сперва с предвкушением задрожали Зельда и её молодая напарница, затем Роальд -потирающий довольно руки - углядел, что той же дрожью охвачены все. Все. Ни единого безучастного в толпе.
-Правда, труд этот не из лёгких, - угомонившись,  посерьёзнела старуха. - Обряд долгий, сложный, надо делать на закате.
-Если что понадобится для ритуала - раздобуду, - посулил Роальд. Разногласия не разногласия,  споры не споры, а ненависть к Певенси мигом сплотила гадкое племя.
-И я! И я! - зашумели все наперечёт.

Отредактировано Robot-Android (2022-05-15 11:40:28)

+1

3

стылый ветер дышит в лицо. я не верю знакам и снам. [indent]
это просто снова весна - [indent]
время беспокойных творцов. [indent]

[indent] Легкий меч ударился о меч, звон стали прозвучал песней, а вслед прозвенел тихий серебристый девичий смех.
— Тш-ш, ваше величество! — стражник приложил палец к губам, призывая королеву к тишине. — Услышат же!
Люси виновато потупилась, но ненадолго, вскоре вновь просияв улыбкой, когда получилось отразить очередной выпад. У нее получалось все чаще, и меч, выкованный гномами специально под женскую руку, ложился в ладонь все удобнее. Пока не продолжение кисти, но после тренировок обязательно им станет.

Заниматься каждый день у Люси не всегда получалось. Питер до сих пор строго-настрого запрещал сестре учиться фехтовать, несмотря на то, что лучницей она была отличной, и ее стрелы разили тархистанцев не хуже, чем стрелы из волшебного лука Сью. Верховный Король волновался за Люси, она это понимала, поэтому про ее обучение ему знать было не обязательно, как и про меч, как и про успехи.

Люси не любила холодное оружие. Лук — да, лук был ее оружием, она обожала охоту, несмотря на убийство животных и отвращение королевы к убийству; она ведь не подстрелила бы зайцев или уток больше, чем необходимо для ужина. Охота для нее — азарт, игра, будоражащая кровь погоня, и никогда Лу не выстрелила бы в говорящее животное. Но она хотела уметь фехтовать, чтобы суметь защитить — если не других, то хотя бы себя.

— Завтра продолжим, — утвердительно сказал стражник. — Вы руки поберегите.
Он был прав, меч, хоть и легкий, а все же не стоило сильно увлекаться, и, как бы Люси ни хотелось продолжать, она согласно кивнула, отдав оружие учителю.
— До завтра, — королева кивнула, как рыцарь противнику после турнира.

До конца дня заняться Люси было особо нечем. Сью бы посоветовала ей вышивать или шить, но Лу не давалось ни то, ни другое, только раздражало, а читать не хотелось, поэтому она отправилась гулять — не охотиться, но и без охоты конные прогулки по зеленым цветущим лесам Нарнии были прекрасны. Люси уже забыла Лондон — словно серый, туманный и угрюмо насупленный город был сном, страшным кошмаром, от которого она проснулась.

но от громких звуков Люси перестала вздрагивать только пару лет назад.

Она сбрасывает туфли, спрыгнув с Серебрянки, садится прямо на траву под деревом, опирается спиной на нагретый солнцем ствол дуба и прикрывает глаза. Листва шепчет сказки, ветер что-то рассказывает, может, дриада баюкает. Люси не собирается спать, но совсем немного, чуточку — как не подремать в летний полдень под мерное жужжание пчел и колыбельную ветерка?

В ладонь королевы тычется что-то мокрое и холодное. Люси открывает глаза — овчарка, та самая, знакомая еще с победы над Джадис. Говорящая, умная, добрая; все собаки чрезвычайно умны, и она не была исключением.

— Люси, — произносит овчарка. — Королева Люси, у вас при себе ваш флакон?

Люси знает, что да, но рука все равно машинально проверяет заветный флакон, прикрепленный к поясу. Флакон с соком огнецвета, одна капля которого лечит любые раны; она не раз применяла его, но количество целебного зелья не уменьшалось. Как не знающий промаха лук и способный призвать помощь откуда угодно рог Сьюзен Великодушной, как победоносный меч Питера Великолепного, дар Деда Мороза младшей королеве не мог исчезнуть и израсходоваться.

— Что случилось? — с замиранием сердца спрашивает Люси. — Кто ранен? — флакон может быть нужен только в одном случае.
— Идемте, скорее!

Вскочив, Люси подбирает юбку и идет за овчаркой. Серебрянка следом, Лу не страшно оставлять лошадь одну, умное животное найдет хозяйку везде.

— О-о! — увидев раненого, Люси коротко охает, но за миг начинает действовать. Она не боится вида ран, она умеет делать перевязки, она училась этому, как и стрельбе из лука, но сейчас не время для перевязок, как и не время рассуждать, кто именно нуждается в ее помощи.

Люси садится на траву рядом с мужчиной, устраивает его поудобнее, быстро открывает флакон и вливает в его рот каплю целительной жидкости. Это должно помочь, капли всегда хватает, но Люси все равно обеспокоенно вглядывается в чужое лицо, ожидая изменений к лучшему. Овчарка тоже ждет, нервно помахивая хвостом. Серебрянка останавливается чуть дальше, поводя ушами.

[nick]Lucy Pevensie[/nick][status]lioness[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/748398.gif[/icon][sign]вона була неначе дитина
принцеса луків
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/426702.gif
зростаючи в некошених травах - серед лілей
вона була дитиною світла
[/sign][lz]<lz1>люси певенси</lz1><lz2>the chronicles of narnia</lz2><lz> раненое сердце, острые стрелы, черные кони, ночи без сна; там, за холмами, солнце запело, обернешься назад — за <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=83">тобою</a> весна.</lz>[/lz]

+1

4

[nick]Эйн[/nick][status]Лучник, не захотевший убивать[/status][icon]https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcQxA2t9Ena3Yg9cMv1PYXseOHh3mFN__yySow&usqp=CAU[/icon][sign]Я никогда не любил убивать-но иначе не мог[/sign]
Целую минуту мужчина оставался бледен и недвижим - лицо кошмарного зеленоватого оттенка, на чёрной с золотым шитьём рубашке кровь. Но вот порозовевший чужестранец зашевелился, открыл глаза, сел - обо всех неприятностях напоминало лишь пятно на одежде. По правде говоря, бывшие товарищи Эйна нашли бы, что он ещё никогда не выглядел так чудесно - жизнь чёрных лучников текла весьма безрадостно, несмотря на богатую добычу, которую давали им бьющие без промаха стрелы. А Эйну и вовсе было тошно обучаться ремеслу головореза - в своё время мальчика и уговаривали, и уламывали, и плетью хлестали - Эйн ни в какую не желал учиться убивать, пока сам Каргар не пригрозил ослушнику невольничьим рынком. Лишь это и сломало Эйна. А теперь, пожалуй, исцелённый излечился и внутри и смог бы честно глядеть людям в глаза. Кстати, насчёт "глядеть" - Эйн потёр глаза -экс-лучник был не уверен, что ему не мерещится самая очаровательная в мире девушка, смотрящая на него...с заботой и состраданием. Сочувствия близ Седого Ущелья не водилось, а как поступали лучники с девушками,  нетрудно догадаться  - как все мужчины на войне, и за это получали проклятия. Никому и в голову не пришло бы жалеть раненого лучника - скорее, добили бы. А уж лечить....
-Ох!-Эйн потрогал собственное лицо, прокашлялся. Лучники сплошь и рядом вели себя по-свински, но мужчине остатки врождённого благородства подсказывали, что нужно поблагодарить за исцеление (в руке незнакомки был зажат флакончик) - Спа...спасибо, - хрипло пробормотал Эйн и прибавил, не зная , как обращаться к девущке, - милостивая госпожа.
-Говорите, сударь : "Ваше Величество", - поправила овчарка, на что Эйн даже отполз слегка на локтях.
-Извините, Ваше Величество,  -  машинально поправился он. - А Вы, - от удивления мужчина назвал собаку на "Вы", - действительно говорите?
-Тринадцать лет живу на свете, и все тринадцать говорю, - даже немного обиделась  нарнийка - Такова воля Аслана, Лесного Царя! Он создал мир, он создал нас и дал зверям дар говорить, хотя и не всем!
-Чудеса какие! - восторженно покрутил головой мужчина. Небо здесь отливало весёлой синевой, а не зловеще багровело, как в Стране-Без-Конца, воздух пьянил своей свежестью, солнце казалось моложе того, к которому привык несчастный лучник, и только теперь Эйн ощутил, что у него...прошла лихорадка, схваченная за время побега из Страны Зла. И все эти мгновения  волшебства - для него?! -У вас замечательнейший Царь..и..О!_мужчина вскочил на ноги, схватившись за голову. -Стыд мне и срам! Я не успел предупредить короля гномов о страшной опасности! Теперь ему выпутываться самому! - по шеке Эйна скользнула слеза - он плакал не как женщина и не как ребёнок - как мужчина, котрого, однако, довели до предела. - Моя родина... Теперь царь зла Каргар её завоюет, и пропали все свободные народы - и люди, и гномы!Ваше Величество, Вы спасли труса и подлеца, что единственное доброе дело в жизни - и то сумел провалить!
-Каргар? - повторила овчарка, поёжившись. -Это имя мне незнакомо, Вы, должно быть, нездешний. Но мне оно не нравится. Неприятно звучит. Как рычание моих взбесившихся родичей.А вот казнить себя не надо! Вы сделали всё, что могли! Не Ваша вина, что Вы не успели - Вам заткнули рот ранением Вашему запаху я бы доверяла, и лицо у Вас честное,-  поспешила ободрить страдальца собака. Когда долго живёшь в Нарнии, начинаешь понимать, на кого можно положиться, а на кого нет. - Моя королева?-  собака оглянулась на Люси, прося поддержки. Может, венценосную особу "трус и подлец" быстрее послушает, чем рядовую нарнийку, да ещё собаку? (Хотя Люна, так звали овчарку, и получила награду от всех четырёх монархов за помощь в битве при Беруне). Ведь, судя по тому, как вёл себя человек в чёрном, он из края, где звери не говорят.
                                                           **********
...Твари старались вовсю - инструменты, нужные для ритуала, и все ингредиенты тщательно   сносились в Медвежий овраг под надзор Зельды, ставшей вдруг из склочной и брюзгливой собранной и строгой - как подменили(кстати, Люси и Сьюзен узнали бы в старой уродке одну из тех ведьм, что вязали Аслана перед закалыванием). Напарнице помогала столь же сосредоточенная Эйва - молодая ведьма, чья внешняя красота ,  увы, не скрывала  такой же испорченной натуры, как и  у старухи - чертила круг на земле, готовила какое-то особое голубое пламя...Роальд даже не следил за небом - когда ты оборотень, у тебя хочешь не хочешь, а развивается ощущение, когда начнёт темнеть. Чудища готовились, ждали - и молили тьму, чтобы всё прошло удачно.

Отредактировано Robot-Android (2022-05-16 12:04:28)

+1

5

[indent]  [indent]  [indent] Столько раз Люси лечила раненых соком огнецвета, а все равно волнуется, даже зная, что лекарство не может не помочь. Ждет, обеспокоенно наблюдая за мужчиной, и наконец с облегчением вздыхает, когда его лицу возвращаются краски, и он садится, полностью здоровый. Младшая королева радостно улыбается, пряча флакон обратно за пояс и надеясь, что пока не понадобится; она всем сердцем любит дар Деда Мороза, считает его лучше даров брату и сестре, ей нравится рассматривать, как блестит на солнце чудесная вещица, но при всей любви к флакончику Люси предпочла бы не пользоваться им никогда.

Она рта не успевает открыть, как незнакомца перебивает Люна, исправляя его — верность овчарки вне всяких похвал, но Люси не стала бы сразу называться королевой, да еще и требовать, чтобы ее звали величеством. По правилам так надо, на официальных собраниях и при подданных Люси обращается к братьям и сестре так же уважительно, они зовут друг друга величествами, но вне Кэр-Параваля — не обязательно. Наверное. Люси смущенно розовеет, поправляя выбившуюся из прически прядь волос.

— Просто Люси, — уверенно произносит девушка. — Люна, мы не в Кэр-Паравале, — она не упрекает, она скорее по-детски жалуется, как ребенок, просящий мать не звать его домашним милым прозвищем, только наоборот. — А Аслан правда замечательный… — королева не успевает договорить, как незнакомец вскакивает. Она поднимается следом, отряхивая юбку от травинок, и осторожно касается его руки — плачущих мужчин Люси видела редко. Очень редко. Она боялась, что однажды настанет день, когда заплачут ее братья, еще с Лондона боялась, но даже тогда оба Певенси если и плакали, то наедине с собой. Сейчас тем более, поэтому вид отчаяния исцеленного отдался в сердце Люси болью.

Она не знает, кто такой король гномов. У нарнийских гномов не было короля, они подчинялись четверым Певенси, как и все в Нарнии, и если до того Люси считала, что раненый может быть орландцем, то теперь убедилась, что он, вероятнее всего, не отсюда.

— Постойте, успокойтесь, Люна права, — говорит Люси. — Она никогда не ошибается насчет запахов, и лицо у вас действительно честное. Я не разбираюсь в военных стратегиях, но, получается, вы не доставили важную информацию вовремя? Так это правда не ваша вина, вы были ранены, и не знаю, как вы попали в Нарнию, но, — королева разводит руками, — вы здесь, и назад вы вряд ли так просто вернетесь. Поэтому постарайтесь… верить? — предлагает Люси. — В своих союзников, в товарищей, в друзей. Не вы же единственный сражались против этого Каргара?

Имя вызывает у нее неприятные ощущения, отчего королева морщится. Совсем не похоже на то чувство от звучания имени Аслана, ту радость, похожую на пробуждение в первый день каникул. Кар-гар. Гадость. Люси решает не спешить спрашивать, кто он такой, уж больно хороший день вокруг.

— Давайте лучше познакомимся, — говорит она. — Меня зовут Люси, можно просто Люси. Это Люна, — овчарка не может поклониться, но кивает головой так, что не отличить от поклона. — А это Серебрянка, — белая лошадь, цветом оправдывающая кличку, подходит сзади к Люси и легонько толкает носом ее плечо. Девушка гладит лошадь по носу, не оборачиваясь. — Она не говорящая, но очень умная.

Сначала Люси было неловко называть говорящих животных животными, потому что они разумные, и это звучало для нее оскорблением, но Аслан называл себя животным, а раз даже Аслан — то это не обидно. Но все равно ездить верхом на говорящей лошади для Люси было сродни езде на кентавре — как человека оседлать.

— А вас как зовут? И… откуда вы? Я никогда не слышала, чтобы у гномов был король, и имени Каргар не слышала, — Люси ежится. — Фу, точно противное.

— Ваше величество, темнеет, — зовет Люна. — Не пора ли вам домой? Да и гостя нужно накормить хотя бы.

— Да, конечно! — Люси выпрямляется. — От имени королевы Люси Отважной приглашаю вас погостить в четырехтронном Кэр-Паравале, замке королей Нарнии, — как бы ее ни воротило от официоза, а иногда обязательно говорить в подобном тоне. По всем правилам отныне новый знакомый Люси гость Нарнии, и неважно, что никого вокруг нет, кроме Люны и Серебрянки — их слышат деревья. — Вот теперь пойдемте.

Люси не садится в седло, беря лошадь под узду.

— Здесь недалеко.

— Не нравятся мне эти сумерки, — ворчит Люна. — Пахнет чем-то нехорошим. И закат красный. Поспешите в замок, ваше величество, нехорошо долго в лесу оставаться, и завтра-послезавтра лучше не заходите дальше опушки.
— Люна, ты как няня, — смеется Люси.
— Должен же кто-то за вами присматривать, — отвечает овчарка. — А вы у меня на глазах выросли все четверо.

[nick]Lucy Pevensie[/nick][status]lioness[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/748398.gif[/icon][sign]вона була неначе дитина
принцеса луків
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/426702.gif
зростаючи в некошених травах - серед лілей
вона була дитиною світла
[/sign][lz]<lz1>люси певенси</lz1><lz2>the chronicles of narnia</lz2><lz> раненое сердце, острые стрелы, черные кони, ночи без сна; там, за холмами, солнце запело, обернешься назад — за <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=83">тобою</a> весна.</lz>[/lz]

+1

6

[nick]Эйн[/nick][status]Лучник, не захотевший убивать[/status][icon]https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcQxA2t9Ena3Yg9cMv1PYXseOHh3mFN__yySow&usqp=CAU[/icon][sign]Я никогда не любил убивать-но иначе не мог[/sign]
-Эйн из Страны-Без-Конца, - бывший лучник иронически поклонился, горько труня не над королевой или Люной, а над собой. Тоже, знатный господин!-Король у гномов , откуда я родом, имеется , но он человек, как и я, его зовут Белояр. А сам Каргар, не к ночи будь помянут, поверьте, ещё противнее, чем его собственное имя.Лучше о нём на открытом воздухе не вспоминать, а то ещё накличем, - как бы в подтверждение его слов похолодало, засвистел ветер. - Эта достойная собака права: вечер под крышей дома куда приятнее. Принимаю Ваше приглашение, Ва...Люси, - вовремя исправил ошибку Эйн.-У Вас в замке и расскажу об этом...старом мерзавце и его захватнических планах.
-Вот и верно, - замахала хвостом Люна,-Вас, сударь, ждёт  горячая ванна, свежая, не в пыли дорог одежда и сытный ужин с бокалом добротного вина. Знаете, какие у нас вина? Сам Вакх не побрезгует, а уж если он приедет собственной персоной -  в речках и ручьях потечёт вино вместо воды, и всюду вырастет сладкий виноград!
Кто такой Вакх, Эйн не знал и не ведал, но от мытья, перемены одежды и ужина - а то вечно стряпаешь на костре походный перекус! - отказался бы лишь дурак, а глупцом мужчина не был. Вдобавок, его щекотало любопытство - как это , четырёхтронный замок? Разве так бывает - сразу четверо венценосцев? А это означало, что к Эйну стремительно возвращались и здоровье, и жизнелюбие. А уж по хорошей компании и тёплым словам душа отставного лучника изголодалась пуще, чем по   кухне и винам. И всё же, покидая опушку , бывший слуга царя зла оглянулся - дабы убедиться, что не призвал нечаянно  старого злодея его же ненавистным именем.
        *************
...Перед тем, как в кругу, в который вписали шестиугольник, все устроители церемонии заняли места, Эйва чмокнула Роальда в губы - для ведьмочки оборотень вовсе не ходил в "блохастых говнюках",  а слияние мужского и женского как раз должно было дать лучшие плоды. Зельда, её юная помощница и ещё одна ведьма шли с одной стороны, три других "луча" занял сам вервольф и двое "мужчин" из существ. Чудища за пределами круга запалили факелы. чадящие дымом, и вовремя - небо , и без того зловеще-багровое, заволокло тучами, отчего сделалось так же темно, как в глухую полночь. Факелы да ещё мертвенно-голубое переливающееся пламя - вот и всё, что давало свет.
Женщины запели заклинания, и Роальд понял, что впервые откусил кусок , что не разжуёшь - это его-то , мощного силача, внезапно скрутило так, что стало двоиться в глазах, заломило кости, затошнило, словно кто-то выдаивал силы капля по капле . Ведьмам же приходилось ещё солонее  - их крючило нешуточно, боль стёрла с лица и тела Эйвы всю красоту, Зельду же и вовсе чуть не узлом завязывало, изо рта шла пена. Самцы , обессилев, уже опускались наземь, ведьмы ещё держались, хоть и через силу, и тут воздух вне круга закрутило воронкой. Смерч выплюнул прямо к ногам людоеда-факелоносца обморочное или спящее тело.
-Но это не Белая Госпожа! - разочарованно отвернулся людоед, разглядев в красных отблесках прибывшего
На траве лежал мужчина, а вовсе не женщина, но вот ростом  он был вровень с покойной Джадис - необычайно высокий, вроде и не совсем человек. В его жилах явно текла какая-то доля великаньей крови. На голове - зубчатая корона, а густо-лиловое одеяние  властителя покрывала вышивка в виде причудливых зверей. Корону и наряд испещряли драгоценности - алмазы, рубины, изумруды выглядывали, откуда только возможно и невозможно. Виски  короля или императора посеребрил возраст,  но  и лицо, и фигура ещё дышали силой и гордостью владыки. Вот только лицо, при всей правильности и изяществе черт, сохраняло пренеприятнейшее выражение - породист, очень породист, расы благородной, но донельзя властен , зол и жесток, к тому же и безрадостен, словно обладатель лица сделал или испытал что-то страшное.
-Не она? - пропыхтел еле ворочающий языком Роальд.-Ну и плевать! Он ей сродни - да взгляните же!Чем нам не повелитель?

Отредактировано Robot-Android (2022-04-20 09:11:52)

+1

7

— Ваша страна правда без конца? — удивляется Люси.

Так не бывает. Хотя, если вспомнить, что Земля круглая, то и про нее можно сказать, как про бесконечную. Круг всегда замыкается, об этом не раз говорили родители Певенси… как давно она не вспоминала о своих родителях, словно их вовсе не было. Но они были, просто не здесь. Где-то еще. Миров много, не только Нарния; Люси не знала о кольцах, созданным дядей профессора Кёрка, не знала про Лес-между-мирами, про Чарн, но как минимум два мира ей были известны, а теперь еще и Страна-без-Конца.

— Очень приятно, Эйн, — в ответ Люси приседает в неглубоком реверансе. Она не любит этикет, но выходит у нее грациозно, не хуже, чем у Сьюзен. Про Белояра и Каргара решает пока не расспрашивать, насчет первого — чтобы не бередить чужие раны, насчет второго — чтобы и вправду не накликать. Люси не суеверна, но… но лучше не надо.

“Аслан, — думает Люси, призывая в душу то тепло и радость, что дарило имя Льва. — Аслан”.

Холодный ветер не заставляет ее мерзнуть, и Люси понимает — Аслан услышал, где бы ни находился.

— Накрывайте на стол!

В Кэр-Паравале не проводили пышных ужинов, когда все четверо королей собирались за длинным столом, ломящимся от яств — только по праздникам или особым случаям. Каждый из Певенси завтракал, обедал и ужинал, где хотел, забежать на кухню перекусить или попросить слуг принести немного еды тоже можно было в любой момент — так гораздо удобнее, чем быть обязанным в определенный час являться к столу. Люси не приказывает, она весело просит, и ее голос сам по себе подразумевает добавленное в конце “пожалуйста” — здесь все, как семья.

— Вино, мясо, если есть пирог, то лучше с ягодами… Мистер Тумнус, — Люси обращается к фавну, вышедшему ей навстречу. — Пожалуйста, устройте для нашего гостя ванну, сменную одежду и отдельные покои. Это Эйн из Страны-без-Конца, — представляет она мужчину. — А это мистер Тумнус, наш советник.

Тумнус, конечно, не звался мистером в Нарнии, но Люси не утратила детскую привычку именовать его так. Он потолстел с тех пор, как они впервые увиделись, но не утратил ни блеска в глазах, ни живого ума, ни добродушия.

— Скоро будет готово, ваше величество, — фавн кланяется, улыбаясь королеве.
— Погоди, — останавливает его Люси. — Их величества Питер, Сьюзен и Эдмунд в замке?
— Да, были в своих покоях, — говорит Тумнус.
— Позови их, скажи, что у нас гости, — говорит Люси, после чего наконец отпускает советника готовить все к ужину, и радостно оборачивается к Эйну, улыбаясь ему.

— Вы познакомитесь с моими братьями и сестрой, и им тоже расскажете о захватнических планах Кар… о Аслан, какое же мерзкое имя, не хочу повторять, — восклицает королева. — Люна права, как рычание… А он может угрожать Нарнии? — последнее интересует королеву больше всего. Она вовсе не заинтересована в появлении очередного злодея, подобного Джадис, да и без Джадис у них по сей день случались неприятности: не все прислужники Белой Колдуньи истреблены, вдобавок Тархистан пока не проявлял открытой враждебности, но никто из королей не сомневался, что при первой же возможности Тисрок пожелает уничтожить или захватить их страну.

— Ваше величество Люси, прошу к столу!

Два гнома распахивают дверь в зал. Стол небольшой, но на нем много разной вкусной еды и сладких душистых вин, камин пышет жаром, перед ужином Люси приняла ванну, сменила платье с охотничьего на настоящее королевское, легкое, не сковывающее движений, но в нем Люси выглядела королевой и никем более. Она заплела волосы иначе, что тоже ей шло; впрочем, Люси осталась собой не слишком довольна. Она никогда не была довольна, уверенная, что Сьюзен намного красивее, величественнее и во всем лучше.

Сьюзен встречает сестру с немым вопросом в глазах. Питер смотрит точно так же. Она привела во дворец незнакомца, и кто знает, что у него на уме; по мнению Люси, старшие, когда выросли, стали излишне подозрительны. Но перечить Люси прилюдно они не станут: их сестра — королева, и ее решение — решение королевы. Да и Эйн не похож на врага им, просто он… незнакомый. Он совсем из другого мира.

[nick]Lucy Pevensie[/nick][status]lioness[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/748398.gif[/icon][sign]вона була неначе дитина
принцеса луків
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/426702.gif
зростаючи в некошених травах - серед лілей
вона була дитиною світла
[/sign][lz]<lz1>люси певенси</lz1><lz2>the chronicles of narnia</lz2><lz> раненое сердце, острые стрелы, черные кони, ночи без сна; там, за холмами, солнце запело, обернешься назад — за <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=83">тобою</a> весна.</lz>[/lz]

0

8

[nick]Эйн[/nick][status]Лучник, не захотевший убивать[/status][icon]https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcQxA2t9Ena3Yg9cMv1PYXseOHh3mFN__yySow&usqp=CAU[/icon][sign]Я никогда не любил убивать-но иначе не мог[/sign]
-Страна-Без-Конца - это фигурально, а не буквально,-кисло усмехнулся Эйн, - конечно же, на карте у неё есть пределы. Это ....старый злодей назвал так свои земли, считая, что его власти не положат конец . А откуда я сам родом, я уже не помню. Я и родителей могу вспомнить с трудом. Кажется, отец был купцом, у нас дом был большой, и у меня была ещё маленькая сестрёнка - а потом явились лучники, разграбили наше жилище, меня у родителей отобрали... - страдалец начал задыхаться - и пришёл в себя лишь от холодного мокрого носа, ткнувшегося ему в ладонь - чуткая Люна  от всей души сострадает детям войны, не делая различия между Певенси и Эйном.
-Всё хорошо, Вы среди друзей, - торопится успокоить мученика собака. - Здесь Вас никто не похитит и силой не заставит выполнять преступные приказы.
-Я на это надеюсь ,и на то, что он сюда не придёт,а то горе будет всем - поди найди хуже негодяя,-  чистосердечно ответил Эйн - и ахнул от восторга. Его глазам открылся замок , над которым развевался стяг с красным вздыбленным львом, лежащий  на невысокой горе у самого устья реки, где земля встречалась с морем.
-Да , это он. Кэр-Параваль Четырёхтронный, - с гордостью произнесла Люна. - И на одном из престолов сидит Люси!
-Вы тоже непременно расскажите мне историю, как так получилось -  четверо монархов сразу,-  бывшего слугу царя зла волновало и впечатляло всё - и диковинная традиция - четверо венценосцев, и странные и необычные создания, хлынувшие встречать свою правительницу. Гномов и водяников Эйн видел  в своём мире, но большинство существ мужчине были незнакомы, если не считать явно говорящих кошки и пеликана. А советник - с рожками и копытцами - и вовсе пришёлся Эйну по душе - низенький, толстый, пожилой, но с удивительно тёплой, человечной, даже чуток шаловливой улыбкой. Бывший лучник охотно обменялся с ним рукопожатием и последовал за стариком . Вернулся  Эйн уже посвежевшим после купания - о Небеса, что о нём подумала королева, вломился в замок весь в пыли и благоухая отнюдь не  розами, а своим и конским потом ! - и одетый в мшисто-зелёные камзол и штаны вместо устрашающе-чёрных - теперь гость походил не на лучника, а на лесного жителя, и это ему шло.
Во главе стола в трапезной сидели на красивых резных стульях, что сами были похожи на троны , трое - и к ним присоединилась спасительница Эйна. Самый старший("Его Величество Верховный Король Питер Великолепный!") - высокий широкоплечий мужчина - смотрелся исполненным настоящего величия. Истинный король с головы до пят.  Женщина рядом ("Её Величество королева Сьюзен Великодушная!"), несмотря на всю свою красоту - а хороша она была неимоверно, с чёрными волосами, падающими чуть не до полу -отчего -то заставила Эйна замереть - и вовсе не от благоговения. Что-то неприятное чудилось экс-лучнику в ней - тоже подлинной королеве и отчасти даже богине. Наверное, оттого, что, как сказал один писатель в том мире, откуда пришли Певенси, хотя и не в их стране Англии, богиня - героическое начало, покровительница героя, почти всегда ведущая его к славной смерти. Молодой человек поближе годами к Люси ("Его Величество король Эдмунд Справедливый") пришёлся гостю по нраву куда больше, чем старший брат - лицо серьёзное и спокойное , но с тем и более дружелюбное. А встретившись взглядом со своей спасительницей, Эйн уже ни на кого смотреть не хотел, даром  что Сьюзен   и блистала гордой, властной красотой. Потому что Люси была не богиней - нет, чем-то лучше. Феей,  маленьким воплощением добра, издавна любимым, потому что, как сказал тот же писатель, фея -  героика обычной жизни, подруга мужчины, дающая ему радость, нежность и благородство поступков. Сьюзен поражала воображение - но вечно помнить Эйн мог бы только Люси.                       
Король Эдмунд  даже по-дружески подмигнул гостю, заметив, как заливается краской бледная кожа  пришельца - потому что  во всегда весёлую Люси нельзя было не влюбиться.
                                                                      *****
...-Её родственник? - уже и ведьмы попадали на траву, ловя ртом воздух. Голубоватое пламя угасло. Круг разомкнулся . Но уж что вышло, то вышло.
Горе-колдуны переводили дух - зато в новоприбывшего словно перекачали из них силу.
Высокий важный господин в короне открыл глаза, вздохнул, сел.
-Кто вы такие? - надменно и холодно спросил  чужак. - Это вы разрушили чары? Как вы посмели?
-Извините, сударь, - нашёлся дух ядовитого дерева. Похоже, терпеливостью  разбуженный не отличался.
-Кто так обращается к королю? - ещё суровее нахмурился "родственничек". Кровное сходство сделалось и впрямь разительным.-Как ты со мной разговариваешь?
-Прошу прощения, Ваше Величество, - подобострастно залопотал дух, и мужчина несколько расслабился.-Это мы Вас...э-э-э-...призвали в этот мир.
-Так я больше не в Чарне! - король привстал, потянул носом.-Да, здесь воздух совсем другой!  - довольно отменил венценосец.- Этот мир моложе
-Да, Ваше Величество, это не Чарн, наша страна называется Нарния, - вступил в беседу Чёрный гном.-И здесь уже правила королева из Вашего рода, если мы не ошибаемся.
-С этого места поподробнее, - король, если и не совсем оправился, то уже взялся осваиваться

Отредактировано Robot-Android (2022-04-21 09:19:05)

+1

9

— Вас похитили? О, это…

Люси вновь пугается и одновременно узнает реакцию Эйна: точно так же она пару лет не могла рассказать нарнийцам о войне, о другой войне, что застала ее в Лондоне, где Люси была не королевой, а ребенком, и ничего не могла сделать, совсем ничего. Иногда ей казалось, что никто не мог. Сьюзен плакала по ночам, мама целыми днями пропадала на работе, отец ушел в армию, а враг использовал не мечи и стрелы, враг не видел, кого убивает, враг просто хотел захватить все, поработить, уничтожить. Люси не говорила об этом даже с братьями и сестрой — в Нарнии все изменилось, в Нарнии им не приходилось прятаться, а если на их страну кто-то шел войной, Люси бесстрашно вооружалась луком и командовала отрядом нарнийцев, и здесь она как раз могла сделать многое. И делала — все, что от нее зависело.

Лучники, вертится у нее в голове, его похитили лучники, значит, Эйн тоже лучник. Значит, они точно смогут поладить; Люси души не чаяла в своем луке, и ей не с кем было соревноваться в стрельбе. Сьюзен к оружию не прикасалась, Питер постоянно был слишком занят, Эдмунд находил время для сестры, но он предпочитал меч, а не лук, поэтому победитель был заранее известен, а так не интересно.

— Это ужасно, но это в прошлом, — девушка прикасается к руке Эйна, как и Люна, неосознанно желая отвлечь. — Здесь вы в безопасности, а если и нет, то ваше оружие будет служить лишь для защиты. Нарнии не нужны чужие территории, не нужно ничего чужого. Просто ни к чему. В других королевствах живут люди, а Нарния — не страна людей.

Соседние страны — наоборот. В Орландии и Тархистане жили люди, они удивлялись виду фавнов, гномов и говорящих животных, и если орландцы удивлялись по-хорошему, восторгаясь и радуясь, то тархистанцы больше пугались и из-за этого злились. Но даже с напряженными отношениями между Нарнией и Тархистаном ни одному из Певенси никогда не пришло бы в голову напасть на народ Тисрока.

— Обязательно расскажу, — говорит Люси.

ее сказка — добрая.

Питер хмурится, услышав, что в Нарнию попал человек из другого мира. Сьюзен взволнованно переглядывается с Эдмундом. Они ничего не имеют против Эйна, но сам факт заставляет их насторожиться, а Люси не сразу понимает, почему. Она открывает было рот, чтобы начать спорить, утверждать, что Эйн безопасен, что не хочет ничего плохого, но встречается глазами с Эдмундом и без слов ей все становится ясно. Дело не в Эйне.

                           Человек из другого мира попал в Нарнию.
    Что, если его, как и Певенси когда-то, призвал Аслан? Что, если существует очередное пророчество — и очередная угроза?

— Но Аслан сказал бы нам, — растерянно произносит Люси.
— Кто знает, — вздыхает Сьюзен. — Он же не ручной лев. Нам нужно быть внимательнее. И не бегать по лесам целыми днями, Лу, ты королева!
Люси дуется. Это предмет их вечных споров с тех пор, как Сью отчего-то вообразила себя имеющей право воспитывать сестру и диктовать ей, как стоит себя вести.
— Да, я королева, поэтому бегать по лесам целыми днями — моя королевская воля, — ядовито отвечает она.
Сьюзен тяжко вздыхает.
— Девочки, хватит, идем ужинать, — говорит Питер.

Эйна они встречают, успокоившись и рассевшись по местам. Люси весело улыбается, увидев его в нарнийских одеждах, и думает, что так гораздо лучше. Когда ее братьев и сестру представляют по правилам этикета, младшая королева исподтишка наблюдает за гостем: она гордится родными и хочет видеть, что они нравятся ее новому другу [Эйн еще не знает, но Люси с ним уже подружилась]. Она внимательна к деталям, и от нее не укрывается тень, павшая на лицо Эйна при знакомстве со Сью, но это Люси радует — подсознательно она боялась, что красавица-сестра отберет себе все внимание. Когда мистер Тумнус с особой теплотой в голосе представляет ее — “королева Люси Отважная!” — щеки Люси розовеют. Собой она тоже гордится, но все равно стесняется, тем более, глядя на Сьюзен, сразу видно, кто истинная королева, а кто целыми днями по лесам бегает. Хорошо хоть Эйн не слышал их перепалку.

— Все началось с платяного шкафа в пустой комнате, — Люси не терпится рассказать их историю. Она легко может говорить за столом, не с набитым ртом и не испачкав платье и лицо, и Сьюзен это знает, но все равно противным наставническим тоном перебивает младшую.
— Люси, будь аккуратнее.

Люси вспыхивает. Ей есть, что ответить, много чего: во-первых, какого черта Сью решила учить ее манерам публично, во-вторых, какого черта Сью обращается к ней неуважительно, когда в Кэр-Паравале гость, в-третьих, какого черта она вообще лезет? Но Люси молча выдерживает и даже не уходит из-за стола. Если бы она начала ссориться, если бы убежала — то вовсе бы все испортила. Она все-таки королева. Самая младшая, часто ощущающая себя бесполезной, но — королева.

Дальше Люси ест молча, как и другие Певенси. Питер и Эдмунд мрачно переглядываются, наверняка думая что-то вроде “ох уж эти девчонки”. Сьюзен невозмутимо и грациозно накалывает на вилку кусочек мяса, словно ничего не говорила, а если и говорила, то так было нужно и правильно.

После ужина Люси подходит к Эйну, виновато улыбаясь.

— Может, прогуляемся по замку? Я расскажу вам всю нашу историю… Извините за это. Сью моя сестра, но она ведет себя, как мать, и… — Люси разводит руками. — …у нее есть причины. Немного, но есть. Нам всем было нелегко, Питу и Сью — труднее, чем нам с Эдом, мы же младшие, — она ненадолго замолкает. — Хотите, покажу, откуда здесь лучше всего видны звезды?

[nick]Lucy Pevensie[/nick][status]lioness[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/748398.gif[/icon][sign]вона була неначе дитина
принцеса луків
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/426702.gif
зростаючи в некошених травах - серед лілей
вона була дитиною світла
[/sign][lz]<lz1>люси певенси</lz1><lz2>the chronicles of narnia</lz2><lz> раненое сердце, острые стрелы, черные кони, ночи без сна; там, за холмами, солнце запело, обернешься назад — за <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=83">тобою</a> весна.</lz>[/lz]

+1

10

[nick]Эйн[/nick][status]Лучник, не захотевший убивать[/status][icon]https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcQxA2t9Ena3Yg9cMv1PYXseOHh3mFN__yySow&usqp=CAU[/icon][sign]Я никогда не любил убивать-но иначе не мог[/sign]

Похитили,-в одно слово Эйн  вмещает всю боль и горечь того, что с ним сделали слуги Каргара. И в глазах Люси видит нечто , похожее на понимание и узнавание. Образы схлопываются - соприкасаются преступная и целительная душа. Неужели королева Люси тоже побывала в аду, где убивают, пытают, истекают кровью, грабят, насилуют? Если так - Эйн дал себе клятву: первый же, кто посмеет хоть волосок сорвать с головы Люси, окажется в таком состоянии - ни один часовщик, даже гном, не соберёт по частям!

                                                                                    *******
Люси, будь аккуратнее.
Теперь уже насупил брови и Эйн - да,не зря ему чудится в старшей королеве что-то неприятное, как червоточинка в красивом румяном яблочке. Из такой да вышла бы достойная пара кому-то из командиров лучников. Красивая, а душа сухая, как осенние листья. Вот Питер тоже помечен печатью строгости , но на то он и самый старший,  да и ,  несмотря ни на что, иномирянину он понравился. Просто государственные заботы старшему монарху плечи натирают,а так он чем-то похож на Белояра.  А с Эдмундом Эйн и вовсе надеялся подружиться, второй король столь же откровенен и милосерден, как и Люси. Но на что это похоже, делать привселюдные замечания,ведь напротив Эйна сидит какая-никакая, а, шут возьми, тоже монархиня! И унижать её, да ещё при посторонних - разве не ронять репутацию правящего дома? Всегда же можно выяснить отношения с глазу на глаз! Гость с трудом высиживает  до конца ужина и облегчённо вздыхает,когда королева Отважная подходит пообщаться.
-Вам не за что оправдываться, Люси, - Эйн осторожно сжимает руку спутницы, точно боясь, что поломает. - Ваших близких понять легко. Явился какой-то чужестранец, вернее, даже иномирянин, вдруг вообще разбойник - а, надо сказать, от разбойничьего моё воспитание недалеко укатилось. Я бы тоже ощущал себя не в своей тарелке.Пойдёмте, я звёзд никогда не наблюдал - ну,то есть я видел, разумеется, ночное  небо, но особо не всматривался,я же не гном-звездочёт. А тут и все созвездия иные. Конечно же, я хочу на них посмотреть ,- про себя бывший головорез Каргара понял - самая заветная  звезда сияет не на небе.
                                                                                                     
                                                           **********-
..._Значит, вот как дело обстояло...-рассказ Чёрного гнома давно подошёл к развязке, и король потирал подбородок.-Мой потомок,эта Джадис,всё-таки применила Страшное Слово, -по спине пришельца как ледяные лапки протанцевали, ведь это он, он, король Дженар, вместо секрета бессмертия получил от Мрака такое ужасающее откровение - настолько кошмарное  и кощунственное , что запретил сыну и внуку даже думать о подобных тайнах, убивающих своих владельцев.-И заняла новый трон...Ладно, я согласен стать вашим правителем, - чудища дружно гаркнули "виват!",-тем более, здесь такой целительный воздух, я бы тут буквально ожил и сбросил пару сотен лет.Но извольте тогда найти мне для начала жилище,достойное монарха - вот вам и первая служба мне!
-Так остался замок Вашей родственницы, сир, - напомнил людоед. - Он, правда, лишился ворот, но жить там вполне можно.
-Ведите немедля !- страшилища радостно запрыгали, загалдели - над ними уж точно восходила новая звезда!

Отредактировано Robot-Android (2022-04-22 09:41:33)

+1

11

Сьюзен прекрасно понимала, что, делая замечание Люси, она ставила в неловкое положение всех, и вряд ли старшая королева поступила бы так на официальном приеме в Орландии или Тархистане, да и в Нарнии тоже, но их ужин вышел почти семейным, и Сью не сочла нужным сдерживаться. Люси думает, что сестра наверняка одернула ее, не подумав, просто после сохранила лицо, не став извиняться, сделав вид, что так и должно быть. Но это Сью не думает, что важно беречь репутацию перед одним гостем из другого мира, а Люси в глазах Эйна хочется выглядеть хорошо, а не как непослушный ребенок — даже если она и есть непослушный ребенок.

— Нет, не в вас дело, — возражает Люси. — Вы ни при чем. Я расскажу вам там, где услышат только звезды, — говорит она.

Волновать всех в Кэр-Паравале ни к чему: про то, что Эйн из другого мира, кроме Певенси, знает одна Люна, а она понимает, что к чему. Кто-то узнает, пойдут слухи, начнутся волнения — подумать только, сын Адама из другого мира в Нарнии, да что же тогда за новая напасть грядет, еще и такая, с какой не справиться королям и королевам из пророчества?

— Вот сюда.

Люси легко забирается на крышу, усаживаясь поудобнее. Отсюда виден лес, двор, но лучше всего видно небо, покрытое сияющими золотыми звездами. Ночь теплая, полная шорохов и душистых ароматов ночных цветов, где-то вскрикивает сова, мерно поют цикады, создавая белый шум. Летняя ночь, прекрасная ночь — в Нарнии всегда лето. Теперь уже всегда лето.

— Мы все четверо тоже из другого мира, — начинает Люси. — Мы жили в Лондоне, это Англия, это… город, — она уже почти не помнит, что такое — город, где есть многоэтажки и автомобили. Где есть бомбежки, от которых им пришлось скрываться в доме профессора. — В нашем мире была война, — Люси ежится, как от холода. Ночь теплая, но по ее спине бегут холодные мурашки, стоит лишь вспомнить — Люси не так болезненно реагирует на воспоминания, как Эйн, ей помог справиться с этим нарнийский воздух, а все равно вспоминать неприятно. — Мы были детьми. Все мы, даже Питер и Сьюзен, хотя они старались казаться взрослыми… Нас отправили в безопасное место, к профессору Кёрку, и мы жили в его доме. Однажды мы играли в прятки, и я спряталась в платяном шкафу. И внезапно оказалась в Нарнии, — Люси улыбается, наконец заговорив о хорошем. — Познакомилась с мистером Тумнусом… вообще-то он не мистер, фавнов не называют мистерами, но мне было восемь лет, и я привыкла называть так взрослых, — она разводит руками. — А потом мы оказались в Нарнии вместе. Узнали, что страна захвачена Белой Ведьмой, Джадис, и из-за нее здесь сотню лет была зима без Рождества, и что существует пророчество, которое гласит, что победят ее только четверо детей, двое сыновей Адама и две дочери Евы. А потом пришел Аслан, Сын Императора-Из-за-Моря, Лев, что создал Нарнию, была битва у Беруны, и мы победили. Джадис погибла, а Аслан короновал нас, и с тех пор прошло десять лет. Простите, я не самый лучший рассказчик.

На самом деле Люси умеет интересно рассказывать, и могла бы поведать длинную историю про их приключения. Про чету Бобров, про встречу с Асланом, про то, как Питер спас их со Сью от волка и был посвящен в рыцари, про то, как Дед Мороз вручил им троим особые дары: меч, рог, лук и флакон огнецвета, про то, что Эдмунд не получил подарка, ибо убежал, предал их, но раскаялся… про то, как Аслан взошел умирать на Каменный Стол вместо него, и Джадис торжествовала, уверенная в победе, но с первыми лучами солнца Великий Лев воскрес по законам самой древней магии, неизвестной Белой Ведьме… про то, как Эдмунд ударил мечом не по самой колдунье, а по ее посоху, и за то чуть не поплатился жизнью, если бы не Люси и ее целительное зелье… она бы все рассказала, но зачем? Главное и так понятно.

— Эйн, — Люси внимательно смотрит на мужчину. — Вы ведь сын Адама? Я имею в виду, вы человек? Понимаете, в том и суть. Как я и говорила, Нарния — не страна людей, Нарния испокон веков, с самого ее создания, была страной фавнов, гномов, дриад, говорящих животных и прочих, и прочих, самых разных чудесных созданий, но не людей. Однако люди с первых дней существования Нарнии правят этими землями, и лишь когда на троне дети Адама и Евы, страна процветает. Поэтому мои братья и сестра взволнованы. Они не боятся за трон, — поспешно уверяет Люси. — Но если ваше появление здесь было волей Аслана, тогда… — она вздыхает. — Это не просто так. А в Нарнии все происходит по воле Аслана.

Королева обнимает себя за плечи. Ужасно не хочется спрашивать, и все же она должна.

— Расскажите мне, кто такой Каргар, — тихо просит Люси. — Это может быть важно.

[nick]Lucy Pevensie[/nick][status]lioness[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/748398.gif[/icon][sign]вона була неначе дитина
принцеса луків
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/426702.gif
зростаючи в некошених травах - серед лілей
вона була дитиною світла
[/sign][lz]<lz1>люси певенси</lz1><lz2>the chronicles of narnia</lz2><lz> раненое сердце, острые стрелы, черные кони, ночи без сна; там, за холмами, солнце запело, обернешься назад — за <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=83">тобою</a> весна.</lz>[/lz]

+1

12

[nick]Эйн[/nick][status]Лучник, не захотевший убивать[/status][icon]https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcQxA2t9Ena3Yg9cMv1PYXseOHh3mFN__yySow&usqp=CAU[/icon][sign]Я никогда не любил убивать-но иначе не мог[/sign]
-Вот это да! - вид с крыши настолько потрясает Эйна, что бывший лучник, взрослый мужчина, совсем по-детски, будто вновь превратился в прежнего отнятого у родителей мальчишку, разевает рот. У другого был бы глупый вид, а у Эйна - нисколько.И...снова рядом звучит это проклятое слово-  "война". Так она шла по пятам и за этой четвёркой монархов...Зло неискоренимо во всех мирах, только меняет маски и одеяния, имена  и обличья.
Человек ли я?-вопрос изумляет.  Эйн даже оглядывает собственные руки-ноги. - Конечно же, человек, а разве не похож? У нас в мире есть только люди, гномы , водяники и лешие...ну, были ещё пугачи и обращённые в вурдалаков те же пугачи. Но две последних расы -искусственные, их вывел колдун Карбис.И их больше нет, они окаменели.Ах, вот оно что! Но я не хочу отнимать ничей трон, - это даже слегка коробит лучника.-Какой из меня вышел бы правитель? Я воин...то есть, бывший разбойник, - понуривается Эйн, - такому, как я , только и править.-лишь имя "Аслан" почему-то бодрит страдальца. Внутри разливается такое чувство, будто Эйн, уставший скиталец,  вернулся домой после бесплодных и бессмысленных блужданий на чужбине. Смешно - он ведь даже дом и родителей вспоминает с трудом.
-Я верю,  что только Аслан мог меня спасти, в ту минуту я был на последнем издыхании - от стрел моих дорогих...бывших товарищей не оправляются и в другие края просто так не переносятся, - тихо произносит Эйн. - Вы спрашивали, кто такой Каргар, так я отвечу - это старый негодяй, очень древний колдун. Видите ли, в моём мире, - завёл рассказ лучник, - не всегда были перемешаны добро и зло. Когда-то были два полюса - полюс добра и полюс зла. Страны, расположенные ближе к полюсу добра, жили в согласии; а те, которые лежали у противоположного полюса, всегда воевали и враждовали.И у полюса зла родился, вырос и возмужал злой волшебник - царь Каргар. На что Карбис был злодей, а Каргар и его перещеголял.Он живуч и силён. Если в мире где-нибудь льётся кровь, это добавляет царю силы. Он очень старый колдун. Большинство из тех, кто жил в одно время с ним, уже поумирали, а он все живёт.Он назвал свои владения Страной- Без -Конца. Ибо верит он, что никогда в мире не иссякнут зло и вражда. Он будет царствовать вечно, то есть без конца. Раньше ему не нужны , правда, были мы - чёрные лучники. Он замыслил завладеть волшебным золотым шаром. Это изделие самого могущественного волшебника в моём  мире Альризина. Три таких шара, объединённые вместе, дают неограниченную власть над всем миром. И она была у Альризина. Но он ею не пользовался. И не хотел, чтобы кому-то другому она досталась. Поэтому перед смертью Альризин спрятал свои шары  в разных  местах.Что за чудо заполучить такой шар!  -восхищённо продолжал Эйн,чуть захлёбываясь.-Он слушается лишь человечьего голоса и исполняет желания. Один шар достался крестьянину Белояру , тот спас страну Гномию от власти Карбиса и за это был коронован на предводителя гномов. Другой хранился в сокровищнице водяников - если б не Белояр, слуга Карбиса Валуй завладел бы шаром, но Белояр убил негодяя. Но третий- третий в руках Каргара...-снова задохнулся Эйн. - Каргар,правда, давно утратил человечность, но у него есть мы -а мы , лучники, хоть и мерзавцы,но не совсем ещё погрязли во зле, как наш "милый"  повелитель.Я хотел предупредить об этом Белояра, помочь ему, предостеречь- и не смог...Оказался один против трёх... - Эйн замолк.
-В Вашем мире, случайно, не было одной такой песни или считалки? - от переживаний, от потрясения мужчина вдруг припомнил, как мог, маму и один стишок, который женщина пела детям, показывая на звёздное небо.-"Вижу первую звезду, по секрету ей шепну: у меня, звезда ночная, есть желание одно - я его тебе доверю, пусть исполнится оно"!
**************
-Хулиган,-  прошептал Роальд,глядя на удаляющуюся спину Дженара.-Грубиян! Хлебнём мы ещё с таким повелителем! - король даже не вздумал как-то помочь тем, кто призвал его в новый мир. Или даже "спасибо" сказать. Горе-шаманы так и продолжали переводить дыхание - лишь Эйва подползла к любовнику поближе,  взглядом передавая то, что от усталости не могла высказать, но вурдалак и так понял - "Джадис обращалась с нами не лучше.Все колдуны ужасно практичны - им интересны только те,  кого можно использовать"

Отредактировано Robot-Android (2022-04-21 15:25:38)

+1

13

lost all track of time           
felt the energy of a million stars                 


[indent]  [indent]  [indent] — Похож, похож, — улыбается Люси. — А кто такие пугачи? — прежний страх растворяется в любопытстве, имя Каргара больше не вызывает дрожи. — О, окаменели? — на лицо королевы падает тень. — Это… это ужасно. Окаменеть. Наверное. Белая Колдунья часто обращала в камень своих врагов, да и не только врагов, просто нарнийцев. Когда мы с Асланом и Сьюзен вошли в ее дворец, там было столько статуй, и все эти статуи на самом деле живые, — Люси передернуло. Жуткое было зрелище — статуи, статуи, статуи… Она сразу же побежала искать мистера Тумнуса, к счастью, нашла, к счастью, на фавна никак не повлияло заточение в камне. — Аслан возвращал их обратно своим дыханием, а потом мы со Сью уселись к нему на спину и с целой армией помчались к броду у Беруны… Питер и Эдмунд уже сражались там, они вряд ли на что-то надеялись, они думали, что Аслан мертв, а нас вовсе потеряли, мы ушли из лагеря ночью… Эдмунд догадался, что нужно атаковать не саму Джадис, а ее посох. Он разбил ее посох, но отразить удар мечом не успел: ведьма дралась и посохом, и клинком. Он был сильно ранен, — Люси смотрит на свои руки. Она не собиралась рассказывать, ибо вышло бы, что она то ли жалуется, то ли хвастается, ни хвастаться, ни жаловаться девушка не хотела, но история внезапно сама сорвалась с ее уст, желая быть рассказанной. — Если бы не мой флакон с соком огнецвета, тот самый, что исцелил вас — Эд бы умер, но мы успели. Этот флакон подарил мне Дед Мороз, когда мы только пришли в Нарнию, и зима еще не закончилась, но вернулось Рождество. Питеру Дед Мороз подарил меч, Сьюзен — лук, не знающий промаха, и рог, который призовет помощь отовсюду. А мне — целебное зелье, что лечит любые раны. И кинжал. Я хотела бы меч или лук, но Дед Мороз сказал, что я не должна участвовать в битве, ибо страшны те битвы, в которых сражаются женщины… Питер до сих пор не разрешает мне учиться фехтовать. А Эдмунду не достался подарок, его не было тогда с нами, он… — Люси сжимает руки. — …он ушел к Джадис. Он предал нас. Ну, почти. Он не понимал, что делает, а ведьма его околдовала. Мы вернули его, но Джадис потребовала, чтобы Эда отдали ей, и это было ее право, право древней магии. Она хотела убить одного из четырех, тогда не все троны в Кэр-Паравале были бы заняты… Но Аслан предложил Джадис, что умрет вместо Эдмунда. Представляю, как она обрадовалась, — хмыкает Люси. — Мы со Сьюзен все видели, мы видели казнь, — королева снова ежится. — Это было так мерзко! Только Джадис не знала, что есть магия еще древнее, и что по законам этой магии невинный воскреснет на рассвете. Я думала, что видела золото, но нет, истинным золотом была грива Аслана, когда он стоял на Каменном Столе, озаренный лучами солнца.

Вот и рассказала. Люси приходит в себя: все это время она будто находилась в забытьи, заново переживая случившееся, и смотрит на Эйна с вопросом, не понимая, почему тот говорит про трон.

— Нет, нет, вовсе нет, не в этом дело! Даже если бы кто-то из нас решил, что вы претендуете на трон, а так не решил никто, то — как же вы будете править при живых королях? Нет, в Нарнии нет государственных переворотов, точно не по воле Аслана. Нас насторожило другое. Вы человек, и вы правы, без Аслана вы бы здесь не оказались. Вот мы и испугались, вдруг что-то случится, что-то, ради чего вы здесь, понимаете?

Королева замолкает, слушая Эйна — его речь звучит, как сказка, волшебная, захватывающая и немного жуткая. Люси всегда любила такие сказки, но это реальность, и она вновь чувствует дрожь: живое воображение девушки рисует ей картинки в красках. Пугачи, Золотые Шары, Каргар…

— У него нет вас, — говорит Люси. — У него есть черные лучники, но вас у него нет. Вы здесь, помните? Вы в Нарнии. Вы свободны, в Нарнии все свободны, — вдохновленно продолжает королева. — И я уверена, что если Аслан отправил вас сюда, а сделать это мог только он — то и ваш друг не пострадал. Аслан сообщил ему, или сам уничтожил врагов; вы бы слышали, как он рычит! Я зажала уши крепко-крепко, а все равно слышала, и видела, как от одного его рыка чудовища падали наземь, поверженные! — ее глаза разгораются звездами, а щеки розовеют уже не от смущения, а от воодушевления.

Люси поднимает глаза на небо.

— Вы про желание на падающую звезду? Да, я знаю. В Лондоне мы иногда пытались считать звезды, но в городе их не видно. О, смотрите! — Люси чуть подпрыгивает, заметив, как один золотой огонек срывается и летит вниз. — Звезда решила посетить землю! — она хлопает в ладоши. — Это кто-то из господ созвездия Леопарда… Ах да, вы же не знаете, в Нарнии звезды живые. Как люди. Я ни разу еще не видела звезду, но читала, и мне рассказывали. Загадайте желание, Эйн! — веселится Люси. — И я загадаю.

Она зажмуривается, не зная еще, чего хочет и чего можно просить у звезды.

[nick]Lucy Pevensie[/nick][status]lioness[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/748398.gif[/icon][sign]вона була неначе дитина
принцеса луків
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/426702.gif
зростаючи в некошених травах - серед лілей
вона була дитиною світла
[/sign][lz]<lz1>люси певенси</lz1><lz2>the chronicles of narnia</lz2><lz> раненое сердце, острые стрелы, черные кони, ночи без сна; там, за холмами, солнце запело, обернешься назад — за <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=83">тобою</a> весна.</lz>[/lz]

+1

14

[nick]Эйн[/nick][status]Лучник, не захотевший убивать[/status][icon]https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcQxA2t9Ena3Yg9cMv1PYXseOHh3mFN__yySow&usqp=CAU[/icon][sign]Я никогда не любил убивать-но иначе не мог[/sign]
.-Не жалейте пугачей,моя королева, - торопится успокоить её Эйн, - пугачи  - мерзкие создания, они противны что снаружи, что внутри и сострадания не заслуживают. Они тоже крали людей, кормили их лотосом - и злосчастные лотофаги забывали родной дом и своих близких и обращались в покорных рабов. Мне хотя бы оставили память - просто на неё покусилось время и события, а совсем не лотос - и свободную волю - лучником я стал от угрозы невольничьего рынка. Знаете, как приветствовали друг друга пугачи? - мужчина приложил к голове руку, не зная, что жест почти фашистский, и зычно выкрикнул, передразнивая врагов: - Долой людей! Вот уж кого я бы угостил и саблей , и мечом - посмотрел бы я, кого"долой"! У них, жаб болотных, были совиные глаза, длинные руки и ноги, большие уши и гнилостный запах - фу! А самых злобных Карбис обратил в вурдалаков, ради устрашения простых пугачей. Такими они могли быстро бегать и больно кусаться. Они владели мечами, отнятыми у погибшим гномов, которых убили сами же пугачи. И обратил их в камень золотой шар. Шар, слушающий только человека, щадит создания природы - людей, гномов, водяников, леших - но свет шара убивает  искусственные создания. Может,и Вашему царственному брату эта Джадис дала слабую порцию лотоса? - перебирал догадки Эйн.-А с Дедом Морозом я согласен.Хватит и нас, мужчин, в качестве головорезов.Вы, женщины, созданы для того, чтоб дарить жизнь, счастье, воскрешать надежду. Чтобы мы, сильный пол, росли над собой  и заслуживали честь встать с вами рядом. Если уж свет превратится во мрак и женщины возьмутся за сабли, наш брат совсем одичает. Довольно уж разрушений. Я хочу мира.Я устал убивать! - странник думает об Аслане. Золотой шар . Золотая грива . Если Аслан столь мудр и могущественен - тогда есть надежда, что он поможет Белояру и Светозару. А может, явится собственной персоной - и тогда Каргар попляшет! И, словно отвечая его мыслям, летит звезда - почему-то, услышав про живых звёзд, Эйн воображает себе сверкающего мужчину  с длинными волосами,  сияющими, как расплавленное серебро, в одной руке - пика из раскаленного металла, другой он прижимает к себе золотоволосую  женщину с маленькой, очень похожей на мать девочкой.
Вижу первую звезду, по секрету ей шепну: у меня, звезда ночная, есть желание одно — я его тебе доверю, пусть исполнится оно,-мысленно повторяет стишок Эйн.-Я хочу всегда быть с королевой Люси.
.                                                                         ************
.-Отличный замок, - прищёлкнул языком Дженар, когда тот возник  перед новым хозяином посреди небольшой поляны между двух холмов. Казалось, обиталище для короля-колдуна состоит из одних башенок, украшенных высокими остроконечными шпилями. Башенки были похожи на волшебные колпаки, которые носят чародеи,и это пришлось как нельзя более к месту. В одной из стен виднелась большая арка, но громадные железные ворота были разнесены вдребезги.
-Ворота следует восстановить, но это не первоочередное дело, - заметил походя Дженар, подымаясь по каменным ступеням в длинный мрачный зал со множеством колонн. Людоед зажёг масляную лампу - и прямо рядом с ней уселся Дженар.
-А теперь вам следующая служба, -вдаль не отлагая,повелел колдун. - Мне нужен флакончик чистой человечьей крови ,- Дженар уже ощущал, что природа вокруг другая, а, значит, его силы могут уменьшиться. Значит, на всякий случай нужно кое-какое зелье.-Достаньте как можно быстрее!

Отредактировано Robot-Android (2022-04-23 17:59:15)

+1

15

Жалости и сострадания достойны не все, и это одна из важных истин, которую Люси постигла не сразу. Ребенком она не пыталась разбираться в столь сложных материях, но в Нарнии осознала четко, что иногда попросту невозможно жалеть. Иногда есть ты и есть враг по ту сторону твоего прицела, и если не выпустишь стрелу, то он пустит стрелу в тебя, в твоих родных и друзей. А иногда ты — правитель, и выносишь решение: казнить или помиловать, и от тебя зависит, останется ли в живых преступник, желающий зла многим другим и несомненно причинивший бы зло, получи лишь возможность.

Воительница или королева, Люси выбирала жизнь или смерть. Одновременно — спуская тетиву лука. Ей ни разу не снились глаза убитых врагов, хотя она смотрела им в глаза.

Пугачи заслуживали именно того, что получили: окаменения. Люси вновь ежится, слушая рассказ Эйна о них и стараясь прогнать из головы жуткие картинки; приветствие пугачей, изображенное Эйном, заставляет девушку коротко и тихо вскрикнуть. Она думала, что забыла — но не забыла. Такое не забывают. Эти жесты, голоса не неприятном, незнакомом ей жестоком языке, и значили они то же самое: долой людей.

— Хорошо, что они окаменели, — жестко произносит Люси. — Я не знала. Теперь, если бы вдруг увидела такого — он сразу же пал бы от моей стрелы. Не знаю, по мне, может, не похоже… я тоже немного лучница, — улыбается королева. — У Сьюзен есть лук, который разит без промаха, но она им не пользуется, — Люси кривится. Ей не нравится, что Сью будто намеренно игнорирует наличие у себя столь прекрасного оружия. — У меня такого нет, но я выбиваю десять из десяти, — в Нарнии не было тиров, зато были мишени. Люси редко промахивалась мимо яблочка. — И, прошу вас, никогда больше не повторяйте это мерзкое приветствие! — выпаливает королева. — Я знаю, вы только показывали мне, но это… это… в моем мире были похожие приветствия. Их придумали люди. Почти люди, потому что никого, кроме людей, в моем мире нет, но те, кто здоровался так, людьми не были. Пугачами в человеческом облике, — шепчет Люси.

Скорее забыть. Все это осталось там, все это в Лондоне, а может, уже закончилось, может, навсегда исчезло, чтобы больше никогда не повториться.

— Нет, не лотос, — Люси качает головой. — Рахат-лукум. Это такие сладости. Мне не нравится рахат-лукум, он чересчур сладкий, и Эду больше не нравится. Мы с ним месяца три назад в Ташбаане были, это в Тархистане, соседнее королевство, и нас угощали рахат-лукумом, а отказаться некрасиво, вот мы и ели. И я, и Эдмунд. Он потом чуть огнецвета не просил. Но тогда ему было десять, и он соскучился по сладостям, у нас еды достаточно было не всегда, тем более рахат-лукума. А вдобавок Джадис угощение заколдовала.

Увидев рахат-лукум на столе у Тисрока, Эдмунд позеленел, ел, впрочем, с королевским достоинством, но потом плевался, называл Тисрока старым чертом, по привычке заученно добавляя «да живет он вечно» и чертыхаясь от того еще больше, а Люси, хоть сочувствовала брату, но еле сдерживала смех.

— Иногда мир нужно защитить, — Люси вспоминает, как легко лежал в ладони меч. Будь вместо Эйна здесь Питер, она бы спорила — а с Эйном спорить не хочется. И рассказывать, что командовала лучниками, не хочется, а тем более, что учится фехтованию. Вот почему Сью изображала беспомощность перед лордами и тарханами, вот почему ей нравилось, что за ней ухаживают — Люси ничего не изображает, но внезапно понимает, какое именно удовольствие получала сестра.

Она повторяет про себя стишок, думая про полное звезд тихое небо. Думая про Эйна, лучников и пугачей, про Каргара и Джадис, про Золотые Шары и сияние золотой гривы Аслана. Про Лондон, про Нарнию, про Страну-без-Конца. Про исцеленных ею раненых и про тех, кому не досталась капля огнецвета.

«Вижу первую звезду, по секрету ей шепну: у меня, звезда ночная, есть желание одно — я его тебе доверю, пусть исполнится оно».

Неважно, что звезды в трех мирах разные.

«Я хочу, чтобы война закончилась. На Земле и в Стране-без-конца.»

В Нарнии ведь нет войны.

пока что.         

— Эван, эван, эвое!

Люси будят восторженные дикие крики и запах душистых виноградных лоз. Она выскакивает из постели прямо босиком и в ночной рубашке, не заплетая волосы и не думая про приличия: какие приличия, когда явился Вакх и началась Игра?
— Питер! Пит! — королева врывается в тронный зал. Эдмунд, стоящий у входа, набрасывает на плечи сестры плащ. Люси не замечает.
— Питер, Эд, это ведь Игра?
— Игра! — торжественно-радостно объявляет Питер Великолепный.
Люси хлопает в ладоши, подпрыгнув на месте. Как и говорила Люна! Вода в реках, озерах, даже в прудах станет вином, везде будут расти виноградные лозы, а дикие менады увлекут всех в свою неистовую пляску — о, как же любила Люси Игру!
— Лу, — прокашливается Эдмунд. — Ты бы… переоделась. Я не хочу быть похожим на Сьюзен, но в таком виде представать перед твоим кавалером пока рано.
— Кавалером? — Люси удивляется. — Ты о чем? Вовсе нет! — вспыхивает она, мигом догадавшись.
Но переодеваться все же бежит. Эдмунд — не Сью, не воспитывает ее, и Эд прав, Люси не хочет, чтобы Эйн видел ее в ночной рубашке. Больше Эд не прав ни в чем.

наверное.                   

[nick]Lucy Pevensie[/nick][status]lioness[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/748398.gif[/icon][sign]вона була неначе дитина
принцеса луків
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/426702.gif
зростаючи в некошених травах - серед лілей
вона була дитиною світла
[/sign][lz]<lz1>люси певенси</lz1><lz2>the chronicles of narnia</lz2><lz> раненое сердце, острые стрелы, черные кони, ночи без сна; там, за холмами, солнце запело, обернешься назад — за <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=83">тобою</a> весна.</lz>[/lz]

Отредактировано Sunny (2022-04-23 17:17:23)

+1

16

[nick]Эйн[/nick][status]Лучник, не захотевший убивать[/status][icon]https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcQxA2t9Ena3Yg9cMv1PYXseOHh3mFN__yySow&usqp=CAU[/icon][sign]Я никогда не любил убивать-но иначе не мог[/sign]
Вот оно что.Вот отчего Эйну сразу не зашла королева Сьюзен. Он угадал - лучница. Не чёрная, нет. Но и не такая уж светлая. Серая. А Эдмунд-  Эйн не зря распознал в нём сородича. Не лотосом, но всё же чарами, а окормили и поработили. Злодеи во все времена и во всех мирах хотят одного и того же - власти - и творят из-за неё подобные мерзости - и мужчина читает ответ по глазам Люси.
-Простите, королева, - Эйн заливается краской. -Я никогда больше не сделаю этот гадкий жест.Значит, и у вас был свой Каргар и свои чёрные лучники. Ну что ж, я верю, что у вас найдутся и свои Белояры и Светозары и проучат негодяев, что мало не почудится. Если везде одинаковое зло, всегда будут и те, кто его ставит на место.
Не сомневайся, парень, будут, будут ,- летящий по чёрному бархату ночного неба Раманду  улыбается и запускает свою пику в полёт.-Быть по-вашему, мои дорогие.Это - для Гитлера и Каргара.Верьте  их ждёт погибель.А вам любовь да лад, как нам с Лилианой!
********
.В родном мире Эйна.
Белояр, как заворожённый, смотрел на царя зла Каргара, катающего шар по ладони и чуть не мурчащего от удовольствия . А ведь они со Светозаром и проститься не успели!
Ты всё понял, несчастный? — гремел над Седым Ущельем голос Каргара. — Шар… Волшебный шар у меня! Я — властелин мира! Я берёг его для этой решительной минуты. Я желаю… — в исступлении закричал Каргар. — Я желаю… Я желаю всё! Всё, что есть в этом мире, должно стать моим! Люди всех стран должны признать мою власть! А ещё, шар, я прошу тебя: выдерни из моего тела этот меч, вылечи мне руку. Этим мечом я отрублю голову мерзкому гному! - но шар оставался тускл - Каргар давно утратил человечность.  Тогда, схватив здоровой рукой за шиворот стоявшего рядом лучника, царь затряс его.-А ну повторяй,  что я сказал! Повторяй, и я сделаю тебя королём Страны Людей. Или королём гномов! — И он захохотал. Лучник забормотал веленое царём.  Шар наливался золотом на глазах.
    Голова Белояра прояснилась, пропали  все страхи. Он вспомнил о подарке волшебника Берестеня, быстро сорвал с плеч мешок и достал оттуда шкатулку. Открыл её и увидел внутри…вторую  шкатулку, хорошо ему знакомую, — из Страны Водяников. Она вся была упакована в огромные лепестки роз, которые должны были поглощать человеческие голоса. Значит, Берестень отдал ему шар из сокровищницы гномов.
  Белояр решительно откинул крышку и сбросил с себя обруч, чтобы снова стать человеком.
  Золотой шар уже слетел с руки Каргара и парил в воздухе.
Лети и защити свободу мира! — крикнул Белояр как можно громче.
  Каргар взвыл волком, заметив второй шар. Лучники застыли, не в силах двинуться с места. Оба шара слились в один раскалённый клубок, который тут же взорвался, рассыпавшись на сотни мелких осколков. Они разлетелись, прожигая тучи, и так ярко горели, что, казалось, вот-вот запылает само  небо.
Лучники попадали на землю, прикрывая головы руками. Белояр подхватил свой меч и кинулся к луку, который лежал рядом с бездыханным Светозаром, и вот уже второй меч вонзился в тело злодея - в самую грудь.  Каргар рухнул сначала на одно колено, потом на второе. А затем обратился в чёрный клуб дыма, который унёсся к тучам. Увидев, что больше нет их повелителя, лучники стали скидывать свои капюшоны и, побросав на дороге луки и мечи, помчались прочь из Седого Ущелья.
Белояр, пробормотав что-то о победе, рухнул без чувств. Привёл его в чувство… Светозар.  Светозар, на секунду очнувшийся и нашедший в себе силы достать золотой флакончик всецелительного эликсира - наверное, Берестень тоже варил его из огнецветов. Светозар поднял с земли золотой обруч и, бережно стерев с него пыль, подал Белояру. Глядя на опустевшее поле боя на лежащую поблизости шкатулку водяников и увидев своего предводителя без обруча, Светозар всё понял. Второй золотой шар помог миру.
Гном приподнял Белояра, и они повернулись навстречу солнечным лучам - с гибелью  Каргара тучи быстро развеялись , и над миром засияло ласковое солнце.
*********************
...-Эван, эван, эвое! - весёлые крики разбудили и Эйна - натянув наскоро мшисто-зелёную одежду, бывший лучник распахнул окно. В лицо мужчине хлынул свежий воздух. На лужайке подле замка дурачилась и плясала целая компания - юноша с красивым, пусть и диковатым лицом, одетый  в оленью шкуру и с венком из виноградных листов на голове, неистовые, сумасбродные девушки и какие-то созданьица с рожками и копытцами. Другие существа, с конскими ногами и ушами, вовсю наигрывали на свирелях. А сзади трусил толстый ослик с ещё более толстым , старым седоком.
.-Эй, господин хороший! - юноша замахал гостю королей рукой. - Вылезай-ка и потанцуй с нами!
-Да ведь я не умею... - растерялся Эйн.-Я не пробовал никогда!
-Да ты попробуй, чего там! - опять позвал паренёк, и Эйн не выдержал - слава Аслану, покои были на нижнем этаже. Мужчина и впрямь вылез, соскакивая на изумрудную травку. Созданьица с рожками - наверное, сородичи Тумнуса, но помоложе - прыгали вокруг  экс-лучника, и тот пустился-таки в пляс - наверное, у Эйна было врождённое чувство ритма,  потому что, хоть так грациозно ,  как у фавнов, у него не выходило, но получаться начало - а может, помогли чары юноши в оленьей шкуре.

Отредактировано Robot-Android (2022-05-05 08:14:18)

+1

17

здесь сегодня день особый —                             
         праздник окончанья лета                           

— Эван, эван, эвое! — напевает Люси, вбегая в свою комнату, чтобы надеть что-то вместо ночнушки, и внезапно встречает Сьюзен. Старшая королева, как всегда, великолепна, даже во время Игры она не кажется дикой, и Люси бы расстроилась, но, когда все благоухает виноградом, когда пляшут фавны, когда Вакх обращает воду в вино — не до обид и не до ревности. Пусть Сьюзен прекрасна, как богиня или сошедшая с неба звезда, пусть она владеет бьющим без промаха луком, пусть она во всем лучше Люси, пусть! Люси любит ее, всегда любила, Сью вправду раньше почти заменяла ей мать, ну и что, что сейчас старшая стала чересчур требовательной, ворчливой и занудной? Все равно это ее Сью, ее дорогая сестричка, Люси простит ей все, что угодно. Они же семья. Они все, что есть друг у друга. Они четверо. Так было, так будет, так должно быть.

— Сью! — Люси хватает сестру за руки, как для танца. — Сью, ты совсем не менада! Ты больше похожа на дриаду! Ты такая красивая!
— Лу, послушай, — Сьюзен не улыбается и не поддается танцующим жестам младшей.. — Куда ты вчера ходила после ужина?
— А? — Люси не понимает. Какая разница, куда? К чему это Сью? Что может быть сейчас важным? — Я смотрела на звезды. На крыше, где хорошо видно.
— С Эйном?
— Да, — Люси видит на лице Сью неодобрение и отпускает ее руки. — А что?
— Он незнакомец, — цедит Сьюзен тоном строгой матери. — А ты — королева. Нельзя забывать о приличиях, ты не ребенок.
— Сью, — Люси закатывает глаза. — Вот именно, я не ребенок, и я сама решу, с кем и когда мне смотреть на звезды, ясно?
— Нет, — Сьюзен сжимает губы. — Твоя репутация не должна страдать из-за твоих капризов. Ты королева Нарнии, и сегодня ты лазишь на крышу с первым встречным, а завтра — что?
— Ничего, — они сговорились, что ли? Эдмунд, теперь Сьюзен — неужели Эйн так похож на ее кавалера? Ничего подобного, и Люси вовсе не дурочка, ей ясно, на что намекает старшая, и оттого она злится еще больше. Ее обвиняют в том, чего не было. Просто Эйн совершенно новый человек в Кэр-Паравале, действительно незнакомый, вот Люси и интересно с ним, а лордов и тарханов, приближенных к нарнийскому двору, она знает слишком хорошо, и кто-то из них ей давний друг, а кто-то надоел до оскомины во рту. А Эйн вдобавок из другого мира, и это еще интереснее, но они вправду едва знакомы, так что ничего, кроме звезд и рассказов, между ними быть не может, что бы Сью ни напридумывала.

— Люси, ты не должна…

Люси вздыхает. Должна, не должна — старая шарманка. Она и без Сьюзен знает, что должна, а что — нет, и в это не входят беседы с людьми. Обычные дружеские разговоры, не о политике, не о государственных делах, ни о чем важном. Люси имеет право дружить, с кем захочет, а Сьюзен пусть за собой следит… хотя она следит. И за собой, и за всеми.

— Даже во время Игры будешь меня отчитывать? — беззлобно спрашивает младшая королева, быстро снимая ночную сорочку и наряжаясь в простое платье, самое подходящее для диких плясок. — Знаешь что, Сью, — она поправляет волосы, чтобы каштановые пряди струились по плечам. — Иди к черту.

И выбегает из спальни, не слушая возмущение сестры — если та вообще возмущалась. Спокойствие Сьюзен раздражало Люси больше, чем если бы та на нее кричала.

НЕВАЖНО, ДА НАЧНЕТСЯ ПРАЗДНИК ЛЕТА, ВИНА И ИЗОБИЛИЯ;

— Эйн! — Люси подбегает к мужчине, счастливо улыбаясь. — Игра! Видишь, это то самое, о чем говорила Люна! Вакх пришел! Эван, эван, эвое! — Люси кружится, раскинув руки в стороны, не замечая, что обращается к Эйну на «ты». Церемонии теряют смысл в эти дивные часы, официоз растворяется в вине, границы между статусами стираются. — Пойдем к реке? Пойдем, пойдем, ты никогда не пил такого вина! Вместо воды там уже наверняка лучшее на свете вино!

Люси похожа на менаду: откуда-то в ее волосах появляются завитки плюща, глаза сияют диким огнем, смеется она так же громко и звонко — среди менад не отличить, где королева, и пусть Сью хоть лопнет от злости, ей все равно. Она выбрасывает сестру с ее нравоучениями из головы. Все из головы выбрасывает, кроме одного: Игра!

Девушки-вакханки окружают их с Эйном, надевают на голову Люси венок полевых цветов, вплетают ей в волосы еще плющ и виноград, а Эйну вешают цветочное ожерелье на шею. Люси кажется, что вот-вот она споткнется, потому что невозможно так много вертеться и не споткнуться, но нет, она стоит на ногах, хотя перед глазами все плывет — и это правильно, это хорошо: весь мир танцует. Весь мир поет, радуется и торжествует. Люси несколько раз сталкивается с Эйном, не замечает, и то ли с ним она танцует, то ли с менадами, то ли вместе со всеми.

— Кыш! Кыш! — скрипучий голос разбивает беззвучную музыку.

Менады разбегаются в стороны, не прекращая смеха. Люси фокусирует взгляд на том, кто столь бесцеремонно разогнал вакханок, и видит старика Силена, восседающего на осле. Поправляет венок, вдруг устыдившись своего растрепанного вида, красных щек, диких глаз и смятого платья — не перед Силеном стыдно, перед Эйном. Только на мгновение, ибо дуновение ветра с ароматами винограда уносит всякое пустое смущение.

Силен смотрит на королеву и после — на лучника, и явно хочет что-то сказать. Люси переминается с ноги на ногу в нетерпении: ей хочется скорее к речке, ей хочется вина и еще танцев с менадами; зачем только он вмешался, этот Силен?

[nick]Lucy Pevensie[/nick][status]lioness[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/748398.gif[/icon][sign]вона була неначе дитина
принцеса луків
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/426702.gif
зростаючи в некошених травах - серед лілей
вона була дитиною світла
[/sign][lz]<lz1>люси певенси</lz1><lz2>the chronicles of narnia</lz2><lz> раненое сердце, острые стрелы, черные кони, ночи без сна; там, за холмами, солнце запело, обернешься назад — за <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=83">тобою</a> весна.</lz>[/lz]

0

18

[nick]Эйн[/nick][status]Лучник, не захотевший убивать[/status][icon]https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcQxA2t9Ena3Yg9cMv1PYXseOHh3mFN__yySow&usqp=CAU[/icon][sign]Я никогда не любил убивать-но иначе не мог[/sign]

Эйн начисто забыл, что годами он уже взрослый мужчина и должен держаться, как почтенный муж. Напевали свирели, звенели цимбалы, то приближались, то отдалялись одновременно грустные и весёлые лица фавнов и сатиров.  Вместе с человеком, нимфами, менадами, сатирами и фавнами прыгала и вчерашняя говорящая кошка (Люны и пеликана что-то было не видать),  а в одной из неистовых девушек Эйну чудилась даже звезда его мечты - Люси. А отовсюду показывались, растя на глазах, виноградные листья.
-Вот так-так! - выговорил, остановившись, Эйн. - Знал бы, что такое случается, жилось бы легче! - над головой, под ногами, повсюду раскачивались виноградные гроздья.
-Ещё и не такие чудеса увидишь!- подмигнул Вакх,  окуная в родник кувшин из красной керамики с чёрными фигурками, невесть откуда взявшийся в руках у винного божка. Кувшин Вакх протянул гостю - Эйн, диву даваясь, различил в фигурках самого Диониса, его менад, фавнов, сатиров...и даже кошку и себя! Лучник  засмеялся - настолько непринуждённо и искренне, что его прежние, гм, товарищи сели бы наземь без стула от удивления. А жёлтое ароматное вино в сосуде согрело пьющего, как чай, и насытило, как добрая порция жареного мяса. А напротив Эйна обнаруживается...действительно Люси! Люси, зовущая на реку испить другого сорта вино - и Эйн уже готов сорваться и бежать, как их выкриком останавливает, а менад разгоняет старик на осле.
Сам осёл, между ушей которого качалась гроздь винограда, был толст и добродушен, а седок и вовсе походил сам на бурдюк с вином же - пухлый, обрюзгший, курносый,  толстогубый, с конскими ушами и ногами, и взгляд у старинушки был мутноват, но внезапно приобрёл осмысленность, как будто дед протрезвел вмиг.
-Иногда, ребята, - проскрежетал Силен, -и маленькая девочка может присмотреть за большой.  Порой нужно сплясать малый танец, дабы не довелось  скакать в великом. Частенько в груди разбойника ,-  Эйн вздрогнул, - сердце принца, а за лицом короля - душа разбойника. А ударишь палкой в прошлое , будущее треснет тебя дубиной.
-Что за загадки ты сказываешь, отец?
-Я сказал, а вы слышали, - Силен потянул из похожего на него самого меха.

Отредактировано Robot-Android (2022-05-05 08:10:16)

+1

19

возьми лето в руку, налей лето в бокал —
в самый крохотный, конечно, из какого только и сделаешь единственный терпкий глоток; поднеси его к губам
— и по жилам твоим вместо лютой зимы побежит жаркое лето…

[float=left]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/867240.gif[/float]Карусель кружится-кружится-кружится — и останавливается. Люси словно из транса выходит или от сна просыпается, завороженная пляской менад, что пьянила не хуже вина, а то и сильнее, подобно колдовству. Доброму, веселому колдовству, которое не причинит вреда и не подавит волю, но все же долго поддаваться ему опасно, и хорошо, что дикие девушки разбежались вовремя.

— Королева, отведай вина, — смеется Вакх, протягивая ей чашу. Люси с наслаждением пьет, и нет ничего вкуснее — сладкое душистое вино на вкус словно летний полдень, свежее, насыщенное, пропитанное солнцем, будто само лето на ее губах.

Люси смотрит на Эйна, широко улыбаясь. Она не говорит ничего, за нее говорит сияние глаз, и девушка вот-вот решит забыть про правила, которые все еще не окончательно улетучились у нее из головы, и попросту схватить мужчину за руку, поведя к реке. Сьюзен бы пришла в ужас, Сьюзен не понимала таких вещей, это попросту не для нее, это стихия младшей королевы. Для старшей — светские приемы, чинные беседы за ужином, балы, где вальсы проходят по определенным правилам, и ведутся размеренные разговоры с лордами и тарханами вперемешку со столь же размеренным флиртом. Для младшей — дикие танцы, цветы в волосах и отсутствие любых границ. Игра полностью гармонирует с ней, а она — с Игрой.

Силен удивляет Люси; она уже вернулась в себя, но сообразить, что старик имел в виду — не может. Это что, пророчество было? Маленькая девочка может присмотреть за большой… у разбойника сердце принца… про дубинку и прошлое вообще непонятно. И ведь объяснять Силен не пожелал — хотя на иное Люси и не надеялась, пророчества редко объясняют, особенно те, кто их произносит, на то они и пророчества, всегда смутные и туманные.

— Идем, Эйн, — Люси все-таки берет его за руку. — Прости, Силен, нам не до этого, — говорит она.

подумает об этом потом; что ей за дело до пророчеств?

Королева зачерпывает вино из речки прямо ладонями. На сей раз на вкус не как летний полдень — как летний вечер, сумерки, когда закат еще красит небо в розоватые оттенки, но солнце уже спряталось за горизонтом, и полумрак кутает мир в прохладное одеяло. Свежее вино, не менее сладкое и пьянящее, дышащее июлем, волшебное, изысканное…

— Тебе нравится? — спрашивает Люси у Эйна.

[nick]Lucy Pevensie[/nick][status]lioness[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/748398.gif[/icon][sign]вона була неначе дитина
принцеса луків
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/426702.gif
зростаючи в некошених травах - серед лілей
вона була дитиною світла
[/sign][lz]<lz1>люси певенси</lz1><lz2>the chronicles of narnia</lz2><lz> раненое сердце, острые стрелы, черные кони, ночи без сна; там, за холмами, солнце запело, обернешься назад — за <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=83">тобою</a> весна.</lz>[/lz]

Отредактировано Sunny (2022-05-02 21:38:16)

0

20

[nick]Эйн[/nick][status]Лучник, не захотевший убивать[/status][icon]https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcQxA2t9Ena3Yg9cMv1PYXseOHh3mFN__yySow&usqp=CAU[/icon][sign]Я никогда не любил убивать-но иначе не мог[/sign]
Волшебство, сказка, - кивает на вопрос Люси Эйн, не зная, в чём больше магии -в Игре, вине  или самой Люси. Таких вин не подавали ни в одной таверне его мира, так никто не плясал, дико, разнузданно, но свободно и отдаваясь всей душой - а уж таких девушек и подавно Эйн не встречал. И ей не стоят поперёк горла его солдафонские манеры, ей не противно, что Эйн прямо пальцами, перепачканными сладким соком, отправляет ягоды в рот и ещё  разговаривает с ним же, набитым! Вот старшая сестра - у той манеры воистину королевские, но у лучника не пропадало ощущение, что его искупали в грязи - такую дистанцию не держат с теми, кому доверяют, и с ровней тоже. Старшая из королев  точно дала мужчине понять : он слева, она справа, какой-то головорез королеве не ровня, но она вынуждена встать с ним на время на одну доску, для рукопожатия не ладонь, а два пальца протянет.
Старшая!!!Иногда маленькая девочка может и приглядеть за большой!!! - Эйна будто и впрямь будущее дубиной огревает. Чародеи, конечно, все одним миром мазаны, вечно говорят ребусами, но про палку и дубинку лучнику становится понятно - если он не примет как должное то, что пережил на службе у Каргара, может стрястись...нечто похуже. И это как-то связано с королевой Сьюзен. Про большой и маленький танец, правда, непонятно. Да и Каргар царь, а не король.Но что-то Эйну сделалось не по себе. До него уже дошло - и впрямь не зря умирающего сюда закинули.
-Вот вы где! - внезапно окликает обоих молодой голос  -это король Эдмунд нашёл-таки их, и Эйн снова залился краской - можно вообразить, какие толки уже пошли! - А я вас обыскался, ребята! Подумал вот: виноград хорошо, а если дополнить дичью, сыром и пирогом - то вообще объедение выйдет!Присоединитесь к трапезе?
-Ваше Величество... - Эйн старательно глядел себе под ноги. Король ему очень нравился. Чувствовалось, Эдмунд  готов подружиться с каждым, кто по-настоящему добр с ним, а кто неприветлив и чопорен, того властитель просто не замечает. Но ...-Вы очень рискуете, приглашая меня то за стол, то отобедать прямо на траве. Дело в том, что я бывший разбойник.Чёрный лучник.
-У Вас этот кувшин от Вакха? - ни с того ни с сего задаёт совсем "из другой оперы" вопрос король.
-Да, а что, сир?
-С глазу на глаз можно "Эдмунд" и "Вы", а скоро, думаю, перейдём и на "ты". Так , значит, от Вакха. Зная его, думаю, что в кувшине вино не переведётся даже после отъезда Вакха. Такой вот волшебный подарок. И у моих сестёр и брата есть волшебные подарки от Деда Мороза на Рождество. А я подарка не получил, потому что предал их и находился не с ними рядом. Вы понимаете, куда я клоню?
Лучник замотал головой.
-Перед Вами тоже бывший негодяй и подлец. Но и негодяи и подлецы могут исправляться. И если Вас так тревожит, что Вы экс-разбойник,-король взял в руку прихваченный с собой меч - всё правильно, пока расслабляться рановато, - то - Вы были злодеем, станете сейчас королевским рыцарем.
-Да я вовсе не достоин, -  на щеках Эйна можно было уже яичницу жарить.
-Не перечить самодуру! - подмигнул король,  состроив шуточно-грозную физиономию.- А встаньте-ка Вы на колени, любезный мой! - меч коснулся плеча Эйна. - Поднимитесь, сэр Эйн Громовержец, рыцарь ордена Стола! - вставшему новоиспечённому рыцарю Эдмунд отпустил ритуальный - и дружеский - подзатыльник. - Будьте храбры!
***************
-...Эйва!-продрыхший, как убитый, в Медвежьем овраге Роальд,  еле живой после вчерашнего колдовства, кое-как доползший до ближнего ручья и налакавшийся оттуда , как заправский зверь, наконец-то встал на ноги.-Мы спасены! Это не вода! Вино, да какое!-оборотень - в него точно новую кровь влили - вернувшись, поднял любовницу с травы - сама ведьмочка не добрела бы до чудо-источника. Спева привести в чувство всех горе-шаманов,а затем уже заняться поручениями нового владыки - Мрак бы его побрал!
Сам вурдалак не знал и не ведал, что Мрак почти и побрал нового повелителя - уж глубоко в сердце того забрался, так это точно. Дженар выспался всласть на постели своей сгинувшей правнучки, в распоряжении опального властелина оказался почти целый замок - и всё же Дженару  было на душе гадко. Его родной мир  лежал теперь в руинах, там не осталось ничего, кроме теней - а темноты и смерти Дженар боялся, не сознаваясь, однако, в этом даже самому себе. Последние ниточки, связывавшие короля с Чарном, были перерезаны - огромная сила и железное здоровье у Дженара сохранились, но видеть сквозь стены и слышать чужие мысли   осиротевший без владений монарх перестал. Маленький эксперимент подсказал Дженару, что и испепелить заклятием дверь-или, скажем, кого-то живого, кто стоит на пути и суёт нос в королевский вопрос - не легче, чем пешком отправиться на луну. Полагаться следовало лишь ...х отя бы для начала на эликсир, куда непременно войдёт человеческая кровь. Без него -только на рост и мускулы.

Отредактировано Robot-Android (2022-05-05 08:07:49)

+1

21

там на черных холмах черный твой виноград                         
прорастает рядами драконьих зубов                         

Эдмунд — любимый брат Люси, он для нее ближе всех, что по возрасту, что по духу. Питер всегда был взрослым, старшим, а сейчас и вовсе Верховному Королю не до младшей сестры, он только опекает да защищает {иногда опека чрезмерна}. Сьюзен тем более; с ней Люси давно не дружит по-настоящему. А Эд после победы над Белой Колдуньей всегда на стороне Люси, больше не стесняется «дружбы с девочкой», ибо вырос из глупого мальчишки в разумного юношу, и даже теперь искал сестру, не чтобы присмотреть, не делает ли она чего-то, что, по мнению Сьюзен, неприлично, а чтобы поговорить с ней и Эйном. При виде брата на лице королевы расцветает нежная улыбка, и она не ощущает никакой неловкости, как было бы, если бы ее, пьющую вино из реки в компании мужчины увидели старшие. Люси не совсем наивная, она прекрасно знает про отношения полов, про правила приличия, про свой титул, что мешает ей так же свободно общаться с кем захочется, как простой девушке... но ведь они просто пьют вино. Сейчас даже не опьянеть по-настоящему, во время Игры все немного хмельные.

[float=right]https://i.imgur.com/r0M3Rzp.gif[/float]Но Эдмунд ни слова не говорит про это, он вообще забывает о Люси, уделяя внимание только Эйну, и она притихает, стоя рядом. Вмешалась бы, но перебивать брата и перебивать короля - разные вещи, а Эд сейчас король, потому что поднимает особые темы, важные, истинно важные. Люси проглатывает возражение «ты не виноват», она сотню раз повторяла, хотя, конечно, Эдмунд не переставал чувствовать вину, невозможно такое из сердца вытравить, когда кто-то за тебя умирает, пусть после и воскресает. Боль Эдмунда Люси вообразить не может и воображать боится - она бы такой груз на душе не выдержала.

Королева Люси, ибо и она становится королевой, когда речь заходит о подобном, замирает, глядя на то, как Эдмунд посвящает Эйна в рыцари, принимает царственную позу, сама того не замечая, и, хотя ее пальцы измазаны виноградным соком, как и губы, держится Люси Отважная не хуже всегда идеальной Сьюзен Великодушной. Держится естественнее - она всегда видела только сестру, а не себя. Сью была королевой с изысканными манерами, идеальной, как фарфоровая статуэтка, она старалась быть такой - а Люси не старалась, и все равно, в охотничьем платье, в бальном, в простом, с распущенными волосами, в короне, с прической, без, хоть в лохмотьях, она выглядела королевой. Дикой, лесной, неправильной, но - правительницей. То же самое присутствовало в облике ее братьев, их тоже невозможно было счесть не_королями, и они тоже не старались, в отличие от Сьюзен.

- Примите мои поздравления, сэр Эйн Громовержец! - весело и громко говорит Люси, как только Эйн встает с колен, а Эдмунд дает ему символический подзатыльник, что заставляет девушку рассмеяться - и с ее смехом словно разбивается вся аура официоза, ненадолго повисшая дымкой в воздухе. - Эдмунд, а где Питер? - вспоминает Люси о другом брате.

- Не знаю, - король разводит руками. - Представляешь? Наш Пит смылся, не поставив меня в известность, куда. Неужели его величество решил наконец расслабиться и повеселиться?

- Перестань, - Люси улыбается. - Может, он вправду решил расслабиться? Сейчас можно. А Сью где? - обида на сестру, недавно жгущая хуже зерен красного перца, растворилась в сладости вина и свежести ветра. Люси не умеет долго дуться. Послать к черту - да, вспыльчивая младшая королева всякого может наговорить, не подумав, а вот годами хранить камень за пазухой - нет. И ей искренне хочется увидеть Сью, потанцевать с ней и с менадами, угостить вином; не будет же она кривиться и читать нотации по поводу вреда алкоголя {неважно, что это вино вовсе не тот алкоголь}, когда вокруг - Игра?

или будет
от Сью всякого можно ожидать
она стала взрослой и занудной, и Люси хочет такой сделать

- Сью осталась в своих покоях, - вздыхает Эдмунд. - Кажется, она расстроена.

По лицу старшей он ничего не мог прочесть, только и понял, что та, вероятно, не в духе, а на лице младшей сразу все отражается, и Эд качает головой - вечно эти девчонки. Пусть взрослые давно, пусть королевы, а для Эдмунда обе сестры все равно девчонки, которые вечно что-то делят и из-за чего-то ругаются. Женщин понять - непосильная задача, воистину.

- Поссорились? - угадывает Эдмунд.

- Неважно, - ворчит Люси. - Пусть сидит у себя, сколько хочет. Вечно она все портит! - вырывается у нее восклицание, которое Лу никогда не позволила бы себе при посторонних в иное время. Сейчас тоже - заливается краской, вспомнив, что Эйн, пусть симпатичный, пусть стал ее другом, а все же некоторые вещи Певенси оставляли только в кругу семьи. Но Эйн и так уже видел, что Сьюзен придирается к Люси, и частые конфликты между королевами, возможно, замечали наблюдательные нарнийцы.

еще раскола им не хватало.

- Я имела в виду... - Люси нервно покусывает губы. - Эйн, может, хочешь еще вина? То есть, хотите, - вконец запутывается девушка.

Иногда быть королевой - это ужасно сложно. Даже дикой, лесной и неправильной. Особенно когда тебе восемнадцать лет.

[nick]Lucy Pevensie[/nick][status]вона була дитиною світла[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/948018.png[/icon][sign]я хочу нравиться тебе
потому что лето
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/709925.png
[/sign][lz]<lz1>люси певенси</lz1><lz2>the chronicles of narnia</lz2><lz> раненое сердце, острые стрелы, черные кони, ночи без сна; там, за холмами, солнце запело, обернешься назад — за <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=83">тобою</a> весна.</lz>[/lz]

0

22

[nick]Эйн[/nick][status]Лучник, не захотевший убивать[/status][icon]https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcQxA2t9Ena3Yg9cMv1PYXseOHh3mFN__yySow&usqp=CAU[/icon][sign]Я никогда не любил убивать-но иначе не мог[/sign]
Эйн даже не успел возразить, что он не знатный джентльмен, а простой купеческий сын, как акколада свершилась, окончившись тем единственным подзатыльником, который каждый рыцарь обязан стерпеть, не вернув обратно. И это словно разрушает всякую неловкость - теперь Эйн в кругу друзей, от которых вполне можно стерпеть шуточные потасовки. Разве что витающий в воздухе раздор в царственной фамилии смущает новоиспечённого рыцаря.
-Ваши Величества, я вовсе не хотел быть причиной ссор... - начал было Эйн.
-Успокойтесь, сэр Эйн , Вы никакая не причина, Вы не больше, чем повод, - махнул рукой король.- Вот, действительно, глотните ещё вина.Отменное. А моя старшая сестра сама себе, а не нам сделала хуже - могла бы вместе с нами отпраздновать акколаду хорошего человека. Вы берите дичь и пирог, берите. Отметим это событие.Ведь дальше -то праздники сойдут на нет - вон, завтра ещё  Летний Праздник, а там пойдут будни.Вы же теперь рыцарь Стола - у нас король Питер - гроссмейстер ордена Льва, а я - Ваш гроссмейстер.
-А чем занимается орден Стола? - Эйн отправил в рот ещё гроздь винограда  - в его мире такого чудо-сорта и близко не произрастало.
-Как раз истребляет тёмных тварей и разбойников - ведь сторонники Джадис ещё не все изведены под корень, - посуровел Эдмунд.-А кто легче управится с бандитами и убийцами, как не исправившийся бандит? - он наградил нового рыцаря дружеским тычком.-Меч теперь, к слову, Ваш, ведь я провёл Вам посвящение.
-Благодарю, король Эдмунд, только я легче управляюсь с саблей, - покраснел Эйн. Чёрные лучники вообще предпочитали стрельбу во всё живое, а если их загоняли в угол - только тогда обнажали сабли.
-Не беда, купцы из Тархистана здесь бывают, и часто - добудем для Вас отличнейшую саблю. А от себя я Вам прибавлю коня, кольчугу, щит, шлем и охотничий домик - должны же Вы для начала где-то жить. А там заработаете и благородный титул и дом побольше и получше. Главное только   - проявить себя и верно служить, а там всё приложится.
-Спасибо, - слова сэра Громовержца шли от души. Ему, вечному кочевнику, очень хотелось места, которое можно было назвать"своим домом". А с гибелью коня Грома , загнанного насмерть, Эйн и вовсе потерял надёжного товарища и жаждал замены погибшему другу.
-Да не за что, это самая малая толика моей помощи, - пожал плечами Эдмунд Справедливый. - Завтра же и выберете такую лошадь, какая по нраву.Если Вы намерены сопровождать королеву на прогулках, - Эдмунд лукаво покосился на сестру, вдруг тоже шутливого подзатыльника даст за дразнилки,- я бы посоветовал Вам вороного коня. Есть у нас в конюшне один превосходный жеребец, Вороном и зовут, только больно строптив ,ни меня, ни короля Питера не подпускает, о моих царственных сёстрах и говорить нечего, да и Люси предпочитает Серебрянку, а Сью - гнедого Капитана. Может,  Ворон как раз такого седока, как Вы, дожидался? Рискнёте?
-Рискну, - Эйну, конечно, было неловко, что все намекают на тёплые чувства  к королеве Люси...да и шила в мешке было не утаить. Сэр Громовержец действительно непривычно мягчал в присутствии королевы Отважной, поэтому он тоже ухватился за возможность перевести разговор в безопасное  русло.А единственные создания, к которым Каргар не запрещал привязанности, были лошади, день и ночь нёсшие на себе чёрных всадников.
                                                                                                      **********
...Нескольких глотков хватило, чтобы и  с лица Эйвы пропала бледность и ведьмочка очнулась. С остальными Роальд не был столь любезен, принеся вино в ладонях и влив во рты - дальше вольны выкарабкиваться, как хотят.  Твари тоже очухивались, подползая  к роднику и сами лакая оттуда, разве что Зельда встала последней - самая тяжесть обряда легла на неё как на главную жрицу.
-Вот вы где, всё ещё здесь - в овраг заглядывал волк Вардан - ближайший помощник покойного Могрима, капитана секретной полиции Джадис, собравший некогда тварей на жертву Аслана. - Король передал - вам нужно раздобыть человеческой крови для его снадобий.
-Да он озверел! - Роальд уже жалел, что они "высвистали " себе нового правителя,-  к Тем Четырём не подобраться, а , значит, надо тащиться в Тельмар или Орландию, перебираться через горы!
-Он ничего и знать не хочет. Велено - так велено, - отрубил Вардан .- Сразу видно, предок Белой Госпожи.  Её характер!Стойте-ка!-шерсть у волчищи стала дыбом. Что-то шелестнуло - и в овраг спустился чёрный огромный взъерошенный пёс.
-А, это ты, Бат, - немного расслабился Вардан. - Какие новости?
--Вы тут про человеческую кровь поминали? Так, считайте, она у вас есть! - прорычал Бат. - Те Четверо откуда-то взяли пятого.
-ЧТО?! - в унисон выкрикнули оба волчьих.
-Что слышали! В Кэре появился третий сын Адама! Вот его и можно разделать на кровь! Говорят, он пережил какую-то беду и его спасла младшая из Этих! Теперь ходит за ней, как привязанный! Только мне долго крутиться там больше нельзя, - посетовал предатель,-Марна, старая кошатина,  что-то заподозрила!Делает вид, что пляшет на празднике, а сама глядит в оба за Теми  Самыми  и Этим  Новым!
-Чихать на Марну! - сделал резкий жест рукой Роальд,  а Вардан закивал. - Найдём, как к нему подобраться! Уж подарок так подарок! - да, как полезно иметь продажную шкуру в стане врага! И как удобно, что Люна в своё время отказала взять Бата в спутники жизни, а тот затаил обиду и доносил теперь приспешникам Дженара.

Отредактировано Robot-Android (2022-05-12 09:29:24)

+1

23

Эдмунд выручает Люси, как происходит часто в последнее время. Если в детстве брат больше досаждал ей, вредил и даже подставил однажды, то сейчас именно Эдмунд выгораживает Люси перед старшими, берет на себя ее вину по мелочам, оправдывает некоторые ее поступки, и всегда остается на ее стороне. Он отвечает Эйну вместо смущенной младшей королевы, и вскоре они болтают вместе так непринужденно, будто Люси вовсе рядом с ними нет, так, что она бы обязательно вмешалась, рассердившись, но сковывающее смущение не позволяет. Она что-то ворчит в ответ Эду на его замечание про конные прогулки, и незаметно исчезает с глаз мужчин, мысленно досадуя на обоих - вот же мальчишки, сколько бы им ни было лет, а как начнут болтать про свое оружие, ордена да рыцарство, и все остальное для них перестает существовать, даже родные сестры. Ну и пусть, Люси и без них найдет, чем заняться.

- Королева! Королева! Летняя королева! - менады вновь окружают ее, завлекают в танец, вплетают в волосы цветы, и голова больше не кружится, ни от пляски, ни от бокала вина, предложенного юным фавном. Люси пьет, смеется, танцует, но, прежде чем дикая пляска таки заставляет ее начать падать с ног, тот самый фавн уводит девушку от менад.

- Ваше величество, - он почтительно кланяется. - Простите за дерзость, но...
- Все хорошо, - Люси благодарно улыбается. - Спасибо, хм...
- Корниус, - представляется фавн.
- Да, спасибо, Корниус, - ее озаряет. Мистер Тумнус говорил, что в Кэр-Параваль прибудет его племянник, с которым они давно не виделись, еще с тех пор, как тот был ребенком. И имя племянника называл. - Корниус! Вы родственник мистера... родственник Тумнуса?
- Да, - расплывается в улыбке тот. - Приятно, что вы вспомнили. Дядя говорил о вас так много хорошего! Я несказанно счастлив познакомиться с вами!
- И я рада, - Люси начинает утомлять официоз фавна - его не стоит винить, он впервые при дворе, наверняка смущается, не зная, как правильно общаться с венценосными особами, но ей от того не легче. - Прости, я должна... найти его величество Питера, - на ходу изобретает девушка.

Корниус мгновенно исчезает - общаться с младшей королевой, еще и хорошей подругой дяди, совсем не то, что предстать перед Верховным Королем, на что Люси и рассчитывает. Но, оставшись одна, снова скучает - хотя вокруг Игра, а настроение себе она испортила. Сьюзен с ее нравоучениями, Силен с его предсказаниями, еще и Эдмунд с его подколками, да и Эйн - они недавно познакомились, но он вызывал у Люси непонятные раньше чувства. Все это раздражало, печалило и вводило в смятение.

Люси решает вправду найти Питера - раз уж так сказала Корниусу, да и Питер, может, смог бы ее развеселить. Он всегда умел подбодрить сестру и успокоить.

- Кажется, его величество был там, - сообщает сорока в ответ на вопрос королевы, указав клювом на ивовую рощицу, и заговорщически подмигивает. Люси не замечает последнего - птица сидит на ветке выше ее роста, и глазки у сороки слишком маленькие.

Что Питер забыл в ивовой роще? Там не пляшут менады, и нет ни одного источника - Люси изучила всю местность вокруг Кэр-Параваля до последней веточки, и если Питер не танцует с дикими девушками Вакха и не пьет вино... с ним же все в порядке? Или заснул на солнце? Да нет, как он мог заснуть в окружающем шуме? Или настолько устал?

Младшая из Певенси умеет двигаться тихо, как все охотники, и подкрадывается к ивняку так, словно охотится, осторожно раздвигая ладонью лозы, скрывающие от посторонних взоров... зрелище.

[float=left]https://i.imgur.com/Zp8otwx.gif[/float]- Ой, - говорит Люси, быстро закрывая ветви, как полог кровати, и краснеет, как помидор. В роще Питер не один - вместе с ивовой дриадой. Держит девушку в объятиях, и губы их соприкасаются, рубашка Пита на земле, штаны на нем, но, судя по всему, временно... ну зачем Люси сюда полезла? Она готова сгореть со стыда или провалиться сквозь землю - то ли из-за интимности увиденной сцены, то ли из-за того, что участником этой сцены оказался ее брат, то ли из-за всего сразу. А вот Сьюзен никогда бы так не ошиблась, Сьюзен бы сразу поняла, что не стоит лезть, действительно, что Питер мог забыть в уединенном месте, где ни менад, ни вина? Он ведь взрослый - осознает Люси. Ее Питер, ее Эдмунд - не мальчики уже, мужчины. И Сьюзен тем более взрослая, и Люси... она тоже - взрослая.

невероятное открытие.

- Лу, ты все не так поняла!.. - Верховный Король путается в лозах, на ходу застегивая рубашку. У него щеки пылают так же, как и у Люси - естественно, ему стыдно так же, как ей. И как любому молодому мужчине, которого вместе с женщиной застукала младшая сестра, в глазах Пита оставшаяся ребенком даже в восемнадцать лет.

- Да нет, ты имеешь право расслабиться, - Люси не знает, куда девать глаза. - И почему бы не так... Только на свадьбу нас пригласи, а не в роще прячься, - добавляет она, подняв взгляд на брата - и король с королевой заливаются громким смехом. Улыбка Питера очень похожа на улыбку Люси.

- Лу, так вот ты... где, - Эдмунд запинается - Питер все еще не застегнул рубашку до конца, в его волосах запутались ивовые листья, и в целом вид у Верховного Короля Нарнии очень... красноречивый. Сразу понятно, где тот был и что делал - особенно Эду, который, в отличие от Люси, знает об этой стороне жизни немного больше. - Питер, только не говори, что ты... - широко и хитро улыбается младший король.

- С дриадой, - шепчет Люси ему на ухо. Эдмунд улыбается еще шире, а Питер уже не знает, куда деваться от смущения. Он любит своих сестер и брата, но, видит Аслан, как с ними иногда трудно и какими они бывают невыносимыми! И спрятаться от них не получается, везде найдут.

[nick]Lucy Pevensie[/nick][status]вона була дитиною світла[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/948018.png[/icon][sign]я хочу нравиться тебе
потому что лето
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/709925.png
[/sign][lz]<lz1>люси певенси</lz1><lz2>the chronicles of narnia</lz2><lz> раненое сердце, острые стрелы, черные кони, ночи без сна; там, за холмами, солнце запело, обернешься назад — за <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=83">тобою</a> весна.</lz>[/lz]

+1

24

[nick]Эйн[/nick][status]Лучник, не захотевший убивать[/status][icon]https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcQxA2t9Ena3Yg9cMv1PYXseOHh3mFN__yySow&usqp=CAU[/icon][sign]Я никогда не любил убивать-но иначе не мог[/sign]
-Вот невоспитанные,  вредные,  дерзкие юнцы,-пробурчал свекольно-красный Питер - но скорее уже примирительно, чем сердито.-Я всё-таки король и рыцарь, а где вы видели рыцарей без служения прекрасной леди?И вообще, надо мной труните, так и быть, сколько влезет,но Айтру не обижайте!
-Да мы хотели,сир...всего-навсего угостить Вас вином,-полыхающий Эйн, чувствуя сам, как жалко смотрится такое оправдание, протянул Верховному Королю и его подруге заколдованный кувшинчик Вакха.
-Это тоже теперь рыцарь, - поспешил загладить неловкость Эдмунд, - сэр Эйн Громовержец,Я принял его в орден Стола.
-Кгрм,-Питер Великолепный прочистил горло,не зная,как поступить,-а, Лев с вами, вино так вино, только кубков, сами понимаете, нет.
-Минутку, - опомнившаяся ивовая девушка -ниже и тоньше, нежели Люси , очень  гибкая и хрупкая,как девочка-подросток, хотя, без сомнения, взрослая -скользнула куда-то, воротясь с огромными цветками, сорванными со стеблей и очищенными изнутри - выходили отличные живые чаши.
-За дружбу и братство,ну и любовь, - поднял цветок-кубок Питер, полностью вернувший себе уверенность и доброе расположение духа    - Только уж впредь, дорогие мои, не ищите того , что для ваших глаз не предназначено, ладно? Лучше уж завтра приходите на Танцевальную Поляну на Летний Праздник да повеселитесь как следует сами. Договорились?
                                                                **********
...--Завтра Летний Праздник,-порозовевшая ,подкрепившаяся чудо-вином Эйва села на траву рядом с любовником, обговаривая план.-А у меня есть один порошочек - не совсем чтобы яд,но если сын Адама вдохнёт его - ослабеет где-то на полчаса.А нам этого за глаза хватит,чтобы подобраться к сыну Адама и нацедить крови.
-А у меня - вот,- вчерашний Чёрный гном, отставной кучер Джадис,вынул из-за пазухи нож - не тот каменный , причудливой формы, которым был убит на Столе Аслан, а стальной, едва не оборвавший жизнь в своё время Эдмунду Справедливому - тогда ещё несчастному запутавшемуся мальчишке,околпаченному Колдуньей.
-Значит, устроим засаду.Нужно подкараулить парня, когда он отойдёт от Этой Самой .Хотя бы для, простите, естественной надобности. Насколько я знаю "светленьких", они празднуют на Танцевальной Поляне - бьюсь об заклад,туда наша парочка и отправится,-вервольф облизнулся.-Жаль,времени нам , думаю, выпадет мало,чтобы прихлопнуть и меньшую лжекоролеву.
-Некоторым как мёд, так и ложкой, а как ложкой,так и по всей физии,-кольнул гном.-Довольствуйся,чем есть.

+1

25

ой, какие косы                                         
сделай мне до пояса, покрепче обвяжи                                         


[indent] - Питер, да кто же вас обижает? - Люси спохватывается, переглядываясь с Эдмундом и в глазах брата видя такое же замешательство. - Я просто... - что она «просто», девушка придумать не может. Ее простят, конечно же, ее всегда прощали, да и она ничего ужасного не сделала и не сказала - ей стыдно, но она уже видит по лицу Пита, что тот не злится. И не обижается. Ему неловко, он не хочет, чтобы младшие смеялись над ним и над Айтрой, но злиться на них он не умеет - в особенности на Люси. Да и на Эда тоже - оба выросли у него на глазах, обоих он защищал и опекал и в Лондоне, и в Нарнии.

- Мы просто тебя искали, - продолжает Эдмунд.

Эйн выручает всех, предлагая вина. Люси отступает на шаг назад - ей не хочется вина, ей не хочется смотреть в глаза Айтре, ей не хочется больше быть здесь. Она сегодня все только портит. И Айтра... дриада... ну что Верховный Король нашел в дриаде? А если он вздумает на ней жениться? Прекрасной дамой назвал, служение себе вообразил... Люси ничего не имеет против дриад, ей нравятся дриады, многие из них - ее подруги, но к братьям она ревнует. Это глупо, но всякая логика теряется, когда речь заходит о семье Люси - да и какая младшая сестра не ревнует старших братьев, когда у тех появляются девушки?

Вот завтра Эдмунд начнет с дриадами уединяться, и с кем тогда останется Люси? Со Сью? Так себе перспектива.

           Эйн, думает она, и мысль ее удивляет - а что Эйн? Он ей нравится, но... но что?
      Питер говорил, что каждый рыцарь служит прекрасной даме, а Эйна только что посвятили в рыцари.

Люси смотрит в зеркало - у нее в волосах обрывки плюща, на губах капли вина, щеки все еще горят румянцем, да и платье успело смяться в плясках с менадами так, словно это она, а не Питер, пряталась в ивовой роще. Совершенно не прекрасная дама.

Со вздохом она принимается вынимать из волос листья, травинки и цветы, приводя себя в порядок. Шаги за дверью узнает безошибочно - это немного удивляет, но не очень. Стоило ожидать. Они же семья, они всегда друг за друга.

- Сью, заходи.

[float=left]https://i.imgur.com/FKuPehs.gif[/float]Старшая королева подходит к Люси со спины и сама начинает расчесывать ее, ловко и аккуратно убирая плющ и собирая пряди в косы. Закончив, целует сестру в макушку.
- Ты красивая, - говорит Сьюзен. - А на Летнем празднике будешь еще красивее. Я помогу тебе с платьем... прости меня, Люси.
Люси крепко обнимает ее, наконец ощущая цельность и правильность - это терзало ее весь день, поэтому она допускала сегодня одну ошибку за другой. Ей было необходимо помириться с сестрой.
- Это ты меня прости.

что ж вы, локоны мои                                         
вьетесь до сырой земли                                         

[float=right]https://i.imgur.com/aB9k9vQ.gif[/float]Платье, выбранное Сью для младшей королевы, не вычурное, не мешающее двигаться, но совсем не простое. Сразу видна и элегантность покроя, и высокое качество ткани, но в глаза это не бросается. Люси чувствует себя в нем неожиданно взрослой, возможно, похожей на прекрасную даму, в отличие от той растрепанной девчонки из зеркального отражения накануне. Сьюзен и прическу Люси делает, укладывая ее косы вокруг головы, украшая изящным белым цветком лилии.

- Сью, с кем будешь танцевать? - спрашивает Люси.
- Кто знает, - уклончиво отвечает старшая королева. - А ты с кем? - и улыбается так, что Люси опускает глаза.
- Ну нет, - хмыкает Сьюзен. - Не смущайся. Выпрямись, подними голову, твое величество Люси Отважная. На охоте ты естественно себя ведешь, и здесь такой же будь. И не сомневайся, что каждому за счастье танцевать с тобой. Ты - королева Нарнии. Идем.

[nick]Lucy Pevensie[/nick][status]вона була дитиною світла[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/948018.png[/icon][sign]я хочу нравиться тебе
потому что лето
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/0a/79/709925.png
[/sign][lz]<lz1>люси певенси</lz1><lz2>the chronicles of narnia</lz2><lz> раненое сердце, острые стрелы, черные кони, ночи без сна; там, за холмами, солнце запело, обернешься назад — за <a href="https://crosshearts.ru/profile.php?id=83">тобою</a> весна.</lz>[/lz]

Отредактировано Sunny (2022-05-15 18:47:41)

+1

26

[nick]Эйн[/nick][status]Лучник, не захотевший убивать[/status][icon]https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcQxA2t9Ena3Yg9cMv1PYXseOHh3mFN__yySow&usqp=CAU[/icon][sign]Я никогда не любил убивать-но иначе не мог[/sign]
Необычный день, хвала Небу, завершился на мирной ноте - тройка монархов и Эйн доброжелательно распростились с Айтрой (Питер - с огромным сожалением, и лучник выбранил себя в мыслях ослом), зато в Кэр-Параваль все четверо вернулись, перебрасываясь шутками. В замке Эйна ждал сюрприз - ему подобрали ещё несколько комплектов одежды - не всё же, мол, мусолить одну и ту же -  а король Эдмунд лично распорядился, чтобы сэру Громовержцу   выдали знак отличия ордена Стола - серебряный, с драгоценными камнями(будь из золота, новый рыцарь застеснялся бы опять, а так прошло, да и второй по благородству металл чем-то пленял Эйна - наверное, тем, что поражал насмерть нечисть) и сам отыскал для гостя  кольчугу, шлем, щит, лук и колчан - шлем был медный, украшенный рубинами, рукоятка того меча, которым король посвятил лучника в рыцари, вызолочена - Эдмунд даже пошутил, что теперь Эйн истинный нарниец. С саблей  бывший слуга Каргара согласился обождать, пока не приедет тархистанский купец -  у Эйна с собой оставался мешочек золота, заботливо прихваченный из Страны-Без-Конца.  Жизнь потихоньку налаживалась, и пришелец тому радовался.
Следующим утром "истинного нарнийца" уже не будит Вакх - Эйн поднялся сам, выбрав нам сей раз одежды тоже зелёные, но малахитового оттенка. Товарищем бывшего лучника и новоиспечённого рыцаря Стола по трапезе оказался вновь фавн Тумнус,  и Эйн решил поспрашивать того, как себя ведут на Летнем Празднике, ведь воинству Каргара было не до священнодействий и  празднеств - если не считать отвратительные оргии после дележей добычи.
-О, это праздник света, огня и жизни, - хоть фавн и постарел, глаза у него молодо заблестели. - Вас ждёт украшение "дерева обещаний", возжигание костров, купания, хороводы, ночные пляски с дриадами,  -  Эйн, слушая советника, прыснул в чашу с вином из вчерашнего волшебного кувшинчика, припомнив, какой конфуз вышел с Верховным Королём и его весёлой подругой-дриадой Айтрой. - И если у Вас самого есть девушка,-лукаво прищурился Тумнус, -то с помощью языка ветвей дерева Вы можете признаться ей в нежных чувствах.-- а вот теперь мужчина уставился в свою тарелку,  чтобы фавн не разглядел румянца. Но на всякий случай Эйн осторожно поинтересовался, как это - с помощью веток дерева.
-А очень просто, сэр Эйн, - деликатный советник словно бы не замечал застенчивости собеседника, - ветка липы означает признание в любви, ветка розового куста восхваляет красоту избранницы; ветвь боярышника прославляет её чистоту; а ветвь бузины, напротив, указывает на её непостоянство. Если Ваши чувства встретят отклик - мать Вашей избранницы подарит Вам пирожное, отец - бутыль хорошего вина, а сама красавица - поцелуй
-Да, о танцах, - ни с того ни с сего вырвалось у мужчины, - а что означает : иногда надо сплясать маленький танец, чтоб не довелось прыгать в большом?
-Где Вы это слышали? - всполошившийся фавн ухватил Эйна за руку.
-Мне предсказал старик , такой толстый, на осле , из свиты Вакха.
-Значит, Силен, - нахмурился Тумнус. - Что ж, каким бы пьяным и чудаковатым он бы ни казался, на самом деле Силен умён и проницателен,а его пророчества сбываются с той же точностью, с какой камень падает наземь, а не вверх. Есть легенда. Был некогда царь Пенфей,  и приходился он Вакху племянником, но принимать его у себя не захотел.  Вакх ему сказал, мол, зря ты так, ведь я намерен в твоём царстве остаться надолго, так что я тебе,дядя , предлагаю - разучи в мою честь самый ничтожный танец, только и всего. Но если ты не захочешь сплясать маленький, тебе придётся танцевать большой -и вся ответственность ляжет на одного тебя.Царь в ответ велел вышвырнуть Вакха вон, но тот наслал вакхическое безумие на мать и тёток царя - те его разорвали, приняв за льва, а голову надели на шест и плясали с ней. Вот каков оказался этот "большой танец". В переносном смысле - надо выбрать меньшее зло, чтоб не довелось творить большее.
-Вот оно как, -  Эйн в гробовом молчании допил своё вино.
-Я Вам советую, сэр Эйн, пока забыть на время о заботах и тяготах, - теперь фавн осторожно коснулся руки собеседника.-Хотя бы на сегодня не думайте о печальных и    ужасных вещах. Там пойдут будни , а пока хотя бы нынче днём расслабьтесь. Поводите хоровод, искупайтесь в реке или море, попляшите вокруг костра.[u]Довольно с каждого дня его забот, не всё же сразу в один день взваливать на себя.Может, на следующий Вам и придётся совершить малое зло, чтобы предотвратить великое, а пока что— будем праздновать!-не успел Тумнус договорить,ак собеседник поднялся с места,как все влюблённые,сделавшись ужасаюше неуклюжим и опрокинув чашу-не в том смысле,что осушил её, а в том,что зацепил локтем, перевернув и разлив по кипенно-белой скатерти светло-жёлтое вино. Ну вот, хотел встать  половчее и поприветствовать обеих королев-особенно звезду своей  мечты-а получился очередной конфуз, хорош королевский рыцарь.

Отредактировано Robot-Android (Вчера 18:04:58)

+1


Вы здесь » Crossed Hearts » Основы основ » там журавлі летять // the golden sphere & the chronicles of narnia